Рутгер Хауэр: «Русские, канадцы, австралийцы и шотландцы — последние народы диких зон»

Бывший матрос, призер Голландии по мотокроссу 1972 года и главный кинозлодей побывал в Москве на фестивале Comic Con Russia и рассказал MAXIM о продолжении «Вия» (Гоголю ни слова!), поделился мыслями о жизни в 3D, а также вспомнил свое репликантское прошлое.

Рутгер Хауэр: «Русские, канадцы, австралийцы и шотландцы — последние народы диких зон»
Фестиваль Comic Con Russia сконцентрирован вокруг поп-культуры во всех ее проявлениях. Ты сам часть этой культуры?

Вполне вероятно. Не могу сказать, что я ее неотъемлемая часть, но связь имеется. Фильмы «Бродяга с ружьем», «Город грехов», еще игра, работу над которой я только что закончил (Observer. — Прим. ред.), — все это мой образ в глазах молодой аудитории.

Новый фильм, в котором ты снялся, «Тайна Печати дракона: путешествие в Китай» («Вий-2»), — это, по сути, последовательность компьютерных коллажей. Не скучаешь по годам, когда актеры снимались в реальном мире, ходили по траве, слушали трели птиц?

И да, и нет. Мы бесповоротно входим в эпоху тотального 3D. В этой новой реальности много возможностей, можно придумывать и делать безумные штуки. Лично я не в восторге от 3D хотя бы потому, что ненавижу смотреть кино в очках. Но это большой, очень большой новый мир, где реальность в целом трактуется как фэнтези.

Еще про один сиквел. Что ты скажешь по поводу нового «Бегущего по лезвию»?

Главное то, что я не понимаю саму затею съемки продолжения в случае с «Бегущим по лезвию». С историей «Вия» — понимаю. Ну снимите новый фильм и назовите его «Киска-666» — кому какое дело! Зачем топтаться на моем фильме, только чтобы снять ваш? Это хороший фильм, но в моем сознании просто нет места для «Бегущего-2». Кто бы что ни говорил, это две разные породы кино. Наш — это культовый фильм, его аудитория существует уже 35 лет. А новый продукт — блокбастер, который ломится в вашу жизнь сквозь все щели.

В этом году оригинальному фильму исполняется 35 лет. С дистанции времени как бы ты охарактеризовал его главную мысль? О чем он?

Главная шутка сюжета, как я его вижу, состоит в том, что один репликант спрашивает другого: «Ты кто, черт возьми, такой?» Фильм конечно же про извечный вопрос, что такое человек. И мне всегда очень нравилось, что ответ здесь дан очень уклончиво. И не суть важно, человек ли герой Харрисона Форда, или разновидность репликанта, о чем многие спорят. Важно, что главный герой просто не тянет на то, чтобы быть ответом на вопрос, что же такое человек. В то же самое время роботы ставят вопрос перед своим создателем: «А кто такой, мать твою, ты, что наделил нас всего четырьмя годами жизни?» Это уже разговор с божеством, с творцом. И на этот вопрос тоже нет ответа.

Ты неоднократно играл не в самых удачных картинах. Что тобой движет? Пытаешься ты вдохнуть жизнь в ходульного персонажа или оставляешь его на совести сценариста?

В конечном итоге всё без исключения кино — это дело рук режиссера, и от актера ждут реализации его задумок. Даже если мне что-то не нравится в работе режиссера, я ничего не могу изменить. Остается только стараться на своем поле. Главное — не оказываться на таких площадках слишком часто. Да, я побывал на них несколько раз. Но на большинстве съемочных сетов в моей карьере было, как минимум, весело, и тогда публика подхватывает это настроение.

Кстати, об атмосфере на съемочной площадке. Это правда, что во время съемки «Попутчика» в 1986 году исполнитель главной роли Томас Хау­элл был так напуган твоей игрой, что побаивался тебя и за сценой?

Ну, так он мне сказал двадцать пять лет спустя. Раньше боялся, наверное.

В золотоглобусном для тебя фильме 1987 года «Побег из Собибора» ты играешь русского солдата Печерского. Ты часто бываешь в России, играешь в русских фильмах, ты даже член попечительского совета Высшей школы режиссеров и сценаристов в Санкт-Петербурге. Чувствуешь какую-то связь с Россией?

Я чувствую связь с Россией, хотя и не могу точно сказать почему. Может быть, это прозвучит резко, но я вижу русских, канадцев, австралийцев и, пожалуй, шотландцев как последние народы диких зон. Вас объединяет огромный масштаб, но не только. Я люблю Россию, здесь киноиндустрия отчаянно борется за существование. Мне очень нравится работать с русскими. Взять хотя бы переговоры. Вся деловая часть беседы обычно укладывается в одно рукопожатие, и мы беремся за работу. Это очень круто.

Комментарии

0

Поток событий

  • Смарт-шоппинг: как выжать всю возможную выгоду из предложений банков и магазинов
  • Планы на лето: «Концерты без крыши» от клуба RED
«агрузка...