«Ленинград» — это то, что придумал и придумываю я. Живу этим, как бы высокопарно это ни звучало. То, что он меняется и остается тем самым неожиданным «Ленинградом», считаю одним из главных своих успехов. Н*** [обманывать] зрителя, как я думаю, — это играть без огня в глазах, на о*** [отвали]. Формально. Костер на сцене должен жечь! И так будет несмотря ни на что.
Я никому ничего не обещал. По собственной прихоти делаю из средних певичек вполне себе звездочек. Придумываю образ, материал, продвигаю. Решаю, как подать, чтобы их полюбили. Ну не совсем их, образ, конечно. Усилиями нашего коллектива мы создаем героиню мифа из ничего. Это наша работа. И именно из-за того, что мы неплохо делаем свое дело, возникают претензии и недовольства. Зрители любят образ, сделанный нами, и очень не хотят конца. Но он неизбежен. Придуманные мной и сделанные коллективом героини мифа довольно быстро и наивно начитают сами верить в свою божественную природу. А с богинями мы не умеем. Мы тут горшки обжигаем.