Минутка диванной аналитики. Про философов, адмиралов и самолетики

А у нас премьера рубрики. «Минутка диванной аналитики» называется. На повестке дня — герр Кант и товарищ вице-адмирал.

Минутка диванной аналитики. Про философов, адмиралов и самолетики

«Глава штаба Балтийского флота, вице-адмирал Игорь Мухаметшин призвал подчиненных проголосовать за маршала СССР Александра Василевского в выборах имени для аэропорта Калининграда». Иммануила Канта Мухаметшин назвал предателем, который «унижался и ползал на коленях, чтобы ему дали кафедру в университете». По мнению морского офицера, никто из его слушателей никогда не читал книги философа и читать никогда не будет».

Это замечательно. Аэропорты, философы и вице-адмиралы — прекрасная повестка дня в новостных лентах. Куда лучше, чем охота на украинские кораблики, запрет на въезд в Киев для всех, кто не девочки, или, скажем, трезвые оценки экономических перспектив грядущего года. Какое счастье, что у нас нет более серьезных проблем, чем как потратить много денег на новые таблички!

Что же касается старика Канта, которого еще сто лет назад мудро предлагали сослать на Соловки, то действительно — зачем его читать?

Особенно военным. Клаузевица пусть читают и военные мемуары Черчилля. И нет сомнений, что у вице-адмирала «История Малакандского полевого корпуса» лежит прямо на тумбочке в спальне, рядом с «Записками о галльской войне».

Тем более что Кант очень много всего написал, даже книги по физике и астрономии. И все это те, кому надо, давно прочитали, усвоили и разжевали для всего остального человечества. Так всегда происходит: умники пишут книгу, которую читают полоумники, полоумники потом прочитанное пересказывают для недоумников, а недоумники по итогам услышанного снимают «Машу и Медведя». И вот в таком хорошо переваренном виде всякие Канты и Хайдеггеры попадают на все столы в мире — носятся ошметками по головам миллионов и способствуют интеллектуальному прогрессу человечества.

Предсказать в XVIII веке эволюционные программы, регулирующие наше поведение, эволюционно обоснованный альтруизм у социальных видов, доказать, что разум наш рождается уже обремененным этическими императивами, — это было невероятно круто. Кант — красава.

Обливать его памятники розовой краской за то, что он немец, — очень глупо, хотя и смешно. Потому что сама эта готовность идти на риск ареста во имя невнятной идеи — как раз прекрасная иллюстрация к работам противного немца.

А что аэропорту в конечном счете решено присвоить имя царицы Елизаветы, дщери Петровой, — это очень правильно. Если римляне посвятили свой аэропорт Леонардо да Винчи за какие-то там невнятные наброски летательных аппаратов, то царица, как мы знаем, была первой женщиной-пилотом и спасала челюскинскую экспедицию на своем верном «юнкерсе».

ФОТО: GETTY IMAGES

Комментарии

0