Женщина дяди Тома

4

Олицетворение сексапила 2000-х музыкально дебютирует трип-хоповой коллекцией кавер-версий Тома Уэйтса.

Йоханссон давно присматривалась к поп-карьере – спела как-то гершвиновскую «Summertime» с симфоническим оркестром, снялась в клипе Боба Дилана, погостила на политсолянке в поддержку Барака Обамы. Теперь вот получай крупногабаритный дебют – одну из самых ожидаемых и странных пластинок года. Голоса у Скарлетт, мягко говоря, нет: поет она как остолбеневшая в сонном ступоре роботесса, иногда срывающаяся на прокуренные интонации поздней Марианны Фейтфул. Но этот малопримечательный факт совершенно не портит альбом, вокалисткой в котором могла выступить любая девушка, умеющая красиво открывать рот. В любом случае вокал Скарлетт так глубоко и уютно спрятан в микс, что является лишь одним, далеко не основным инструментом в руках продюсера Дэвида Эндрю Ситека. Этот 35-летний парень (в его резюме – творчество двух лучших групп современной инди-сцены – TV On The Radio и Yeah Yeah Yeahs, а также тонна респектов от Дэвида Боуи) сплел вокруг актрисы фанта­стически плотный и насыщенный звуковой кокон. Внутри этого божественного марева из плавающих в молоке синтезаторов, ленивых банджо и тихо клацающих колокольчиков спящая красавица Скарлетт продремала все одиннадцать треков, еле открывая рот, чтобы проворковать уэйтсовские тексты и поприветствовать гостящего на двух номерах Боуи.
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик