Linkin Park: «Даже не знаем, чему можно научиться, играя рок»

В прошлый раз Честер Беннингтон и Дэйв «Феникс» Фаррелл виртуозно отвечали на каверзные вопросы поклонников. В этот раз — классическое интервью с диктофоном и расспросами фронтмена и басиста титанов ню-метала о музыке, жизни и печеньках.

Честер Беннингтон и Дэйв «Феникс» Фаррелл из группы Linkin Park

Вот мы послушали ваш последний альбом 'The Hunting Party' и поняли, что вы, парни, вернулись к сырому роковому звучанию 90-х. Зачем?
Честер: Во-первых, мы просто хотели записать альбом, который бы энергично звучал со сцены, а заодно порадовал бы ту немалую часть наших фанатов, которая соскучилась по тяжёлому звучанию. Во-вторых, и это, честно говоря, важнее, мы ориентировались на ту музыку, которая нас самих когда-то заставила взять инструменты и собрать группу, и написали треки, которые нам самим круто и весело играть живьём.
Вы, по-моему, в первый раз привлекли к работе над альбомом сразу столько народу: Ракима, Тома Морелло из Rage Against The Machine и Дарона Малакяна из System of a Down. Тяжело было работать с ними?
Дэйв: Да, это первый студийный альбом Linkin Park, на котором мы решили поэкспериментировать и поработать с другими музыкантами — конечно, раньше это случалось, но в полном формате такое сотрудничество произошло впервые. Началось всё вот как: мы работали над песней „All for Nothing“, и, прослушивая демо, поняли, что она звучит натурально в духе группы Helmet. Сразу подумали: почему бы нам не позвонить их лидеру Пейджу Гамильтону и не попросить его поработать с нами над этим треком. Всё срослось, и мы решили поработать ещё с Дароном, Ракимом…
Честер: И Томом!
Дэйв: Да, всё получилось очень круто и естественно. А лучше всего то, что у меня была возможность наблюдать, как разные люди работают в студии — у них всех абсолютно разный подход к созданию музыки.
Ну то есть это вызов? Убить никого не хотелось?
Честер: Отчасти да. В том плане, что нам пришлось внедрять их индивидуальные стили в общий процесс студийной работы над альбомом — сами по себе мы имеем отработанный, довольно уникальный подход к записи. Когда мы работали над песней с Дароном, он всё удивлялся, наблюдая за динамикой нашего с Майком Шинодой общения, настолько отличного от того, к чему он привык в своей группе. Например, я часто прихожу к Майку с какой-то своей идеей, а он такой типа «Эээ, нет, давай просто оставим всё как есть», а я такой «Окей!» — и мы продолжаем работу, не отвлекаясь на всякие конфликты и трения. Всё дело в таких мелочах, и Дарону такой подход дико понравился, он засобирался применить полученный опыт к работе в студии со своей собственной группой. Да и нам самим было очень интересно наблюдать за тем, как он пишет треки, как играет, как слушает и визуализирует песни — всё это очень отличается от того, как это делаем мы. У каждого музыканта свои фишки. Ну то есть это был трудный, но при этом волнительный и интересный процесс.
Вы, парни, довольно активны в соцсетях. Как вам удается выкраивать на это время?
Честер: Да это очень просто и весело. Когда мы в туре, я стараюсь взаимодействовать с фанатами, а не просто писать о том, что я делаю — мне нравится читать, что они пишут, находить интересные комментарии и вопросы, отвечать на них. Остальные парни тоже ведут активный образ жизни онлайн — это всегда было отличительной чертой нашей группы. Всегда старались как можно больше общаться с нашими поклонниками, и соцсети просто сделали этот процесс намного проще.
Раз уж мы тут заговорили о туре, то поделитесь своим самым сумасшедшим опытом, полученным в дороге.
Дэйв: Мне в голову сразу приходит наш — кажется, позапрошлый — приезд в Москву, когда мы играли на Красной площади в день премьеры одного из фильмов про трансформеров. Это было безумно круто — играть в России, в таком особенном месте. Публика была просто невероятной! Эти десять тысяч человек подготовили своё собственное шоу к выступлению: бросали в воздух конфетти, поднимали таблички с посланиями и всё такое. Мы тогда поняли, насколько наша русская фан-база активна и полна страсти. Мы, конечно, часто получаем сообщения от них, в частности в твиттере и фейсбуке, но испытать такой приём вживую, прочувствовать, насколько эти люди серьёзно воспринимают нашу музыку и любят её — точно одно из крутейших впечатлений в жизни.
Linkin Park на выступлении в Москве, в Олимпийском, 29 августа 2015

А какие у вас отношения с русской музыкой?
Честер: Честно говоря, мой темп активного поиска новой музыки замедлился с возрастом — я немного замкнулся в своём собственном мире. Короче, не особо знаком с русской музыкой, но вполне открыт к новому.
Дэйв: Нам нужны ваши рекомендации. Серьёзно, поскольку мы вообще не знакомы с русской сценой, нам нужно с чего-то начать. Последнее, что на слуху — это Pussy Riot, но, по мне, так это больше арт-перфоманс, нежели музыка. Насколько я знаю, в России неплохо развиты панк- и метал-сцена.
Какие последние релизы впечатлили вас самих?
Честер: Последнее время я больше увлекаюсь спокойной музыкой, подходящей для релаксации. Что до групп, то на данный момент я с удовольствием слушаю Wolf Alice. Мне нравится их саунд и продакшен — очень чистый и в то же время по-панковски агрессивный.
Дэйв: В прошлом году мы ездили в тур с Of Mice & Men, крутые ребята. Их последний альбом 'Restoring Force' — очень сильный.
Ребята, у вас уже по несколько детей — это вообще как-то влияет на вашу рок-жизнь?
Дэйв: Мы играем вместе уже 15 лет, и за это время все сильно изменились, хотя во многом остались теми же парнями. У меня три дочки, и они для меня — самые важные люди на свете. Конечно, их появление повлияло на мою жизнь, в том числе на ту большую её часть, которая посвящена Linkin Park — туры и всё такое, но все произошедшие изменения лично для меня носят только позитивный характер. А ты как, Честер?
Честер: Абсолютно с тобой согласен!
Так, нас тут поторапливают, так что на очереди вынужденно последний вопрос: вот за всё время существования Linkin Park чему вас научила жизнь?
Честер: Ох, сложный вопрос. Даже не знаю… Наверное, то, что чем бы ты ни занимался, кем бы ни работал, в жизни существуют поворотные точки и всё зависит от того, как ты отреагируешь на эти события. С возрастом приходят мудрость и понимание, и я считаю, что моё отношение к миру больше всего изменили три вещи: сострадание, терпимость и отцовство. Все самые важные уроки мы извлекаем из личной жизни — даже не знаю, чему можно научиться, играя рок. Отцовство и семья — вот на самом деле самые важные для меня вещи. Именно они и связанные с ними ситуации придают жизни ценность и смысл.
Дэйв: В точку. И не забывайте есть печеньки!

Нам удалось заинтересовать Linkin Park русской музыкой, поэтому в следующий свой приезд они обещали принять участие в «Видеосалоне»! Ура!

Фото: Дмитрий Бубонец
Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик