Киану Ривз: «Я люблю быть один, но стараюсь не быть одиноким, потому что последнее просто невыносимо»

В следующем году «избранному» стукнет пятьдесят, а он, как ни в чем не бывало, продолжает громить киношных врагов. Укрываясь от ударов, мы расспросили его про новый фильм «47 ронинов», кунг-фу и перманентное одиночество.

Это первая голливудская адаптация древней японской легенды про 47 ронинов. Чем она отличается от оригинальных? Ты вообще смотрел хоть одну?
Ага, я видел японский фильм «Тюсингура», а еще читал книгу – не помню имя автора, – которая подробно рассказывает легенду о 47 ронинах. Оригинальная история очень запутанная, а мы в фильме затронули только ту часть, где главный советник Оиси мстит за бесчестье своего господина. Конечно, мы добавили в картину фантастики, ну и моего персонажа – аутсайдера-полукровку, которого в легенде не было. Переработали историю с позиции моего героя, стороннего наблюдателя. Когда ронины стали изгнанниками, именно мой герой Кай помогает им отомстить за род и вернуть справедливость в их родной Ако. И, само собой, есть трагическая история любви, куда ж без нее. Мне там нравится одна принцесса, но мы не можем быть вместе. В общем, мой персонаж, фантастика, здоровенные монстры и страшная ведьма – вот основные отличия. Ну и 3D, конечно. Там крутое 3D.

Ты во многих фильмах врагов мечешь направо и налево. Давно дружишь с боевыми искусствами?
Я еще мальчишкой подсел на единоборства. Когда мне было девять-десять лет, я ходил на айкидо. В одиннадцать сходил с ума по кунг-фу-фильмам. Ну а потом я посмотрел «Пять пальцев смерти», и внутри все перевернулось. Сразу захотелось повторить все, что там делают: так же драться, так же высоко прыгать, пинаться и делать прочие сумасшедшие вещи.

Что круче – китайское кунг-фу или японское карате?
О, больной вопрос! Раньше я бы не знал, что ответить, но сейчас скажу так: конечно кунг-фу! Хотя бы потому, что про кунг-фу больше фильмов. Карате крутое, но его совсем не показывают в кино. Зато есть много фильмов про самураев. Традиции самурайских фильмов с успехом покрывают слабые позиции карате.

Хит-лист героя

 

Книга: «Дорога перемен»

Фобия: темнота

Фильм: «Бегущий по лезвию»

 

Ты в своем фильме «Мастер тай-цзи» играешь плохого парня. Не думал сменить амплуа и начать играть негодяев?
(Смеется.) Не-а... Знаешь, выступать в роли злодеев забавно, они искренне преданы своему злодейскому делу. Но, с другой стороны, это слишком просто: они хотят всего и сразу. Это не идет на пользу твоему актерскому мастерству. Я не хочу загонять себя в рамки, хочу все попробовать.

Твой герой в «47 ронинах» – одинокий странник без страха, упрека и ПМЖ. Прямо как ты сам. Ты идеологический одиночка, как Клуни, или просто так вышло?
Я одиночка, который любит людей. (Смеется.) Наверное, это у меня в крови, в генетике. Я люблю быть один, но при этом стараюсь не быть одиноким, потому что последнее просто невыносимо.

С момента выхода первой «Матрицы» прошло уже почти пятнадцать лет. С высоты прожитого что ты можешь сказать о роли фильма в твоей жизни?
Когда я в первый раз прочитал сценарий, то понял, что Вачовски создали нечто уникальное – историю, которая соединила что-то фундаментальное в человеческой сущности и в сущности окружающего нас мира. И та роль, которую сыграл мой персонаж в трилогии, – для меня одно из самых глубоких посланий, частью которых я был и когда-либо стану в своей жизни. После «Матрицы» ко мне на улице подходили абсолютно разные люди, которые делились своими впечатлениями, говорили, что трилогия помогла им задать самим себе правильные вопросы и оценить свою жизнь с позитивной точки зрения. Мне кажется, что нельзя ждать более крутого подарка от произведения искусства.

У тебя, помнится, была своя гранж-группа – Dogstar. Нам есть смысл ждать камбэка?
Не-е-ет, мы распались так давно, что я уже и не вспоминаю про группу.

И все же, если бы камбэк случился, кого бы из рок-звезд позвал с собой на сцену?
(Смеется.) Ну, их так много! Так, так, так... Ладно, рок-н-ролл так рок-н-ролл: я бы взял играть с нами Дэвида Боуи. У него есть потрясные вещи.

Тебе скоро пятьдесят. Что ты знаешь о жизни теперь, чего не знал в двадцать пять? Что бы ты посоветовал молодому Киану?
Я осознал, что с возрастом меняется восприятие окружающего мира. Нужно понимать, что ты по-прежнему будешь получать и хороший, и плохой опыт. Главное – продолжать получать его. Я бы посоветовал тому парню... думать над тем, что ты делаешь и что чувствуешь. Наверняка быть чуть осторожнее, но при этом не бояться добиваться своих целей. Вот, точно, я бы его как следует воодушевил!

Комментарии

0
под именем