Калифорнийский суд постановил, что сообщения в социальных сетях не защищены свободой слова

Есть мнение, что социальные сети как место публичного высказывания могли появиться только в условиях культуры свободы слова. То есть в США. Но американский суд постановил иначе.

Калифорнийский суд постановил, что сообщения в социальных сетях не защищены свободой слова

Перед тем как объяснить суть прецедента, стоит дать определение свободе слова. Обычно мы его трактуем как свободу самовыражения, то есть право сказать, написать и показать. Но это только половина концепции, и она существенна лишь для профессионалов слова: журналистов, активистов, политиков и т.п. Для остальных свобода слова означает право услышать, прочитать и увидеть.

Поэтому американцы, считающие, что свобода слова вредит психическому здоровью нации (теперь в США их называют радикальными левыми или даже альт-левыми, чтобы как-то маргинализировать на фоне демократической партии), практикуют не только атаку на одиозные с их точки зрения голоса, но и на право целых групп слушать и слышать их. Отсюда произрастает культура «безопасных пространств» (safe spaces), сложнейшего свода правил поведения в социальных сетях и прочие заградительные меры.

В 2017 году Верховный суд США в деле «Пакингэм против Северной Каролины» (Packingham v. North Carolina) постановил, что доступ к социальным сетям является конституционным правом любого гражданина. Но недавнее решение калифорнийского суда показывает, что не так все просто.

Новое дело называется «AA против народа США» (AA v. The People). АА — 16-летний подросток, который подрался с кем-то на баскетбольной площадке и нанес травмы, которые, согласно материалам дела, потребовали проведения двух пластических операций жертве нападения. О подробностях дела рассказывает издание Quartz.

АА признали виновным и приговорили к испытательному сроку. Перед последним заседанием АА опубликовал фотографию повестки в своем Instagram, подписав «Встречайте новый сериал на Netflix. Я шестнадцатилетний преступник». Ювенальный судья потребовал от подсудимого не распространяться о суде в социальных сетях.

АА не повиновался. Перед следующим слушанием он выложил видео себя, танцующего перед зданием суда. Судья уточнил, зачем подросток это сделал, на что АА ответил: «Народ знал, что я в суде, и я снял видео для множества своих друзей в Instagram, потому что они беспокоятся обо мне». Суд снова приказал молодому человеку воздержаться от распространения информации в соцсетях, иначе этот факт будет использован против него.

Одним из условий испытательного срока было требование удалить все посты о суде из социальных сетей, а также избегать высказываний по этому поводу в дальнейшем. Защита АА не высказала протеста на заседании, но подала апелляцию о том, что такой запрет нарушает права на свободу слова АА. Например, если АА запрещено пользоваться социальными сетями, то он не сможет публично высказать сожаления и осудить собственные действия.

Апелляцию отклонили, сфокусировавшись на том, что ювенальная юстиция направлена на «реформацию и реабилитацию поведения молодых людей» (цитата из судебного заключения). Иными словами, ювенальные органы могут обращаться с молодыми как законные опекуны. Вроде как на громко орущего, безобразно ведущего себя ребенка, отправленного в наказание в свою комнату, свобода слова не распространяется.

Иными словами, решение апелляционной инстанции создает прецедент, при котором свобода самовыражения не абсолютна, тоже может быть обложена условностями, правилами и ограничениями. Будет ли АА доводить дело до Верховного суда, пока не ясно. Текущий условный приговор можно назвать очень выгодным для АА.

Комментарии

0