Пожиратели фильмов

0

«У природы нет плохой погоды, каждая погода - благодать, дыц-дыц-дыц». Тебя ведь тоже достали ремиксы песен из старых комедий?

Идея использовать при записи дэнс-треков сэмплы или диалоги из популярных кинофильмов, мягко говоря, не нова. Вы довели ее до абсурда и записали почти целый альбом таких вещей – альбом-телесериал, по вашим словам. Это потому, что технология производства таких треков элементарна или здесь что-то эстетически личное? В. На альбоме «Джентльмены удачи» часть треков – ремиксы, часть – кавер-версии исполнителей, которые были нам в той или иной степени симпатичны, а часть треков написана нами. Поэтому вряд ли мы дойдем до абсурда в написании альбома, состоящего только из ремиксов на музыку из кино. У нас на альбоме есть кавер-версия Boney M, ремиксы на Дельфина, «Зверей» и «Иванушек Интернешнл».

Кто для вас был пионером этого стиля, на кого вы равнялись? В. Мы равнялись, честно говоря, на группу «Ленинград» и Сергея Шнурова, которого очень любим. Так получилось, что мы, не сговариваясь, параллельно делали очень похожие треки: он – «Геленджик», а мы – «Коктебель». Мы еще находились в процессе, когда вышла шнуровская песня. Мы услышали «Геленджик» и очень расстроились – поняли, что идеи витают в воздухе. И потом, посоветовавшись с нашими продюсерами, решили сделать «Джентльмены удачи», не ориентируясь ни на кого.

Как вы сами называете то, что вы делаете: римейк, ремикс, кавер-версия? Ф. Мы делаем и ремиксы, и кавер-версии, и оригинальные произведения. Мы делаем все, даже кино готовы делать. Клип сами снимаем.

«Джентльмены удачи», «Кавказская пленница», «Здравствуйте, я ваша тетя!», «Иван Васильевич меняет профессию». Почему советские комедии, а не, скажем, американские ужастики? Ф. Нас интересует музыка, которую слушают миллионы, мы не заточены на двадцать сектантов или какое-то политическое движение. Мы работаем для всех русскоговорящих людей на планете. Нас слушают даже на Кубе.

Кубинцы колбасятся под «Здравствуйте, я ваша тетя!»? Ф. Им близки русские фильмы, они ведь тоже на них выросли. В кубинском переводе, конечно. «Джентльмены удачи» – это поп-проект, который, как мы считаем, актуален для нашей страны и для наших диджеев. Но мы на этом не зацикливаемся. У нас целый продюсерский центр, который планирует помимо этого сделать еще если не альтернативный, то более жесткий проект, что-то в стиле The Chemical Brothers или Gorillaz.

В. Я этот продукт называю алкомузыкой.

Ф. Мы делаем саундтреки для массовых пьянок, потому что мы сами очень любим заложить за ворот и постоянно бухие.

В. Мы так боремся с наркотиками.

На какие еще классические темы из кинофильмов собираетесь посягнуть? Может, что-нибудь из зарубежного кино? В. Скорее всего, это будет музыка из фильма «Однажды в Америке». Федоров еще хотел джеймс-бондовские мелодии.

Как вы думаете: от ваших «Джентльменов удачи» до абсурдистского беспредела Крейзи Фрога – один шаг или пропасть? Ф. Я считаю, что Крейзи Фрог – это гениальная штуковина. Эта вещь пробила всех своей уникальностью. И я, когда первый раз услышал, был в шоке. Это перст божий.

А кто бы мог быть русским Крейзи Фрогом? Ф. У нас уже есть такой персонаж – солнышко в темных очках, его можно увидеть на обложке «Джентльменов». Мы решили, что раз мы любим солнечную пляжную музыку, музыку лета, свадеб и задора, то символом коллектива будет солнце в очках.

Вы углубили киношную тему в другую сторону и записали два трека с Куценко. Почему именно Гоша? В. Гоша – мой старый товарищ, я дружу с ним лет двенадцать. Познакомился сразу после школы, в институте. Он тогда только приехал с Украины, был начинающим актером. Именно Гоша стал вдохновителем наших музыкальных подвигов. Он все время говорил: «Ребята, давайте что-нибудь споем». Он очень любит петь под гитару, у него неплохой голос, но над аранжировкой своих вещей ему нужно работать, потому что они получаются у него ровные и скучноватые, хотя он очень талантливый человек. В итоге мы думаем: парень дал нам путевку в жизнь, давай-ка сделаем что-нибудь с ним! Так под нашим чутким руководством он неплохо прочел рэп для песни «Коктебель».

Ф. Гоша участвовал в написании текста песни «Коктебель», внес туда несколько острых ноток. Он стихи пишет с лёта, но они все про любовь. У нас стихи более юмористические, про отдых, а у него почему-то про любовь, причем грустную.

Тот неоднозначный факт, что королем современной поп-сцены является рингтон, – это же ваших диджейских рук дело, правда? Ф. Рингтоны всегда были внутри песен. В музыке есть понятие – музыкальный крючок, хук. И в любой песне, если она хит, эта штуковина есть. Мы пишем песню и вставляем туда уже придуманные нами рингтоны, очень плавно, потихонечку. Чтобы этот крючок заседал в голове: что же это такое? А, это та песня, Венгеров и Федоров!

Вы дружите с лидером Jamiroquai Джеем Кеем. Расскажите, как вы планируете использовать западную звезду на вашем нелегком поприще ностальгического рингтон-постмодернизма? Ф. Джей Кей – наш друг. Если внимательно послушать песню «Коктебель», то там видно, что мы дернули пару сэмплов оттуда. Джей Кей приехал инкогнито праздновать свой день рождения в Москву и заехал к нам на презентацию альбома. Сейчас мы находимся в стадии переговоров на тему совместных произведений. На ремиксы у нас уже получено разрешение, а совместные вещи – это как его лейбл себя поведет, а сам Джей готов на все вообще. Я веселей людей пока не видел.

Ваши ближайшие проекты и, так сказать, линии развития бренда? Ф. Сейчас у нас четыре действующих проекта. Это диджей Angels, диджей Винегрет, лайв-шоу «Джентльмены удачи» и, по возможности, выступления проекта «Венгеров и Федоров». Также мы предполагаем в этом году сделать еще, как минимум, две группы: мальчуковую и девчачью.

Уже объявили кастинг? Ф. Мы объявляем кастинг: пожалуйста, каждый желающий может зайти на наш сайт vfmusic.ru и поучаствовать. Потихонечку будем создавать эти коллективы и делать им хиты. Мы хотим покорить всю целевую аудиторию.

Поп-музыка издревле паразитировала на кинематографе. Артист, особенно независимый и небогатый, может на песне к фильму заработать больше, чем на всем своем альбоме (см. классическую историю покойного Эллиотта Смита, проснувшегося знаменитым после включения его песни в «Умницу Уилла Хантинга»). Сборники киномузыки и саундтреки постоянно занимают приличные места в альбомных чартах, особенно это относится к 90-м, когда лаундж- и технообработки классических киномелодий сыпались на тебя с обескураживающим постоянством, а саундтрекомания приобрела характер помешательства. Дэнс-культура 90-х добавила к симфоническим обработкам и кавер-версиям кинопесен бесконечные танцевальные ремиксы, а техника сэмплирования позволила извлекать из фильма кусочки фраз и диалогов, вокруг которых дэнс-продюсеры накручивали свои 120 ударов в минуту. Методом растаскивания доселе священной ткани фильма на ниточки сэмплов стали пользоваться музыканты абсолютно всех стилей – от рэперов Wu-Tang Clan, воровавших аудиоцитаты из кунфуистских боевиков, до наших лаунджкорщиков «Нож для фрау Мюллер», грабивших советское кино 60-х. В наше время творческой вседозволенности, всеобщего пофигизма и убийцы мировых чартов Крейзи Фрога высшей формой музыкального кинопаразитизма стали как раз ремиксы песен из классических советских комедий с наваленными в кучу кусками диалогов. DJ Грув со «Служебным романом» и Triplex с «Собакой Баскервилей» положили начало моде, а чемпионами по ремикшированию наследия Гайдая и Ко стал дуэт диджеев и промоутеров Vengerov & Fedoroff, только что выпустивший альбом «Джентльмены удачи» аж с четырьмя апгрейдами советской музыкальной киноклассики. Мы решили не проходить мимо забавного тренда и пообщались на эту тему с самими Венгеровым и Федоровым.

Поп-музыка издревле паразитировала на кинематографе. Артист, особенно независимый и небогатый, может на песне к фильму заработать больше, чем на всем своем альбоме (см. классическую историю покойного Эллиотта Смита, проснувшегося знаменитым после включения его песни в «Умницу Уилла Хантинга»). Сборники киномузыки и саундтреки постоянно занимают приличные места в альбомных чартах, особенно это относится к 90-м, когда лаундж- и технообработки классических киномелодий сыпались на тебя с обескураживающим постоянством, а саундтрекомания приобрела характер помешательства. Дэнс-культура 90-х добавила к симфоническим обработкам и кавер-версиям кинопесен бесконечные танцевальные ремиксы, а техника сэмплирования позволила извлекать из фильма кусочки фраз и диалогов, вокруг которых дэнс-продюсеры накручивали свои 120 ударов в минуту. Методом растаскивания доселе священной ткани фильма на ниточки сэмплов стали пользоваться музыканты абсолютно всех стилей – от рэперов Wu-Tang Clan, воровавших аудиоцитаты из кунфуистских боевиков, до наших лаунджкорщиков «Нож для фрау Мюллер», грабивших советское кино 60-х. В наше время творческой вседозволенности, всеобщего пофигизма и убийцы мировых чартов Крейзи Фрога высшей формой музыкального кинопаразитизма стали как раз ремиксы песен из классических советских комедий с наваленными в кучу кусками диалогов. DJ Грув со «Служебным романом» и Triplex с «Собакой Баскервилей» положили начало моде, а чемпионами по ремикшированию наследия Гайдая и Ко стал дуэт диджеев и промоутеров Vengerov & Fedoroff, только что выпустивший альбом «Джентльмены удачи» аж с четырьмя апгрейдами советской музыкальной киноклассики. Мы решили не проходить мимо забавного тренда и пообщались на эту тему с самими Венгеровым и Федоровым.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик