Андреас Киссер из Sepultura: «Едешь на транссибирском поезде куда-то в зауральскую глушь, а там тебя ждут фанаты, которые сходят с ума от металла!»

Андреас Киссер, гитарист группы с самого 1987 года, позвонил к нам в редакцию, чтобы напомнить о предстоящем шоу и заодно порассуждал о перспективах современной роботехники.

Гитарист Sepultura Андреас Киссер

Мы только что закончили слушать ваш новый альбом. Он словно бы вбирает в себя все стили металла!

Это круто, чувак! Мы уже 30 лет колесим по миру, слушаем все подряд. Постоянно подпитываемся впечатлениями — не только от музыки, но и от жизни, событий, новых технологий… Когда-то и факс казался чудом техники, затем появились компьютеры, потом смартфоны, теперь гугл-очки — а Sepultura все это время была здесь! Этот стремительный прогресс очень впечатляет, он нас вдохновлял во время записи.

А ты не боишься, что роботы выдавят людей из творчества? Они ведь уже пишут музыку, а алгоритмы программируемых синтезаторов помогают делать аранжировки…

Нет, такого страха я не разделяю. У нас в группе мы стараемся соблюдать баланс между электроникой и живым, аналоговым звуком. Кроме того, музыка — это глубинная связь с природой, и современные технологии могут даже помочь укрепить эту связь.

Какая конкретно технология облегчила тебе жизнь как артисту?

Звукозаписывающая программа Pro Tools — без вариантов! Мы-то начинали в эпоху пленочных магнитофонов. Звучание было теплое, все круто. Но это было чудовищно трудно и долго нарезать, перематывать… Сейчас все гораздо проще: можно записать сто дублей, отредактировать что угодно: цифровая техника все стерпит! Это помогает сконцентрироваться на самом творческом процессе, не заботиться о технической стороне дела. Главное — это соблюдать баланс.

Вам предстоит турне по России. Вы чего-нибудь особого ожидаете? У вас же много опыта в путешествиях по нашим просторам?

Я точно знаю, что будет холодно. Особенно для таких горячих бразильских парней вроде нас. Сколько у вас сейчас?

Минус семнадцать!

Ого! Но как бы то ни было… В наш прошлый приезд мы отыграли 16 концертов в России. Самое удивительное — это когда ты едешь на транссибирском поезде куда-то в зауральскую глушь, и там оказываются потрясающие фанаты, которые тебя ждали, которые сходят с ума от металла! Не только в Москве и Санкт-Петербурге живет эта культура, она проникла повсюду, в самые отдаленные уголки. Это привилегия — путешествовать и встречать людей, которые знают твою историю, песни и тексты. Это незабываемое ощущение!

А местные группы тебя впечатляют?

Я всегда с разинутым ртом слушаю местные коллективы: там часто используются неожиданные инструменты: аккордеоны, виолончели, балалайки… В России очень свежий подход к тяжелой музыке, хотя я не помню ни одного названия группы. Это, по сути, то, что мы сделали для металла в свое время, привнеся в него этнические элементы бразильской музыки, особенно в плане перкуссии.

Ты упомянул, что политика и социальная жизнь тоже вам дают пищу для творчества. На твой взгляд, люди сегодня разобщаются или, наоборот, есть повод для оптимизма?

Я путешествую и вижу больше гармонии, чем вражды. Может быть, это не очень по-металлически звучит, но сотрудничество гораздо лучше для творчества, чем противостояние.

ФОТО: GETTY IMAGES

Комментарии

1
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик