4 пугающие ретрофотографии

Отталкивающие фотографии, которые почему-то хочется рассматривать!

Бизон, выйди вон!

Судьба американских бизонов складывалась трагично. В начале XIX века их поголовье составляло около 50 миллионов (и ведь посчитал кто-то, не поленился!), а уже к 1880 году уменьшилось до тысячи особей.

За бизонами охотились все без исключения: индейцы, которые ели бизонов и использовали их шкуры в хозяйстве; американцы, которые ели бизонов и использовали их шкуры в хозяйстве; американские солдаты, которые охотились на бизонов, чтобы они не достались индейцам и тем нечего было бы есть и использовать в хозяйстве, и так далее в том же духе.

Кстати, бизоны при своей внешней тучности и неповоротливости быстро бегают и отлично плавают, так что охотиться на них сложно. Но, как видно по этому фото, сделанному предположительно в 1870 году, в целом охота удавалась.



Война против спорта

Зимние Олимпийские игры 1984 года в Сараеве состоялись практически чудом: денег у организаторов было так мало, что пришлось обратиться к аборигенам за пожертвованиями, широко использовался и труд волонтеров.

Часто после окончания Игр построенные к Олимпиаде спортивные объекты забрасывают, и они теряют сначала праздничный, а затем и повседневный вид, постепенно превращаясь в руины. Олимпийские объекты в Сараеве ждала судьба куда хуже: они стали декорациями к боям за Сараево.

Санная и бобслейная трасса превратились в артиллерийские позиции. Регулярные бомбардировки снесли с лица земли конькобежный и биатлонный стадионы. А некоторые объекты — например, этот пьедестал для награждения победителей — стали местами массовых расстрелов.



Архипелаг мертвых китов

Впервые архипелаг Шпицберген мелькает в рукописях XII века под названием «холодные берега». Видимо, с XII века мало что изменилось: теплее всего на Шпицбергене бывает в июле, когда температура поднимается аж до 5 градусов (вероятно, на это время приходится пик солнечных ударов у местных жителей).

В XVI веке архипелаг заново открыл вездесущий Виллем Баренц. Он же придумал, чем заняться на холодном Шпицбергене, заметив, что в местных водах много китов и моржей. Кстати, именно Баренц дал архипелагу его современное название — Спитсберген — «острые горы».

Последователи Баренца с таким энтузиазмом взялись за дело, что к XVIII веку почти все киты в регионе были истреблены. Но периодически добыча китов все-таки возобновлялась, как можно судить по данному фото 1905 года.



Голову дома не забыл

Британский генерал-лейтенант Горацио Гордон Робли, много лет прослуживший в Новой Зеландии, живо интересовался татуировками и антропологией. Это сочетание интересов привело к тому, что Горацио собрал отличную коллекцию (всего 35 штук) мокомокаи — сушеных татуированных голов маори. На этом фото 1895 года видно, как Горацио гордится своей коллекцией.

Изготовление сушеной головы было делом кропотливым и имело для маори сакральный смысл. Первым делом татуированную голову умершего отделяли от тела. Затем удаляли глаза и мозг — их место занимало льняное волокно. Затем голову варили, коптили, высушивали на солнце, а под конец обрабатывали жиром печени акулы, чтобы выглядела совсем празднично.

Маори хранили сушеные головы своих уважаемых соплеменников в резных ящиках и доставали лишь для важных событий — религиозных ритуалов или чтобы продать британскому военному, который предложил за голову прадедушки отличные мушкеты.

Видимо, фраза «Пойдем ко мне домой, покажу свою коллекцию сушеных голов» действовала на женщин не так, как хотелось бы Робли: в 1908 году отставной военный пробовал продать головы новозеландскому правительству. Когда оно отказалось, предприимчивый Робли сбыл головы Американскому музею естественной истории.

Комментарии

2
Декабрьский номер
Декабрьский номер

Встречай декабрьский номер — там столько всего интересного, что мы, пожалуй, не будем дописывать это предложение, а скорее пойдем чита…

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик