Алкогений: Питер О’Тул

«Считаю ли я себя богом? Когда я молился, мне часто казалось, что я разговариваю сам с собой».


Алкогений: Питер О’Тул

Питер О’Тул, ирландский бунтарь с шальными глазами и лицом пьяного ангела, всегда предпочитал играть аристократов, королей и разведчиков. О’Тулу удалось не без приключений совместить бурную молодость со спокойной старостью. Правда, заплатить за пороки пришлось собственной поджелудочной и половиной желудка.

Также он известен тем, что стал единственным актером, который восемь раз номинировался на «Оскара» за различные роли, а получил только статуэтку за вклад в кинематограф. Его эпическое пьянство настолько широко известно, что в словаре сленга (Urban Dictionary) в его честь даже появилось новое слово — o’tooled, имеющее два значения: «наотулиться» и «полный отул».

Питер Шеймас О’Тул родился в августе 1932 года в Ирландии. Его отец, букмекер и пьяница, часто ночевал в полицейском участке, водил сына по пабам, а однажды преподал ему урок — велел прыгнуть с каминной полки: «Я поймаю тебя, доверься мне!» Питер прыгнул, отец убрал руки, и сын хрястнулся о каменный пол. Урок, утверждал отец, состоял в следующем: «Нечего доверять всяким уродам».

В 14 лет О’Тул бросил школу и устроился мальчиком на побегушках в газету, потом отслужил два года на Королевском флоте. Вернувшись на берег, решил стать актером. Мировая слава пришла к нему после «Лоуренса Аравийского», а слава веселого гуляки едва не затмила актерскую. «Пошел за пивом в Париже, а очнулся на Корсике», — говорили про него.

Пос­ле спектак­ля Питер восседал на сцене на троне с двумя вед­рами — с пивом и ликером — и по очереди зачерпывал из них половником. Не сдав на права, купил ирландские за 30 шиллингов и лихачил в пьяном виде. Дублер О’Тула каждый вечер с замиранием сердца ждал, вернется ли тот из паба к началу спектакля.

На вопросы журналистов О’Тул отвечал: «Есть ли у меня проблемы с выпивкой? О нет! Выпивать вообще очень легко!» Однако, чуть не умерев от панкреатита в сорок с небольшим, О’Тул навсегда завязал с выпивкой. И правда, лучше новая роль, чем новый желудок.

Гений против употребления

1952—1959 Учится в Академии театрального искусства. Играет в театре «Олд Вик». Женится на актрисе Шон Филлипс. Назван лучшим театральным актером. Выпивает с отцом, наутро их находят спящими на полу среди бутылок.

1960—1961 Работает в Королевском шекспировском театре. Начинает сниматься в кино. Знакомится с актером и пьяницей Питером Финчем, с которым они отныне «наоту­ливаются» вместе.

1962—1963 С фильмом «Лоуренс Аравийский» к Питеру приходит мировая слава. Во время съемок О’Тул беспробудно пьет и бузит. «Его запросто могли убить, застрелить или зарезать. И я даже жалею, что не убили», — говорил парт­нер по съемкам Алек Гиннесс.

1964—1973 Фильм «Как украсть миллион». О’Тулу удалось напоить Одри Хепберн на съемочной площадке — в первый и последний раз за ее карьеру. На съемках фильма «Лев зимой» О’Тул прищемил руку, кончик пальца отвалился. Питер окунул его в бренди, приложил и замотал. Три недели спустя палец сросся криво. «Неправильно я его приставил. Наверное, виноват бренди», — сетовал Питер.

1974—1978 Здоровье подорвано алкоголем: О’Тулу удаляют часть желудка. Уходит из кино. И из пьянства.

1979—2002 Возвращается и снимается в «Калигуле» и «Последнем императоре».

2003—2013 Получает первого «Оскара» за вклад в кинематограф и с чистой совестью уходит от нас.

Алкогений: Питер О’Тул

Собутыльники

Питер Бертон
Многолетний друг и собутыльник О’Тула. По молодости любил мочиться прямо на сцене, в сценический костюм. Прославился тем, что до 45 лет у него ни разу не было похмелья, хотя пил постоянно. Лиз Тейлор как-то выгнала Бертона за то, что он «плохо влияет на О’Тула».

Ричард Харрис
В юности иг­рали в одном спектакле и посещали бар напротив театра до, после и во время представления. Однажды после выхода О’Тула дама в первом ряду крикнула: «Да он в стельку!» Питер ответил: «Погодите, сейчас выйдет второй!»

Майкл Кейн
Однажды О’Тул и Майкл Кейн пошли в ресторан. Очнулись спустя два дня, причем выяснилось, что их выгнали из ресторана с позором. Кейн спросил: «Да что ж я делал?!» О’Тул ответил: «Никогда не задавай этот вопрос. Лучше не знать».

Комментарии

0