Роскомнадзор блокирует Telegram: хроника одних суток

Изучи это, и ты станешь разбираться в интернет-технологиях лучше исполнительной власти.

Роскомнадзор блокирует Telegram: хроника одних суток

Интернет — распределенная сеть. Она состоит из множества равноправных устройств, каждое из которых имеет свой уникальный адрес. В нашем контексте это означает, что нет одного центрального сервера, который можно было бы заблокировать, чтобы какой-то сервис просто так перестал работать. Это первый ключевой момент.

Адрес устройства в Интернете называется IP-адрес. Он состоит из четырех чисел от 0 до 255, записанных через точку. Например, компьютер автора этого текста сейчас имеет IP-адрес 123.16.13.229. Несложно посчитать, что количество возможных вариантов не превышает 4 млрд. Когда в 1973—1974 годах придумывали сетевой протокол, на основе которого потом развернулся Интернет (TCP/IP), такой объем казался избыточным. Но с экспоненциальным развитием Сети стало ясно, что такого количества надолго не хватит. Поэтому IP-адреса сейчас товар дефицитный, ценный и охраняемый. Это второй ключевой момент.

Интернет — сбывшаяся утопия глобалистов и либертарианцев. Целиком он не подчиняется ни одному правительству мира. На него можно наложить ограничения в рамках одного государства, физически разорвав кабель и установив в разрыв сервер, и попытаться контролировать все, что проходит сквозь него. Но с этим связано несколько проблем: во-первых, большая часть современного трафика зашифрована. Можно узнать, от кого он идет и кому, но просто прочитать сообщение какого-то мессенджера сейчас невозможно.

Во-вторых, большая часть трафика — это неразборная каша, состоящая из аудиопотоков, видеофайлов, торрентов, документов и т.д. Из этого следует, что единственная возможность читать чью-то переписку (для борьбы с терроризмом, допустим) — это договориться с владельцами сервиса, и никак иначе. И это третий важный момент.

В Интернете есть свои технологические гиганты, их четыре: Amazon Web Services, Microsoft Azure, Google Cloud и Alibaba Cloud. Отбросим последний: он подчиняется китайским законам. А первые три — главные хранители современного достояния человечества. Они никак не связаны со своими головными компаниями, представляют собой независимые бизнес-юниты и тщательно оберегаются правительствами здорового человека. Местонахождение их дата-центров стараются держать в секрете, серверные фермы и подходящие к ним кабели охраняют военные, питание обеспечено кучей резервных каналов. Выход из строя одной из таких площадок — колоссальный ущерб для экономики отдельно взятой страны и региона целиком.

Эти компании предоставляют сервисы бизнесу. Это может быть аренда хранилища или вычислительных мощностей. Эти же компании продают IP-адреса.

Вернемся в Россию, в апрель 2018 года. Таганский суд города Москвы за 15 минут заседания принимает решение заблокировать работу мессенджера Telegram на территории России. Исполнять это решение поручено специальному ведомству — Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (или просто — Роскомнадзор). В этой точке пространства и времени начинается действие.

Среди экспертов и сочувствующих все еще остается без ответа вопрос: зачем и почему именно сейчас решили заблокировать Telegram. Кроме него на территории России заблокирован только один крупный мессенджер — японский Line, самый популярный в Японии, Южной Корее и Таиланде. Скорее всего, ты про него даже не слышал.

Блокировку Telegram можно было бы отнести к демонстрации возможностей и намерений, но мессенджер настолько популярен, что журналисты используют его для связи с пресс-службами Правительства РФ.

Но суд постановил, и после не особо ожесточенного обмена колкостями Павла Дурова и ФСБ с РКН последний приступил к работе. Видимо, задание ведомство получило в ультимативной форме: Telegram не должен работать на территории РФ любой ценой.

Небольшое уточнение про РКН: осенью 2017 года трех сотрудников обвинили в мошенничестве (да, и такое возможно), но СМИ до сих пор не удалось выяснить суть дела. Одного из обвиняемых посадили под домашний арест. Двух других, включая бывшего пресс-секретаря РКН Вадима Ампелонского, суд обязал не покидать место жительства и запретил пользоваться Интернетом. (Это не мешает Ампелонскому сидеть в Telegram. Хотя, если Telegram заблокирован на территории РФ, то, получается, он Интернетом и не пользуется.)

Как они оказались в такой ситуации — одна из главных загадок околополитических анонимных Telegram-каналов и удивительно плодородная почва для бытовой конспирологии. Популярная версия: их за что-то демонстративно наказывают. Как знать, может, именно страх оказаться заблокированными в реальной жизни хорошо объясняет то усердие, с которым сотрудники РКН взялись блокировать Telegram.

Telegam — интернет-служба, каждый клиент должен подключиться к серверу, то есть к IP-адресу. К полудню понедельника мессенджер начал постепенно отключаться на устройствах пользователей (если только они не воспользовались VPN или SOCKS5 Proxy), но позже к вечеру подключение к серверам внезапно ожило.

У Telegram не просто большой опыт борьбы с блокировками. Павел Дуров, на данный момент, пожалуй, самый влиятельный либертарианец в мире. Видимо, поэтому протокол шифрования и архитектура мессенджера изначально задумывались не для увеселения пользователей, а как предельно защищенное от влияния правительств средство передачи информации.

Telegram успешно справляется с блокировками в Бахрейне, Индонезии, Иране и даже Китае. Дуров, конечно, лукавил, когда осенью 2017-го заявил, что не будет особенно сожалеть о блокировке Telegram в России, так как историческая родина для него — не такой большой рынок. В день постановления суда он опубликовал фотографию себя на коне в пустыне, картинно переквалифицировавшись из диссидента в партизана.

С большой долей уверенности можно предположить, что Telegram был заранее готов к блокировке, и технология подбора, необходимого для подключения сервера, не так проста, как у других мессенджеров. Вечером 16 апреля клиенты мессенджера начали автоматически подключаться к незаблокированным IP-адресам, принадлежащим Amazon Web Services и Google Cloud.

РКН в ответ решил стрелять даже не из пушки по воробьям, а водородной бомбой по муравью. Даже не совсем понимая, существует ли этот муравей. Сначала ведомство разослало по провайдерам требование заблокировать 650 тыс. (!!!) IP-адресов AWS, позже — еще 100 тыс., а потом — сразу 1 млн IP-адресов Google. Дело даже не в том, что они не имеют никакого отношения к Telegram: у компании не хватило бы средств для аренды такого количества адресов даже на месяц. В блокируемых диапазонах IP-адресов находятся десятки тысяч рабочих интернет-сервисов: почтовые серверы, веб-сайты, игровые серверы, вычислительные мощности, точки обмена трафиком и т.д.

Провайдеры подчинились. По сообщениям блогеров, первой пала система эквайринга пластиковых карт сети супермаркетов «Дикси». Вторыми — голосовые звонки Viber.

Глава РКН вечером понедельника подтвердил СМИ, что ведомство заблокировало 2 млн IP-адресов крупнейших интернет-платформ в целях борьбы с Telegram. «У нас в выгрузку поступила подсеть Amazon, на которую перешел Telegram. Дело в том, что третий пункт решения суда предписывает Роскомнадзору и иным юридическим лицам не создавать условия для технического доступа к заблокированному мессенджеру. Мы исполняем решение суда», — заявил в комментарии телеканалу «Дождь» Александр Жаров.

РКН явно дает понять, что на этом не остановится: он будет требовать от магазинов приложений удалить Telegram. На момент публикации они были все еще доступны в AppStore и Google Play. Кроме того, популярный веб-сайт APKMirror, публикующий дубликаты APK-файлов из Google Play, получили от РКН письмо с требованием сделать клиент Telegram недоступным для пользователей из России.

Впрочем, Telegram и тут готов к развитию событий: код у мессенджера открытый, каждый может создать собственный клиент (например, существует даже православная версия мессенджера). Жонглирование под носом у властей альтернативными клиентами отлично работает в Иране, где, несмотря на официальную блокировку, Telegram остается самой популярной платформой обмена сообщениями.

Что будет дальше? РКН, безусловно, не успокоится. У автора материала нет идей, как можно остановить Telegram, зато есть десяток идей, как Telegram будет уходить от возможных блокировок. Если разработчики построили «луковично-чесночную» структуру серверов-ретрансляторов (по такому же принципу, как у Tor или I2P), то Telegram становится практически неуязвимым. Только если в России не решат ввести систему «белых списков» — когда РКН диктует провайдерам не то, что запрещено, а то, что разрешено. Впрочем, и в этом случае остаются варианты, но это будет совсем другой историей.

На момент публикации материала клиенты Telegram на территории России успешно соединяются с сервером.

Комментарии

1

Поток событий

  • Смарт-шоппинг: как выжать всю возможную выгоду из предложений банков и магазинов
  • «ЭФФЕКС Трибулус» от «Эвалар»: стабильная эрекция — уверенность в себе!
  • Планы на лето: «Концерты без крыши» от клуба RED
Новости партнеров
Загрузка...
Июльский номер
Июльский номер

Мария Кравченко из Comedy Woman ждет тебя на обложке июльского MAXIM!