По данным ЦБ, почти треть россиян имеет кредит. И так как неприятное слово «дефолт» звучит в последнее время от каждого утюга и диванного эксперта, мы решили спросить у настоящего эксперта — экономиста Александра Трахтенберга, что будет с кредитами, если случится дефолт.

Что будет с кредитами, если случится дефолт

Разберемся для начала, что такое дефолт. «Дефолт — неоплата процентов или основного долга по условиям договора о выпуске облигационного займа», пишет Википедия. Переводя на человеческий язык, дефолт — это невыплата страной внешнего долга.

Вот что говорит о возможном развитии событий наш эксперт.

«Внешний государственный долг России как заемщика очень маленький — в разы меньше, чем заблокированные резервы Центробанка. Россия делает эти платежи в пользу иностранных держателей. Если это прекратить, то пострадают в первую очередь держатели бумаг за границей. Есть вероятность, что выплата Россией этих обязательств и дальше будет продолжаться в пользу иностранных держателей государственных валютных обязательств РФ. Страны, которые заблокировали резервы ЦБ, просто вынуждены на это пойти!» — обнадеживает Александр.

Итак, дефолта не будет. Но раз несбыточные прогнозы взяли моду сбываться, рассмотрим сценарий, что дефолт все-таки случился.

«Никакой прямой связи дефолта с рублевыми кредитами, взятыми физлицами в российских банках, нет», — утверждает Александр. То есть для людей с рублевыми кредитами ничего не изменится. Им придется и дальше ходить на работу в офис и закрывать свои ежемесячные платежи. Скукота!

То ли дело, если гражданин взял кредит в российском банке не в рублях, а, например, в швейцарских франках, английских фунтах или китайских юанях. Вот тут риски огромны. Потому что какой будет курс, когда дефолт случится, никто не знает. С другой стороны, государство может сжалиться над такими заемщиками и снизить курс для погашения валютных кредитов. В рыночных реалиях звучит фантастически, но такое бывает.

Кстати, если дефолт государства — это из области эфемерного, то дефолт юрлиц-заемщиков вполне реален. Это значит, что крупные частные компании с внешним валютным долгом рискуют ̶п̶р̶е̶в̶р̶а̶т̶и̶т̶ь̶с̶я̶ ̶в̶ ̶т̶ы̶к̶в̶у̶ стать банкротами.