Робот, подъем!

Мир изменился. Постепенно и незаметно в недрах американских военных ведомств созрела совершенно новая концепция «беспилотной войны», в которой люди будут участвовать сидя в уютных офисах. Этику, последствия и способы ведения такой войны мы и попытались понять.

Эта история началась в 1970-е годы, когда американские ученые и армейские специалисты сформировали рабочую группу для создания машин, способных действовать на поле боя без человека на борту. Кроме создания самих машин нужно было еще убедить ретроградное руководство Пентагона в том, что роботы на поле боя могут успешно функционировать. В течение нескольких десятилетий специалисты робототехники и военные встречались по два раза в год, чтобы обсудить технические проблемы и обменяться новостями. Изначально небольшая рабочая группа под названием «Международная ассоциация беспилотных систем» (Association for Unmanned Systems International) теперь разрослась и охватывает уже более 1500 компаний и организаций из 55 стран мира.

Роботы вокруг нас

Робот, подъем!

Появление роботов в современной войне вызвало такую же революцию в подходе к ведению боевых действий, как в свое время изобретение огнестрельного оружия или самолета. Когда армия США в 2003 году напала на Ирак, в войсках не было ни одного робота. Однако уже к концу 2004 года их было более 150, годом позже – более двух тысяч. Сегодня военные используют уже не менее 7 тысяч летательных аппаратов без человека на борту и свыше 12 тысяч наземных роботов. И это не считая нескольких тысяч систем, заказы на которые дополнительно размещены Пентагоном, но еще не выполнены поставщиками. До 2015 года треть всех армейских автомобилей составят машины, которым не будет нужен водитель. В частности, уже проходит испытания система Tardec, разработанная компанией Lockheed Martin в рамках программы автоматического сопровождения колонн CAST.

Машины выполняют миссии по обнаружению замаскированных снайперских засад, разминированию дорог, доставляют грузы и наносят бомбовые удары по укрытиям руководителей террористических организаций. Эти роботизированные системы не только дают большой боевой эффект, но и спасают жизни американских солдат.

Иные из них могут управляться удаленным оператором, удобно расположившимся в компьютерном кресле непосредственно на территории США. Война для такого солдата больше напоминает рабочий день клерка в офисе, приходящего на работу в определенный час и по часам уходящего домой к семье и детям. А сам процесс управления беспилотным аппаратом становится похож на игру в виртуальном компь­ютерном симуляторе. Это порождает новые политические и социальные проблемы, делая все более вероятным начало «большой вой­ны» по неосторожности.

О таком варианте развития событий фантасты предупреждали давно, когда даже и само слово «робот» еще не было придумано. В 1921 году чешский писатель Карел Чапек в своем фантастическом романе «R.U.R.» впервые употребил термин «робот», назвав так механических рабочих, которые по ходу сюжета восстали против своих операторов. Это изначально славянское слово было всего лишь производным от слова «работник», но с тех пор многие поколения писателей и кинорежиссеров придавали ему порой весьма зловещие значения – достаточно вспомнить фильмы «Терминатор» и «Матрица». Поэтому сегодня создатели автоматических систем избегают называть их роботами, предпочитая термины «дистанционно управляемый» или «беспилотный аппарат», дабы избежать неустанно подпитываемых Голливудом ассоциаций.

Как они выглядят

Робот, подъем!

Современные роботы в простейшем случае – это механизмы, снабженные датчиками для сбора информации об окружающем мире. Данные передаются в процессор бортового компь­ютера, возможно снабженный «интеллектом», тот анализирует их и дает команду исполнительным механизмам, которые выполняют физическое действие. Роботы вовсе не должны быть антропоморфными, это только киношники для большей зрелищности стараются изобразить их в человеческом обличье. На самом деле размер и форма подобных систем довольно редко вызывает в памяти светлый образ Терминатора. Например, перспективная транспортная платформа BigDog, созданная Boston Dynamics, похожа на металлическое четвероногое животное; разведчик и носитель оружия ChemBot, разработанный Чикагским университетом и компанией iRobot, вообще похож на каплю жидкости, способную изменять форму при перемещении.

Появление системы глобального позиционирования GPS и надежных устройств дистанционного управления сделали роботов пригодными к функционированию в районе боевых действий еще в прошлом десятилетии. Значительно большая по сравнению с солдатом-человеком способность наблюдать и точно определять цель даже в самых неблагоприятных условиях способствовала все большей их популярности. Однако то, что сегодня кажется научной фантастикой, на самом деле только начало совершенно новой эры. Когда сегодняшний PackBot разряжает самодельные фугасы на обочине дороги или разведчик Predator летит над Афганистаном, это не более чем современные эквиваленты автомобиля Ford-T или самолета братьев Райт. Только лишь первое поколение. Сегодня идея робота как простой беспилотной системы, идентичной любому другому механизму, но работающей без человека на борту, уже устарела.

Поскольку конструкция роботов не предполагает размещения внутри людей, их размер и форма могут быть какими угодно. Самые маленькие из них уже сегодня имеют размеры, исчисляемые миллиметрами, и весят граммы, как, например, разведывательное устройство компании AeroVironment, созданное для городского боя. В перспективе – создание нанороботов диаметром в миллионные доли миллиметра, которые, по мнению некоторых ученых, станут банальностью уже в ближайшие десятилетия. На войне такие механизмы могли бы действовать на клеточном уровне внутри человеческого организма, исцеляя раны или, наоборот, причиняя их. На противоположном конце шкалы стоят гигантские роботы вроде беспилотного разведчика High-Altitude Airship компании Lockheed Martin, способного без посадки парить более месяца на высоте 19 километров. Еще летом 2007 года в Ираке американцы испытали три вооруженные пулеметом самоходные установки с дистанционным управлением Swords компании Foster-Miller. А сегодня уже созданы и первые вооруженные роботы наподобие небольшой машинки Talon от компании QinetiQ North America, способной нести автоматический гранатомет или пулемет и выполнять функции часового или патрульного. Компании iRobot и Taser International заключили соглашение о совместной разработке специализированных роботов, вооруженных электрошоковым оружием. Предполагается, что на модифицированную версию военного робота iRobot PackBot Explorer будет установлен электрический пистолет Taser X26.

Разум

Робот, подъем!

Еще одно ключевое отличие систем ближайшего будущего от состоящих сегодня на вооружении армии США будет вызвано все более возрастающим компьютерным интеллектом и автономностью. Непрерывный рост вычислительных возможностей процессоров привел к тому, что уже сегодня автоматическая система способна держать в памяти портреты террористов и сообщать оператору, если в поле зрения прицела его винтовки появляется один из них. Испытанные в Ираке роботы могли распознавать силуэт человека с автоматом Калашникова на значительном расстоянии и по температуре оружия определять, стрелял ли он из него недавно. Иными словами, робот умеет значительно лучше, чем человек, оценивать окружающую обстановку и получать данные, необходимые для ведения боя. Решение о применении оружия пока принимает человек-оператор, однако его быстродействие намного ниже, чем у перспективных компьютерных систем. Поэтому рано или поздно встанет вопрос о передаче роботу права на принятие решения об уничтожении цели. Как тут не вспомнить рассказ американского фантаста Филиппа К. Дика «Вторая модель»: «На поверхности земли возникло нечто небольшое, отбрасывающее металлический отблеск в туск­лом полуденном свете. Шар из металла. Он быстро поднимался по склону к бежавшему солдату. Его когти были выпущены, два острых выдвинутых вперед лезвия бешено вращались в противоположные стороны. Солдат услышал их шум, мгновенно обернулся и выстрелил. Шар разлетелся на мелкие части. Но уже появился другой и последовал за первым. Солдат выстрелил снова. Третий шар, свистя и щелкая, вцепился в ногу противника. Солдат остановился и нагнулся. Четвертый шар прыгнул ему на плечо, и вращающиеся лезвия исчезли в горле неприятеля». В этом абзаце описана лишь первая сцена из апокалиптического сценария уничтожения человечества после ядерной войны боевыми роботами «Когти», которые выпускали и ремонтировали сами себя на подземных автоматических заводах.

Революция войны

Не надо думать, что новая революционная технология даст США преимущество над конкурентами на продолжительное время. Достаточно быстро адекватный ответ появится во многих развитых странах. Однако на способах ведения боевых действий новые технологии отразятся так же сильно, как в средние века отразилось появление арбалета, приведшее к исчезновению рыцарства как класса. Если до этого момента рыцарь имел безусловное боевое преимущество над простолюдином благодаря надежному доспеху и продолжительным тренировкам с холодным оружием, то арбалет, легко пробивавший доспех и не требовавший от стрелка специальных навыков, свел эти преимущества к нулю.

Робот, подъем!

Во-первых, удаление людей с поля боя, где гипотетически будут воевать между собой одни машины, может привести к изменению восприятия войны общественностью и принимающими ответственные решения политиками. Раз не будет цинковых гробов и траурных маршей, непосредственно для населения война станет несущественным фактором. Вот такой совсем свежий пример: армия США за время боевых действий в Афганистане выполнила более 130 воздушных ударов по территории Пакистана с помощью беспилотных летальных аппаратов MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper – это более чем втрое превышает количество бомбардировок Югославии, совершенных десятилетие назад. Но, в отличие от войны в Югославии, эти роботизированные удары по Пакистану не вызвали дебатов в Конгрессе США и демонстраций. Жители США вообще не восприняли это как боевые действия, поскольку, в отличие от Югославии, здесь не погибали американские пилоты.

Во-вторых, считается, что ракеты Predator’ов уничтожили до 40 лидеров «Аль-Каиды» и «Талибана». Однако число жертв среди гражданского населения достигло при этом тысячу человек! Кого в этом случае считать винов­ным? Полевых командиров на Среднем Востоке, которые определяли цели и, бывало, принимали мирное свадебное шествие за движение вооруженного отряда талибов? Операторов, которые сидели на военной базе в Лас-Вегасе, за 7 тысяч километров от поля боя, и нажимали кнопку «пуск»? Как быть, если неприятель проберется на территорию США и уничтожит оператора дрона, когда «виртуальный солдат» будет идти с работы или играть со своими детьми? Считать это актом терроризма или военными действиями? Видимо, предстоит переписать целые главы военного законодательства, необходимо сформулировать новую этику войны. И как всегда, законодательная база совершенно не успевает за стремительно меняющейся реальностью.

В-третьих, есть и другие проблемы. Уже не единожды бывало, что из-за ошибки программного обеспечения автоматизированное оружие начинало убивать своих же солдат. Был случай, когда без видимых причин Talon начал неправильно выполнять команды и самопроизвольно разворачивать пулемет в сторону своих, а затем машина и вовсе открыла огонь на поражение, стреляла до израсходования боезапаса, а потом попыталась скрыться, но была уничтожена. Причины происшествия гласности не предавались.

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов возможность взлома беспилотных роботов противником и перенаправления их против создателей. Ведь известно, что ни один шифрованный сигнал не может гарантировать полной безопасности.

В общем, совершенно ясно, что с появлением нового оружия мир изменится. Люди пять тысячелетий были монополистами на поле боя. Теперь этой монополии положит конец нами же созданный искусственный интеллект.

Комментарии

20

Поток событий

  • Смарт-шоппинг: как выжать всю возможную выгоду из предложений банков и магазинов
  • Планы на лето: «Концерты без крыши» от клуба RED
Новости партнеров
Загрузка...