Наша RASA: Даша Шейк в фотосессии MAXIM!

Приятно, когда супружеский союз плавно и гармонично перетекает в творческий, как, например, у участников группы Rasa Даши Шейк и Виктора Поплеева. Но, признаемся, мы все-таки испытали облегчение, когда Даша пришла на съемку одна.

Даша, ни на что не намекаю, но согласна ли ты с тем, что тупые песни запоминаются лучше?

Дело не в тупости, а в простоте. Все гениальное просто, а краткость — сестра таланта. Многие банальные припевы получаются хитовыми, но песни с теми же словами, но в другом порядке, вообще не заходят публике. Я уважаю «Руки вверх!» — это единственная группа из 90-х, которая с простыми песнями до сих пор собирает стадионы. А вот Тамара Гвердцители не соберет стадион, хотя она мощнее музыкально и поет на десяти языках. Очень тонкая грань между простотой и гениальностью.

Какие свои строки считаешь гениальными?

«Танцы под фонарем, музыка так орет, скорость спать не дает, мы убитые вдвоем». Казалось бы, что общего у тусовки в общаге и luxury private party в Москве? А вот что: состояние праздника, которое мы точно описали в припеве песни «Под фонарем».

Поздравляю! Этот клип увидели 75 миллионов человек. Это чуть меньше населения Пакистана, но чуть больше жителей Франции.

С одной стороны, я и забыла о нем, потому что вышли другие песни. Я же не блогер, чтобы париться о просмот­рах, моя задача — удивлять дальше и превосходить саму себя. А с другой стороны, мы залили клип «Под фонарем» на канал, где не было ни одного подписчика. И он взлетел!

При том что клип, без обид, за три рубля.

Все верно. У нас не было денег на клип у Бадоева. Мы обычные ребята: я из Донецка, Витя из Красноярска. У Вити правильное воспитание, он сибирский пацан, а не московский испорченный наркоман. В человеке должна быть Сибирь!

То есть хорошую жену надо искать в Сибири?

Не-а, в Украине. Не потому, что я оттуда. Просто там самые красивые и не самовлюбленные девчонки. Мы, украинки, не эгоистичные: «Люблю-люблю, тапки куплю, борща наварю!» Я прекрасно готовлю борщи, голубцы и булочки с корицей. Может, поэтому мы с Витей быстро поженились, записали песню на кураже и за двести тысяч рублей отсняли клип в Барселоне. Причем снимали без сценария, стилистов-визажистов, не платили ни оператору, ни за монтаж — и получилось динамичное молодежное видео! А бывает, смотришь клип за сто тысяч долларов и думаешь: «Какая тоска!»

Ты знаешь, сейчас время песен, а не артистов. Многие слышали «Под фонарем», но не знают, кто поет.

В нашей ситуации это объяснимо: дуэт Rasa развивается без лейбла и продюсера, нас никто не пропихивает на радио, а в эфир ставят лишь потому, что уже не могут не замечать: мы в топах на «Ютьюбе» и в «Контакте». На «Муз-ТВ» взяли клип «Dior», и это хороший результат для дуэта, которому всего полтора года.

За эти полтора года сильно изменились запросы? Твое утро начинается с шампанского и черной икры?

Пока без икры, но запросы изменились. Я много трачу на внешний вид, потому что поклонники хотят видеть красивую картинку, а не кривые зубы. Вкладываю в аппаратуру и клипы: уже не хочется видео за двести тысяч, хочется за два миллиона.

Надеюсь, кривые зубы — это не что-то личное?

У меня с зубами все в порядке. Но когда вижу популярных артистов с плохими зубами, то недоумеваю: почему они не сходят к стоматологу? Для меня красивые зубы важнее статусной машины. Кстати, у меня до сих пор нет ни одной пломбы. Это все генетика, как и бледное тело. Я не люблю загорать. Бледная кожа выглядит аристократично. И хотя для съемок в MAXIM я нанесла автозагар, ценю белую кожу.

Название Rasa как-то связано с цветом кожи?

Нет, конечно! Название символизирует новую расу, у которой свежий взгляд на музыку, политику и ценности. И я не то чтобы моложусь. Мне двадцать пять, я молода душой и телом, не хожу в унылых платьях и бабушкиных кофтах, не бреду монотонно в офис и обратно. Наоборот, делаю музыку, кайфую на гастролях, общаюсь с молодыми ребятами. Это состояние души.

Если затронуть состояние тела, то что означает тату под грудью? Прости, но кажется, будто расписывали ручку.

Ха-ха, на самом деле ничего не означает. Это две маски, которые смотрят в разные стороны. Жаль, не видно новое тату — масонский глаз. Мы с Витей сделали одинаковые глаза на шее. Тату-мастер заверил, что они обеспечат финансовый рост. Хочешь — верь, хочешь — нет, а дела сразу пошли в гору: появились концерты, позвали в журнал. А если ты в MAXIM, то уже не просто телочка из «Инсты»!

Как считаешь, какой окрас у слова «телочка»: проституточный, игривый или нейтральный?

Телочка — это всего лишь образ, к которому стремятся разные девушки: депрессивные, радостные, грустные, спортивные... Они усердно качают попы и хотят, чтобы их отметили в «Инстаграме». Я тоже качаю, но не выставляю. При этом никого не осуждаю: для телочек лайки — это награда. Не будут же они ходить в трусах по улице!

А зря. Кстати, почему свою попу не выставляешь?

Не люблю сниматься для «Инстаграма». Для меня это целое событие: я придирчива к фото. При том что я очень даже фотогеничная, в 2016-м ездила от Украины в Германию на международный конкурс красоты и вошла в топ-15 мира. А вообще, в соцсетях не все так однозначно: девочка может фотографироваться только в трусах и при этом быть верной, а может позировать на снимке с детьми, но изменять налево и направо. Обидно, что «Инста» отупляет: все самые главные моменты люди снимают на камеру, тем самым не ощущая их в полной мере. К тому же потом эти видео никто не смотрит. Когда на концертах не получается оторвать людей от телефонов, я поливаю их водой. Они верещат, но затем включаются в наше шоу.

Насколько я понял, ты с Витей на сцене, за кулисами, в самолете, студии, тату-салоне, постели... Каково это — секс с человеком, которого видишь постоянно?

Мы действительно все время вместе, ни расставались ни на день, и я не представляю, каково это. Меня даже пугает эта психологическая зависимость. Но секс с мужем — лучшее, что может случиться с девушкой. С мимолетными партнерами секс — это день сурка: делаешь постоянно одно и то же. И только долгие отношения раскрывают прелести сексуальной жизни. Какой у нас замечательный секс был в Амстердаме!

Благодарим за помощь в создании съемки интернет-магазин хоккейной экипировки ССМ (@ccmhockeyrussia, www.ccm.ru) и агентство «Спортконцепт» (@sportconcept.ru)

Продюсер Анна Мира. Макияж и прическа Евгения Курпитко. Обработка фото Вадим Смирнов.

Лучшее, что есть в нашем журнале. Telegram-канал MAXIM: Девушки

Комментарии

1
под именем
  • Все комментарии
  • Ууууффффф!