Конец военной диктатуре: в Таиланде назначили дату выборов

Политический кризис, затянувшийся с 2011 года, получил возможную дату окончания.

Для русского туриста Таиланд — это белоснежные пляжи Пхипхи, оккупировавшие исконно русскую Паттайю китайцы и, если работа позволяет, зимовка на Ко-Самуй. А для мировых экономистов — одна из двух самых быстроразвивающихся (на пару с Вьетнамом) экономик мира — отчасти из-за наследия китайского чуда.

Еще это огромные заводы электроники и автомобилей и крупнейший в мире поставщик риса. Именно из-за него с 2014 года страной управляет военное правительство (которое даже местная пресса без стыда называет хунтой). Да-да, такая же, как на Кубе.

Военное правительство долго обещало вернуть демократический институт в королевство и наконец назначило дату выборов — 24 февраля 2019 года.

В Таиланде существует мощнейший непримиримый конфликт между интеллигенцией, засевшей в основном в Бангкоке, и крестьянами (весь остальной Таиланд). В 2011 году страной фактически управляла премьер-министр Йинглак Чиннават — младшая сестра беглого бывшего премьера Таксина Чиннавата, обвиненного в коррупции. Недовольство управлением Йинглак нарастало, но, так как в Таиланде действует прямая демократия, для сохранения своего поста проще понравиться большинству (читай: крестьянам), чем договариваться с умными интеллигентами. Здесь надо отметить, что в последние пару десятилетий Таиланд культурно колонизируется Японией, которая принесла туда свои социальные институты: медицину, образование, мессенджер Line, аниме и т.д. Поэтому средний бангкокец неплохо осведомлен и политизирован.

Правительство Йинглак Чиннават предпринимает безумный популистский шаг. Таиланд был крупнейшим поставщиком риса по всему миру, и премьер вводит систему залогового выкупа сельхозпродукции по ценам выше рыночных для дальнейшей реализации торговой палатой. Крестьянство тут же получает много денег и превозносит Йинглак, а рис отправляется гнить на склады.

На ситуацию моментально реагирует колхозный Вьетнам. Оказывается, что коллективное хозяйство плохо подходит для озимых зерновых, а для риса — даже лучше частного фермерства. Таиланд экономически оступается, Вьетнам забирает себе звание главного поставщика.

К 2013 году у правительства заканчиваются деньги для залоговых выплат, и в Бангкоке начинается политический кризис и беспорядки (похуже тех, что сейчас во Франции). Пик наступает 23 мая 2014 года, когда военные, направленные правительством утихомиривать разбушевавшийся народ, решают утихомирить правительство и захватывают власть. Йинглак арестовывают, через два дня отпускают, потом запрещают выезд, потом разрешают. В этот период она успевает убежать (предположительно в ОАЭ), а в Таиланде в 2017 суд наложил на нее ответственность за экономический кризис, заочно приговорив ее к 10 годам лишения свободы.

Страной начинает руководить генерал Прают Чан-Оча, который за свои методы и поведение тут же получает репутацию «прапора-солдафона». Он формирует полностью милитаризированное правительство из своих сослуживцев, для конспирации называет его «Национальный совет для мира и порядка» и с тех пор раз в полгода обещает провести демократические выборы.

Отсрочить выборы ему позволила смерть безумно любимого тайцами короля Пхумипона Адульядета, правившего королевством 70 лет — это дольше, чем британская королева Елизавета II сейчас. И, в отличие от своей британской коллеги, у тайского короля влияния было сильно больше. Прают отлично понимает, что, если собирать новое правительство и короновать нового короля в один год, страна развалится, поэтому выборы все откладываются и откладываются.

При этом к военному правительству, помимо того, что их никто не выбирал, у народа скопилось много претензий. Очевидно, что на министерские посты назначались не по заслугам, а по степени лояльности. А сам Прают начал мелькать наручными часами за сотни тысяч долларов (какое-то странное чувство дежавю), активисты даже собрали акцию и стали приносить к дому правительства пятидолларовые Casio.

Если выборы все же пройдут успешно и тайскому народу снова удастся передать власть собственным делегатам, то закончится один из самых странных политических кризисов последних десятилетий. Хотя, вероятно, ненадолго: с момента введения конституции в 1932 году страна пережила 20 (двадцать!) военных переворотов.

Комментарии

0
под именем