Люк Бессон: «Работай у меня 2% мозга — я был бы куда счастливее»

Случилось редкое: он снова сел в режиссерское кресло. Бессон рассказал нам, зачем он это сделал, сколько процентов мозга использует и, главное, почему он всегда небрит. Чтобы ты ощутил всю мощь современных технологий, мы добавили в онлайн-версию интервью то, что никак не влезло в журнал.

Люк Бессон

Почему зрители, пресыщенные голливудскими блокбастерами, должны смотреть твой новый фильм «Люси»?
Потому что, пока они смотрят все эти идиотские блокбастеры, у них никогда не получится использовать более десяти процентов способностей своего мозга. «Люси» позволит им использовать минимум двадцать! Основной вопрос фильма — что станет с людьми, если они научатся использовать все сто процентов мозга? Как они будут решать текущие проблемы, а главное, появятся ли у них новые. Меня самого достали все эти боевики — в них ничего, кроме имен героев, не меняется. В «Люси» мы попытались сделать что-то новое — объединить в одной ленте триллер и философию. Мне кажется, у нас получилось, но решать все равно зрителю.
Тебе лучше всего удаются женские образы: Никита, Лилу, Матильда из «Леона» и вот теперь Люси. Чем женщины интереснее мужчин с точки зрения кинематографа?
Хм... По-моему, это все ерунда. Журналисты любят раскладывать все на категории... С другой стороны, вот ты сейчас сказал, и я задумался: женщины у меня и правда получаются мощными. Наверное, это все потому, что они всегда очень подробные, своеобразные, в отличие разве что от Люси, которая на первый взгляд совершенно обычная девушка, без каких-то особых талантов. Кто-то мог бы даже назвать ее дурой. Но в этом вся соль. Я как бы говорю зрителю: не знаешь, что делать со своей жизнью? Тебя обделили при рождении? Ну так вот тебе сто процентов мозга — держи! Как ты ими распорядишься? Что будешь делать сейчас? По мне, это куда интереснее, чем делить персонажей по половому признаку.
А сам ты как свой мозг разгоняешь?
Зачем разгонять? Мне и десяти-то много. Если б у меня было процента два, я был бы куда счастливее. Или тогда уж сразу двадцать. Десять процентов — худшее, что могла с нами сделать природа: мы достаточно умные для того, чтобы устраивать себе военные и экономические проблемы, но слишком тупые, чтобы научиться их решать.
Конкретизируем: алкоголь, наркотики или секс могут помочь?
Здесь я тебя расстрою: я никогда не употреблял наркотики, не курю и за всю жизнь выпил столько шампанского, что вряд ли наберется один литр. У меня много друзей-музыкантов, которые дня не проживают без кокаина и виски, и они все как один заявляют: слава богу, ты не употребляешь — ты и так псих! Секс тоже ни черта не помогает: это довольно примитивное, животное занятие. Ты не подумай, я люблю секс, но с точки зрения стимуляции мозга он бесполезен.

Хит-лист героя
 

Милош Форман
Режиссер:
Милош Форман
Французский хип-хоп
Музыка:
французский хип-хоп
Багамы
Место отдыха:
Багамы

 


Одни говорят, что ты лучший режиссер-француз своего поколения, другие — что убил французский кинематограф, прогнув его под Голливуд. Что скажешь критикам?
Что они все глупцы. И не потому что они меня критикуют. Во-первых, я не считаю себя режиссером-французом, я — режиссер, просто рожденный во Франции. Великая сила искусства заключается в том, что у творца нет страны, нет паспорта — мы все живем в свободной зоне. Для меня кровный враг тот, кто пытается налепить на творческого человека ярлык, записать его в отдельную категорию и выдать ему паспорт с визой. Смотри, у меня снимаются американская девушка из Нью-Йорка, Чхве Мин Сик из Кореи, Амр Вакед из Египта — он там, кстати, даже участвовал в военных беспорядках. Мы все вместе делаем кино, и нам хорошо от этого. Люди, которые стоят на страже храма искусства, на самом деле понимают, что нет никакого храма — есть только чистое поле, в котором можно творить и которого хватит на всех.
Во-вторых, я не убил французский кинематограф, я оттолкнулся от него и построил что-то свое, что-то уникальное. В-третьих, у меня нет своего поколения — я представитель поколения мира, хотя бы потому, что могу одновременно есть суши и слушать Боба Марли, находясь где-нибудь в Нассау, как сейчас.
Все больше и больше солидных режиссеров устремляют взгляды в сферу сериалов: Скорсезе, братья Коэны. Сам-то сериалы смотришь?
Как бы удивительно это ни звучало, но у меня банально не хватает концентрации, чтобы нормально посмотреть хоть один сериал. Я все время что-то делаю, бегаю туда-сюда — мои контакты с телевизором ограничиваются перещелкиванием каналов в номере отеля.
Тогда у нас для тебя новость: некоторые сериалы уже перегнали по качеству и аудитории многие фильмы. Индустрия кино умрет от наплыва высокопробных ТВ-шоу?
Не думаю. Это взаимодополняющие продукты. Почему, ты думаешь, актеры, ставшие известными благодаря сериалам, с радостью переходят сниматься в блокбастеры? Те же Брайан Крэнстон, Джейсон Сигел, Мэттью Фокс, например.
В России огромные бюджеты тратятся на посредственные фильмы. Что нам делать?
В 60-х ваш кинематограф был одним из лучших в мире, если не лучшим. Но вы все растеряли. Я видел пару русских лент, они меня, мягко говоря, не впечатлили. Но не стоит переживать: со временем все поправится. Нужно больше работать и больше снимать, количество рано или поздно перерастет в качество. Главное, что у вас есть богатое культурное наследие, есть с чем работать.
Вы там, во Франции, презираете Жерара Депардье за его махинации с налогами?
Если его кто и презирает, то только французская налоговая. Нормальные люди понимают, что он просто защищает свои деньги от государства — его любовь к Франции от этого не страдает.
А сам не задумывался переехать жить в Россию? У нас за это квартиры дарят...
Нет, и не собираюсь. Я люблю Россию, я даже какое-то время жил с русской девушкой — вы наверняка знаете об этом. Но у вас слишком холодно для меня. Мне нравится бывать у вас весной и летом, но зимой — извините.
Где бы ты ни появился, у тебя всегда стильная щетина. Почему не бреешься — что-то скрываешь?
Все просто: когда я снимал свой первый фильм, мне было лет двадцать, я был похож на школьника. Любую мою фразу моментально поднимали на смех — так неубедительно и несолидно я выглядел. Пришлось отрастить бороду, чтобы хоть как-то придать себе брутальности. Ну и как-то так привык, что мне уже 55, а я до сих пор не бреюсь — это, кстати, очень удобно, рекомендую. Так что у меня никаких секретов — по крайней мере, таких, которые можно было бы скрыть щетиной.
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик