Магические полушария

Ирена Понарошку добралась до самой животрепещущей темы. Даже до двух животрепещущих тем, которые бывают разных форм и размеров.

Речь пойдет о молочных железах. И сперва немного автобиографических фактов. Подростковое набухание в области вторичных половых признаков я заметила не сразу, первой на это обратила внимание моя бабушка. Процесс ее несказанно обрадовал, и она заявила, что теперь я уже «совсем взрослая баба» и должна не только вытирать дома пыль, но и мыть полы. Грудь от этой новости впала в депрессию и на долгие годы расти практически перестала. И когда на физкультуре всем одноклассницам уже вовсю мешали бегать и прыгать через козла их вторые, третьи и даже четвертые размеры, автор этой колонки безо всяких, увы, помех выигрывала все забеги и веселые старты. В итоге я окончила школу с твердой пятеркой по физкультуре, а моя лучшая подруга — с твердой пятеркой под выпускным платьем.

– Не волнуйся, мы потом в «Фотошопе» вставим тебе гармонь!

Кстати, у меня всегда были подруги, у которых было во что поплакаться. И все они, как одна, жаловались на свое богатство. Мол, и трясется оно, и вываливается некстати, и потеет, и добавляет визуально лишние килограммы, и аэродинамика ни к черту. Еще во времена моей учебы в университете было опытным путем выяснено, что плоскогрудые первокурсницы быстрее добегают от метро до маршрутки, а пышногрудые остаются мерзнуть на остановке и ждать автобуса. Правда, на втором курсе плоскогрудые все так же бегали от метро к маршрутке, а пышногрудых уже возили к первой паре на машине… Вообще, мне всегда казалось, что большая грудь — это волшебный multipass, пропуск в беззаботное существование, мир роскоши и гедонизма. У донских казаков даже есть отличная поговорка на эту тему: «Сиськи по пуду — работать не буду». Ах, как я всегда хотела идти по жизни с этим лозунгом!

Я даже уверена, что байку про идеальную грудь, которая должна помещаться в ладонь, придумала какая-то ушлая тетка с нескромными амбициями и скромным бюстом. Никогда не видела, чтобы мужчины капали слюной и вращали головами вопреки всем законам биомеханики, когда мимо проходит девушка с грудями-наладонниками. Уж не знаю, врожденный ли это рефлекс, связанный с молочным вскармливанием, но все мои друзь­я, любящие на словах хрупких девушек и миниатюрные грудки, на деле теряют активность обоих полушарий мозга при виде обоих полушарий Семенович. Да что там мужчины! Пару раз я оставалась в неравном меньшинстве с солистками группы «ВИА Гра» в гримерке. Признаюсь, даже мне это сложно пережить. Увиденное великолепие, которое может поместиться в ладошки разве что Кинг-Конга, заставляет чувствовать себя недоукомплектованной особью и больше читать книг.

Все запомнят рекламу, но никто не запомнит сиськи, которые мы рекламируем

Девушкам с небольшой грудью вообще нужно активнее налегать на образование — хотя бы потому, что у них на это больше времени. Кстати, многие обладательницы выдающихся достоинств сетуют, что нигде и никогда их не воспринимают всерьез: ни на собеседованиях, ни в саунах. Даже героини журнала MAXIM в интервью постоянно пытаются доказать читателям, что их истинными талантами являются аудит и макраме. Но будь ты хоть трижды чемпионкой мира по макраме — если у тебя большая грудь, то все так и норовят залезть к тебе в кашпо. Многие эстетски настроенные мужчины любят повторять фразу: «Главное не размер, а форма». Конечно же, более всего котируются формы, нагло попирающие законы всемирного тяготения. Хотя есть и оригиналы: один мой приятель сходит с ума от достаточно распространенной формы дамской груди, которую называет «лисий носик».

А племена индейцев майя, например, считали признаком женской красоты и сексуальности груди, отвисшие до пупка. А амазонки, сексуальный образ которых сейчас так растиражирован, и вовсе отрезали себе грудь, чтобы не мешала стрелять из лука.

Но сейчас времена другие. Нынешним амазонкам и охотницам, чтобы выжить, приходится не отрезать себе груди, а, скорее, наоборот. Сейчас в меню любого стриптиз-бара, фитнес-зала и ночного клуба обязательно есть девушки, фаршированные силиконом. И вот тут снова возникают споры: силиконовая грудь — это честно? Или все-таки это как «очень точная копия швейцарских часов»? Все даже могут поверить, что они настоящие, но ты-то знаешь… И тот мужик, что впарил их тебе в пробке на Пушкинской, тоже знает. А главное, каждая обладательница новеньких грудей раз и навсегда становится предметом обсуждений, причем как мужчинами, так и нами, девочками. Теперь ее «история болезни» будет известна всем: какая у нее была грудь до 1812 года, какие тяготы и невзгоды с ней приключились, кто за новую грудь заплатил, где искать сварочные швы и т. д. Честно признаюсь: я всегда предельно внимательно слежу за девушками в раздевалках спортивных клубов, женских душевых и парных. И могу однозначно заявить, что подавляющее большинство силиконовых новоделов не выглядят как произведения искусства. Ну если только очень современного искусства — знаете, Андрей Бартенев любит инсталляции из надувных шариков? Вот мне силиконовая грудь всегда напоминает его творчество.

Другое дело — грудь кормилицы. В Интернете есть сообщество кормящих мам: девушки обсуждают молокоотсосы, самомассаж сосков и т. п. И среди этой овечьей стаи всегда бродят волки. Мне форумчанки рассказывали: под никами Mr. Lactaciya, Baby Boy и Milky Way скрываются любители особо крупных размеров природного происхождения. Кстати, у процесса лактации есть забавные побочные эффекты. Моя подруга, недавно ставшая мамой, шокировала меня извес­тием о том, что во время возбуждения и оргазма у кормящих матерей из сосков брызжет молоко. У меня, кстати, по маминой линии все прабабушки были кормилицами, так что, если из редакции погонят, открою молочную кухню для взрослых.

А ведь что любопытно: грудь — это же сплошь жир! Да-да, тот самый жир, который «фу-у!». С которым все борются. И ведь надо же, если он вдруг скопился в изрядном количестве на грудной клетке, да еще и у женщины, то это уже сразу не «фу-у!», а «о-о-о!». Почему-то трясущийся жир в любом другом месте тела не вызывает такого бурного восторга, как подпрыгивающие перси.

О практическом же использовании груди и прилагающихся к ней сосков в сексуальных играх и вовсе говорить сложно. Тут все даже более индивидуально, чем с треклятой блуждающей точкой G. К соскам нужно искать подход, как к педали сцепления в старых советских автомобилях. Чуть недожал — заглохла. Передержал — сжег сцепление. Я, например, чаще сталкивалась с недоработкой в этом направлении, но подружки жалуются и на жестокое обращение с хрупкими дарами природы. Поэтому рецепт один: начинай ласки с бесконтактного вербального массажа (являясь частью женщины, грудь тоже любит тебя ушами), затем переходи к аккуратной пальпации (надеюсь, руки у тебя чистые и теплые), потом припомни, что такое мелкая моторика — крути пальцами ручки приемника. Если хозяйка груди не пытается вырваться — значит, ты все делаешь правильно. А если она кричит «еще-еще-еще-еще!», то в следующий раз тебе могут потребоваться бельевые прищепки, автомобильные провода для прикуривания и много терпения.

И напоследок хотелось бы ответить на вопрос главного редактора, заданный автору в приватной беседе. Отвечаю: нет, уважаемый Александр, грудь не мешает спать на животе. Так что, если однажды надумаете сделать себе к Хеллоуину или 8 Марта праздничный «обвес», это не помешает вам выспаться в любимой позе.

Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик