Duran Duran

4

Квартет ветеранов британской новой волны запряг в свой хит-конвейер Тимбалэнда и Тимберлейка.

Разумеется, вечные возвращенцы продали бы родную маму, чтобы заполучить для своего очередного камбэка самого востребованного продюсера планеты и самую узнаваемую поп-звезду нашего времени. Пожилым ребятам крупно повезло: коллективную маму продавать не пришлось. И не то чтобы из всего этого музосмешения вышел стопроцентный шедевр, но что-то очень на то похожее.

Невероятно, но факт: на пластинке нет не только плохой, а даже слабозапоминающейся песни. Три плода дружбы с Тимбалэндом («Nite Runner», «Skin Divers», «Zoom In») оказались теми стратегически расставленными по треклисту китами-хитами, на пружинистых битах которых держится вся конструкция. Из них разложенный на троих «Nite Runner» особенно привлекателен. Что касается обещания Тимберлейка, то «Ordinary World» трогать, конечно, не будем (должно же быть в этой жизни хоть что-то святое), но написанная-спродюсированная Джастином «Falling Down», похоже, станет тем радиопрорывом «дюранов» в XXI век, о котором они так долго мечтали. Вся остальная музыка (прежде всего трейдмарковые баллады «Box Full O’Honey» и «She’s Too Much», смачный старттрек The Valley и феерический инструментал Tricked Out), мягко говоря, тоже не портит картину.

Произошло чудо: небожителям удалось органично и непомпезно вписать свою потрепанную эстетику в самое яблочко текущего чарт-расклада, не закладывая при этом душу. Во всяком случае, дешево.

Вокально-инструментальный ансамбль Duran Duran отвечает на вопросы, придуманные нами специально для них.

1. Как вас угораздило загреметь под крыло нью-йоркских хип-хоп-продюсеров? Доктор прописал процедуру омоложения?

Ник Роудс: Что-то в этом роде. Ну а на самом деле для нас было откровением работать с продюсерами, которые понимают, что такое грув. Нам удалось вернуться к самой сути стиля и духа Duran Duran. Ура!

Джон Тейлор: Тимбалэнд и его правая рука Нейт Хиллс взяли слегка побитую временем колымагу Duran Duran и оттюнинговали ее по самое бэтмобильное «не хочу».

Роджер Тейлор: Мы и раньше любили записывать пластинки под руководством танцпольных жрецов. 2. А как удалось заманить Джастина? Он предпочитает голливудских красоток, а не пятидесятилетних синтипоперов.

Саймон Ле Бон: Однажды мы с ним напились после его концерта. Он узнал, что мы пишем альбом, и захотел послушать все записанное. Прослушав, Джастин сказал: «Вам как воздух нужен новый «Ordinary World». Оказалось, что это любимая песня его детства. Остальное было делом техники.

3. Опишите «Red Carpet Massacre» в трех словах.

Саймон Ле Бон: Секс, гламур, страсть. Я вообразил дикую сцену: голливудские звезды калечат друг друга перед фотокамерами. Мне это показалось хорошей метафорой сегодняшней поп-культурной оргии звезд и папарацци. Именно поэтому мы и назвали пластинку «Побоище на красной дорожке».

Джон Тейлор: А мне только одно слово приходит на ум: вау. По-моему, это наш шедевр.

Комментарии
Рейтинг пользователей
  • Оратор
  • Любимчик
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик