Блог Марии Микулиной об истории.
Мария Микулина, 30.11.2012

Как травить врагов и войти в историю

title

Приходят как-то Павел Иванович Пестель и Сергей Иванович Муравьев-Апостол к парижской гадалке Марии Ленорман, и просят предсказать им судьбу. Любезная гадалка сообщает, что оба кончат на виселице. «Но в России не вешают дворян!» – в унисон воскликнули будущие декабристы. Оторвав глаза от карт Таро, Ленорман ответила: «Для вас сделают исключение».

Перед тобой, читатель, классический пример исторической легенды, не противоречащей фактам, а наоборот, их преображающей. Конечно, всегда есть вероятность, что Пестель и Муравьев-Апостол никогда не заглядывали к Ленорман, и ничего не восклицали не только в унисон, а даже по отдельности – а тихо-мирно провели вечер в кабаке с дамами. Но с гадалкой и восклицанием все-таки романтичнее.

Другое дело, когда красивые легенды переворачивают суть исторических реалий. Вот, например, вражда Моцарта и Сальери. И Пушкин, и Римский-Корсаков, и Форман (фильм которого ты зря не смотрел) постарались эту вражду приукрасить. В итоге, мы легко верим, что Сальери был посредственным и завистливым, а Моцарт гениальным и невинным. (В конце концов, конфеты и ликер назвали в честь Моцарта, а не Сальери – а это что-то да значит!).

Несмотря на дарование Моцарта, Антонио Сальери едва ли мог завидовать австрийскому коллеге – ведь его судьба складывалась куда лучше. Во-первых, Сальери всю жизнь ухитрялся занимать высшие музыкальные должности в Австрийской империи: от придворного капельмейстера до главы Венской консерватории. В-третьих, несмотря на распространенную точку зрения об одиночестве Сальери, итальянец был еще как женат: за 30 лет брака он, с посильной помощью супруги Терезии, произвел на свет восемь детей (а ты в курсе, что это означает, что у них наверняка был секс!). В-пятых, Сальери отличался профессиональной плодовитостью. Из-под его клавесина вышло порядка 40 опер, плюс ему то и дело подкидывали на обучение мальчиков с хорошим слухом, одного с фамилией Лист, другого по фамилии Шуберт... В общем, с реализацией у Сальери все было в порядке, в то время как Моцарт частенько прозябал в нищете и зависел от капризных заказчиков.

И в завершение: одним из лучших учеников Сальери был сын его покойного «врага», Франц Моцарт. Вдова композитора, Констанца (см. конфеты) посчитала, что лучше итальянца ее сына никто не научит. Как видишь, веских причин для смертельной вражды между композиторами не было. Хотя, опять же, с враждой и отравлением все-таки романтичнее.

Поток событий
Группа «Фабрика» в мартовском номере MAXIM!
Группа «Фабрика» в мартовском номере MAXIM!

Рекомендуем