Художник рассказал, как инопланетянка лишила его девственности, — и теперь он пишет картины о пришельцах

Животрепещущая история о вселенском романе земного мужчины и внеземной женщины.

Художник рассказал, как инопланетянка лишила его девственности, — и теперь он пишет картины о пришельцах

Биография 74-летнего Дэвида Хаггинса воистину тянет на фильм кисти Лукаса или Спилберга: американец уверяет, что много лет состоял в романтической связи с инопланетянкой! И вот как оно все заверте...

Впервые с представителем внеземной цивилизации Дэвид встретился, когда ему было восемь. Тогда он с родителями, братом и сестрой жил на ферме в сельской местности в Джорджии. Пацан играл под деревом, когда вдруг услышал: «Дэвид, обернись». Повернулся на голос — и не пожалел: прямо на него шел маленький волосатый парень с огромными светящимися глазами. Зрелище, признаться, было пугающим, и ребенок, ясное дело, пустился наутек.

Художник рассказал, как инопланетянка лишила его девственности, — и теперь он пишет картины о пришельцах

На этом внеземная цивилизация не оставила Дэвида в покое. Кроме волосатого карлика он перевидал массу пришельцев самых разных форм и мастей: одни смахивали на насекомых, другие, маленькие и серые, казались ему похожими не рабочих… А еще были женщины: стройные, с телами земных женщин, узкими лицами и широко распахнутыми очами, снабженными сверлящим магнетическим взглядом. Одна из них изменила жизнь Хаггинса навсегда.

Художник рассказал, как инопланетянка лишила его девственности, — и теперь он пишет картины о пришельцах

Дэвид прозвал ее Полумесяц. Именно с ней он потерял девственность, когда ему исполнилось семнадцать. А было так. Шел он по лесу, никого не трогал, вдруг видит — она! Под деревом сидит. Полумесяц тоже заметила Дэвида и поднялась навстречу. Нагая, что твоя наяда.

«Я дико возбудился, даже штаны снял с трудом. Потом упал на землю и, значит, лежу… А она смотрит на меня. И тут я кончил. Было очень больно вообще-то. И очень круто. Потом я поглядел ей в глаза и ушел. Вот так я стал мужчиной», — вздыхает Дэвид.

Когда ему стукнуло девятнадцать, он переехал в Нью-Йорк, но их роман продолжился и там. «В ней было что-то очень красивое, совершенно прелестное. У нее было потрясающее тело. Единственное, чем она отличалась от земных женщин, — очень длинные ногти и очень большие глаза. И лицо, пожалуй, было слишком бледным. Наши с ней отношения я бы назвал очень теплыми, дружескими и немного странными. Но она правда была моей девушкой», — мечтательно вспоминает американец.

Дэвид настаивает: в результате его контактов с внеземной цивилизацией на свет появилось несколько десятков детей — наполовину землян, наполовину инопланетян. Однажды один из пришельцев завел его в некую комнату, полную младенцев: «Я смотрю на них и спрашиваю: чьи это дети? Он указывает на меня: твои, мол. Я был потрясен, не мог в это поверить, но они в самом деле были моими, и я должен был прикоснуться к каждому из них!»

Художник рассказал, как инопланетянка лишила его девственности, — и теперь он пишет картины о пришельцах

Дэвид вырос, женился на совершенно земной женщине, которая родила ему абсолютного земного сына по имени Майкл. Хаггинс занялся живописью, и со временем это стало его терапией.

Художник рассказал, как инопланетянка лишила его девственности, — и теперь он пишет картины о пришельцах

При помощи кистей, красок и холста он рассказывает миру то, что считает совершенно реальными воспоминаниями, причем весьма мучительными, которые ему трудно изложить словами. Картин про инопланетян уже больше ста.

Художник рассказал, как инопланетянка лишила его девственности, — и теперь он пишет картины о пришельцах

Сейчас мистер Хаггинс в разводе, тихо живет себе в Хобокене, штат Нью-Джерси, продолжает рисовать, изредка дает интервью СМИ, про него даже сняли документальный фильм. Дэвид уверен: сотни тысяч, если не миллионы людей по всей земле встречались с инопланетянами, особенно когда были детьми, причем многие видели их вот как мы тебя.

Комментарии

0