Renault Duster: до Сахары подбросишь?

Разъезжаем по Марокко с московскими номерами.

Марокко? Возможно, это лучшая страна для знакомства с Африкой — цивилизованная, красивая, в меру удаленная от испепеляющего экватора. Сюда легко добраться на самолете, а виза не нужна. Те, кто с детства мечтал увидеть Сахару, в Марокко могут сделать это организованно и безопасно. За этим здесь и мы, с одной поправкой: в Касабланке нас ждут прибывшие своим ходом из России «Дастеры». Спасибо, не надо нам трансферов, такси, верблюдов и багги. Мы сами!

В Марокко мы прибыли со своим самоваром: в стране есть завод группы Renault, где собирают «Дастеры» под маркой Dacia (у них проще салоны и скромнее оснащение), а «каблучки» Dokker даже отправляют в Россию. Ну а наши «Дастеры» — российской сборки, с эмблемами Renault. Все машины дизельные (1,5 л, 109 л.с.), с полным приводом и 6-ступенчатой «механикой». Хочешь автомат или передний привод — выбирай бензин, а дизель доступен только в таком сочетании. Цена «Дастера» на солярке начинается от 986 990 рублей.

Взвод кроссоверов приехал в Касабланку своим ходом: на колесах через всю Европу, а потом на пароме в Танжер. Нам было значительно легче — спасибо прямому рейсу Royal Air Maroc из Москвы. В Касабланке мы не задержались и немедленно выдвинулись в Марракеш. Это была самая спокойная часть пути за всю экспедицию: отличное многорядное шоссе с ровным асфальтом, без камер и почти без полиции. Дизельный Duster позволяет с комфортом держать скорость 120 км/ч на шестой передаче — быстрее становится шумновато. Возмущаются внедорожные покрышки BFGoodrich All Terrain T/A (они проявят себя позже), ветер свистит в стойках. В остальном — как на обычном легковом автомобиле.

Программа следующего дня интереснее: пересечь Атласские горы! Асфальт с километрами скудеет и со временем иссякнет вовсе. Это не потому, что в Марокко плохо с дорогами, просто мы выбираем более героические маршруты. На каменистых перевалах Duster в своей стихии: прет как бульдозер, легко протискивается по узкой колее, решительно сопротивляется посредством кондиционера африканской жаре. Ни один камень не может дотянуться до бамперов и порогов, а шины BFGoodrich наконец-то воспряли. Их боковой протектор помогает на каменистой почве и защищает покрышки от боковых порезов. Общие потери по итогам дня: ноль пробитых колес. Отлично!

Констатируем, что переправа через горы была не слишком экстремальной, а больше всего нервов за день нам потрепали первые полчаса пути — выезд из Марракеша. Движение здесь хаотическое, как танец пыли в луче света. Быстрее всех мечутся скутеры: в каждый момент они везде — спереди, сзади, справа, слева — и все время отчаянно маневрируют. Водители автомобилей, похоже, просто не обращают на них внимания. На многих улицах нет тротуаров, и в винегрет дорожного движения невольно вмешиваются пешеходы: идти им больше негде.

Ночь встречаем посреди пустыни. Для нас подготовлен настоящий лагерь с коврами, шатрами и даже мягкими кроватями. Вода привозная, электричество — от генератора. После нашего отъезда лагерь разберут, и в пустыне не останется и следа пребывания людей.

Этот уголок Сахары на границе с Алжиром — самая настоящая пустыня. Такая, как в кино. Как в приключенческих телепередачах. Как в книгах из детства. С оазисами, верблюдами и дюнами до горизонта.

Рельеф здесь не так уж и однообразен. По каменистому дну высохших озер можно легко держать 50—60 км/ч. Вначале мы ехали колонной, но быстро поняли свою ошибку. В пыли ничего не видно, поэтому лучше идти параллельным курсом. Конечно, группировки вроде нашей в этих краях редкость, но и на одной машине в пустыню соваться не стоит.

И вот наконец дюны! Чистейший желтый песок, настоящие горы песка. Ездить по барханам — не такая уж необходимость. Скорее, экстремальное развлечение. И тут придется собрать волю в кулак — другой внедорожный опыт в песках практически бесполезен, а инстинктивные действия не всегда правильные.

В песке очень легко закопаться, а вот выехать потом — целое дело. Можно застрять на подъеме, на вершине бархана, на ровном месте и даже на спуске. Если не осилил подъем, стартовать дальше наверх даже не пытайся. Если машина еще не закопалась, нужно съехать вниз, набирая скорость, и так же, задним ходом, заехать на соседний бархан, насколько получится высоко. Трогаться вниз с горы уже будет легче.

Как ты понял, главная ошибка в песке — потеря скорости. Газ нужно держать даже перед самой вершиной, глядя в небо. На перегибе страшно — можно отпустить газ (не секундой раньше нужного момента!), но тормозить нельзя. И не важно, что в следующую секунду откроется твоим напуганным глазам. Сползти по песку вниз даже с большого уклона не так уж и опасно. Но если тронуть тормоз, можно сделать траекторию неуправляемой. Ну или опять же закопаться.

Буксировочные проушины в тот день даже не закрывали, а лопаты не убирали далеко. Надо сказать, что Duster на барханах вовсе не был мальчиком для битья. Мы опасались, что зубастый боковой протектор шин BFGoodrich будет лишь помогать машине закапываться в песок, но покрышки гребли достойно. Дорожный просвет «Дастера» — 205 мм, расстояние между осями невелико, свесы короткие, вес небольшой.

Геометрическая проходимость «взрослого» внедорожника подкреплена серьезной «матчастью». Как и у большинства кроссоверов, задняя ось полноприводного «Дастера» подключается при пробуксовке передних колес. Также можно подключить ее принудительно и ехать в режиме 4х4. Самая слабая часть такой конструкции — межосевая муфта, ответственная за распределение тяги по осям. Если ее перегреть, привод на задние колеса на время отключится. Как правило, это происходит в действительно тяжелых условиях и после неверных действий водителя — например, после длительной пробуксовки. Но «Дастеру» повезло: многодисковая муфта досталась ему от Nissan Murano. Узел, рассчитанный для совершенно иной тяги и значительно большей массы, перегреть практически невозможно. Во всяком случае, если не пытаться сделать это специально, а заниматься глупостями в пустыне разумный человек не станет.

Тяги у 1,5-литрового дизеля хватает: 240 Нм доступны уже с 1750 об/мин. Единственный минус — специфический выбор передач в 6-ступенчатой «механике». Первая и вторая — короткие, а третья — напротив, длинная. В таком выборе передаточных отношений есть логика: Duster обходится без «понижайки» и эффективно ползет вниз, тормозя двигателем. Но в песке лишний раз лучше не переключаться, поэтому приходилось нередко долго ползти на второй.

Колодец в пустыне. Таз и ведро сделаны из автомобильных шин. Вот, оказывается, что мастерят марокканские школьники на уроках труда!

К закату мы вновь выехали на каменистую равнину. Увы, она тоже может быть коварной — расслабляться в пустыне нельзя, даже если все кажется безобидным. Наградой за очередной сеанс работы лопатами стал немыслимый розово-фиолетовый закат над горами, заставившими вспомнить американский штат Юта. Солнце ныряет за горы очень быстро, внезапно оставляя путешественников в темноте и холоде. Но если кондиционер «Дастера» выдержал целый день в Сахаре, то для его печки местная прохлада — пара пустяков.

Обратный путь в Марракеш по асфальтовым дорогам уже казался банальной скучищей. Хотя экзотических видов в Марокко полно. Эта заправка ненастоящая: в конце 1980-х здесь снимали второсортный американский ужастик «У холмов есть глаза — 2». Почему бы и нет? Здешние места легко выдать, скажем, за Неваду. Огромный камень на платформе старого грузовика бутафорский — он легкий и пустой внутри.

Рядом с городами есть отдельно стоящие в песках отели-оазисы. Нередко у них высокий рейтинг Booking и Trip Advisor. Здесь хорошие рестораны, все аутентично. Снаружи на стене, как правило, есть кран с водой, у которого привязана кружка.

В городах возраст домов невозможно определить: они все из одной и той же глины и кирпичей. Некоторые постройки выглядят так, будто замок на песке размыло дождем. Раньше строения в этих краях не были по-настоящему капитальными. Люди были готовы сняться с насиженных мест, если уйдет вода, и время от времени это происходило.

Придорожные лавки хочется рассматривать. Но если не собираешься что-то покупать, лучше к ним не приближаться. Азартно торговаться — это спорт для местных и развлечение для приезжих. Решишь поучаствовать — не уподобляйся туристкам, громко выкрикивающим числа наперегонки с продавцами.

Говори спокойно, тихо. Не преувеличивай свою заинтересованность товаром, который не отличается от такового в соседней лавке. Благодари за предложение, которое тебе делает торговец, но говори, что можешь заплатить лишь втрое меньше. Называй сумму один раз. После этого вежливо прощайся и уходи. Отпустить тебя, конечно, не захотят. Скорее всего, ты получишь желаемое на своих условиях.

Что везти из Марокко? Серебряные украшения ручной работы, ковры, металлические лампы, изделия из кожи. Многие хотят привезти тажин — в этой глиняной посуде мясо или овощи тушатся в пару, который заперт внутри высокого глиняного конуса. Однако купить качественный тажин — как выиграть в лотерею. Многие из них не до конца прокалены, некоторые негерметичны.

Что делать не надо, так это фотографировать дрессировщиков змей (не спрашивай) и покупать самоцветные минералы: они крашеные. Также не стоит фотографировать полицию и военных. Говорить о том, что руки перед едой надо тщательно мыть, напоминать не станем, это тебе и мама в детстве говорила. И еще один совет: захочешь побывать в Марокко — выбирай конец октября. День еще не совсем короткий, и уже не так жарко. Виза не потребуется.

Фото: Андрей Моторов, Renault

Материалы по теме

Комментарии

0