Предшественники «Ауруса»: как в России сочиняли лимузин для правительства

Первый лимузин в истории современной России не мог появиться из ниоткуда...

Вряд ли какой-то другой автомобильной марке доводилось быть представленной публике столь масштабно: первый автомобиль российского бренда Aurus дебютировал при участии настоящего президента! Семитонный бронированный лимузин, известный сейчас как Aurus Senat L700, был рассекречен в ходе очередной инаугурации Владимира Путина 7 мая 2018 года, что вполне логично: в первую очередь для президента он и создавался. Но первый лимузин в истории современной России не мог появиться из ниоткуда.

Лидеры Советского Союза знали толк в автомобильной роскоши и в первые годы существования СССР не стеснялись пользоваться продукцией именитых зарубежных компаний. Принято считать, что на лимузины собственной разработки высокопоставленные советские чиновники пересели только в конце 30-х годов прошлого века, когда на заводе имени Сталина был разработан ЗИС-101.

Последним же советским лимузином стал ЗИЛ-4104 — поистине монументальный памятник автопрому СССР.

Похожий на самоходный мавзолей, он производил настолько глубокое впечатление, что некоторые авторитетные зарубежные издания всерьез включали ЗИЛ-4104 в списки величайших лимузинов всех времен. Правда, этот монумент ушел в историю вместе со страной, его породившей, а руководство государства российского уютно устроилось в немецких креслах: правительственный автопарк возглавил Mercedes-Benz S600 Pullman Guard.

Тем не менее внешность созданного ЗИЛом левиафана так основательно впечаталась в генетический код, что возрождение традиций русского лимузиностроительства, по сути, с него и началось. Около десяти лет назад промышленный дизайнер Святослав Саакян опубликовал собственный проект под названием LimuZil, при помощи которого попытался переосмыслить внешность того самого ЗИЛа на новый лад, и мгновенно породил огромное количество слухов о том, что на заводе якобы в обстановке тотальной секретности разрабатывают свеженький «автомобиль №1».

Слухи оказались слухами лишь наполовину: реализация нового национального проекта по строительству нового российского лимузина действительно стартовала, но, во-первых, только через пару лет, и, во-вторых, ЗИЛ оказался лишь одним из интересантов. В начале десятилетия на право быть автором машины для президента претендовали многие, включая печально известную компанию Marussia Motors. Именно она в содружестве с институтом НАМИ и ресурсом Cardesign однажды объявила «народный» творческий конкурс по созданию дизайн-проекта целого семейства представительских автомобилей: о том, что к лимузину должны будут присоединиться машины сопровождения, минивэн и внедорожник, было известно уже в начале нынешнего десятилетия.

Поговаривают, что в конкурсе участвовало около 120 работ. Встречались среди них, конечно, и настоящие кадавры, но победу присудили весьма проработанному проекту интернациональной команды — двух выпускников Туринского института дизайна: Ярослава Яковлева из России и Бернда Вееля из Нидерландов. Отчего-то в то время считалось, что первое место практически гарантирует запуск проекта в работу, однако не сложилось.

«ЗИЛ President», созданный Ярославом и Берндом, так и остался компьютерной моделью. За основу проекта «Кортеж» была взята разработка художника Алексея Чвокина (после чего лимузин стал подозрительно похож на выходца из какого-нибудь Гудвуда), а Marussia Motors покинула не только список участников проекта, но и российскую автомобильную сцену.

К слову, помимо ЗИЛа и «Маруси» свой проект однажды обнародовала и группа »ГАЗ«, которая всерьез предлагала строить отечественный лимузин на хорошо знакомой мерседесовской «тележке». Эту идею, понятное дело, завернули почти сразу за недостаточным уровнем патриотизма. А какими именами только не предлагали назвать новый лимузин! Правда, по накалу высокопробного креатива нынешнее слово Aurus далеко обошло все тогдашние предложения, начиная с возрождения бренда «Руссо-Балт» и заканчивая созданием новой марки «Орел» с российским гербом в роли логотипа.

Идея так называемой «единой модульной платформы» как базы для целой модельной линейки появилась примерно в те же годы, как и весьма смелая мысль о возможности открытой продажи «президентских» автомобилей. В ряде стран (например, в США) автомобили для главы государства строятся по методу «индпошива», в некоторых других используются вполне серийные модели уважаемых производителей. Но разрабатывать машину специально для президента, держа в уме ее последующий вывод на свободный рынок, — это довольно неожиданно даже для постсоветской России. Тем более что, по некоторым оценкам, коммерческого смысла в этом ходе нет: учитывая миллиардные инвестиции в проект »Кортеж», вероятность того, что он когда-нибудь окупится, уверенно стремится к нулю. Хотя семейство должно стать поистине всеобъемлющим, перекрывая все возможные запросы рынка: в него войдут несколько седанов, минивэн, внедорожник и даже мотоцикл, а последней новинкой от Aurus стал парадный кабриолет .

Возможно, в руководстве Aurus рассчитывают на зарубежного клиента: седан и лимузин с переменным успехом уже показали и на Ближнем Востоке, и в Западной Европе. В России же обзавестись автомобилем «как у Путина» можно будет не раньше, чем через пару лет, когда (и если) начнется относительно массовое производство «Сенатов» и «Комендантов». При этом до сих пор неизвестно, в какую сумму обойдется Aurus Senat рядовому россиянину.

Между тем идея лимузина для главы государства, невзирая на все события в рамках проекта «Кортеж», до сих пор вдохновляет сумрачный гений российского дизайн-сообщества.

Взгляните хотя бы на роскошный ГАЗ-12 ЗИМ по имени Hyperliner, созданный художником Сергеем Бариновым: по степени самобытности он оставляет нынешние «Аурусы» далеко позади, хотя, конечно, никогда не покинет виртуального пространства.

Комментарии

0
под именем