Алексей Ягудин о своей бурной жизни на коньках и без коньков

Знаменитый фигурист, теперь еще актер, а эпизодически и телеведущий рассказал, как он теперь восполняет нехватку адреналина.

Алексей Ягудин

В Москве я кайфую! А Питер — сон и головные боли
Мы собрались здесь, Алексей, чтобы поговорить о тебе. По­этому скажи, тебя до сих пор сравнивают с Евгением Плющенко?
По моим ощущениям, сравнения прекратились, когда я закончил со спортом. То есть до Олимпиады 2002 года у нас и впрямь было соревнование, а теперь сравнивать нечего.
Но спрашивать тебя о нем продолжают?
Куда же без Женечки! Прошло уже четырнадцать лет, а мне до сих пор звонят из разных спортивных СМИ: что вы, мол, думаете по поводу того, что Евгений до сих пор в сборной?
Тебя это раздражает?
Скорее, удивляет и даже умиляет. Обычно я говорю: знаете, мне реально по барабану, что делает Женя Плющенко. Но я стал понимать вот что: четыре года нашей с ним борьбы были действительно яркими. А затем стали меняться правила в фигурном катании, ушло напряжение. Ярких личностей много, но их просто не запоминают. Вот и продолжают долбить.
Ты скучаешь по тому накалу?
Скучал ужасно первые года два, страшно не хватало адреналина соревнований. Нервная атмосфера, когда все ходят бледные, как зомби, волнуются... Она меня всегда веселила, я все это воспринимал как игру на приставке. И, конечно, не бросил бы соревнования, если бы врачи не запретили.
Как вообще спортсмены справляются с этой ситуацией — выходом на пенсию в молодом возрасте?
Мне повезло с тем видом спорта, которым я начал заниматься в четырехлетнем возрасте. У фигурного катания есть продолжение. Не в обиду другим видам спорта: заканчивается карьера — и что? Нет профессионального продолжения. А Илья Авербух создал нишу, которая включает в себя и мюзиклы на льду, и детские ледовые спектакли, и просто показательные выступления. Мы можем продолжать заниматься своей любимой профессией.
Отчего считается, что если под что-то надоевшее, а то и вовсе ненужное подложить лед, то оно вдруг становится лучше и интереснее? Цирк, балет, звезды эстрады...
Холод освежает и не дает продуктам портиться. А если серьезно, фигурное катание всегда было популярным, да и балет на льду существует испокон веков. Помню, когда я закончил со спортом, у меня появилась идея. Я часто ходил на выступления Cirque du Soleil, где артисты прыгали в воду, и подумал: раз можно в воду, почему не добавить лед? К этому мы в итоге и пришли.
А чем ты восполнял нехватку адреналина?
Театром. Сыграл в четырех разных спектаклях. Причем я не бог весть какой театрал. Просто мне нравится, как после представления тебя на стрессе потряхивает еще какое-то время. Я даже не понимал, от чего больше кайфую: от этого отходняка или от самого спектакля, от сцены. Ну и на телевидении, куда меня иногда зовут ведущим, тоже немало стрессовых ситуаций.
Хит-лист героя
1+1
Фильм:
«1+1»
Владимир Познер
Книга:
«Прощание с иллюзиями», Владимир Познер
Москва
Город:
Москва
Кстати, ты же катаешься почти исключительно со знаменитостями. Кто из них смешнее прочих грохается об лед?
Когда речь о спорте, падения перестают быть смешными. Но я помню, как у нас в «Ледниковом периоде» лед штурмовал Тимур Батрутдинов. Ему это очень тяжело давалось, но дело было не в падениях: ему можно было вообще ничего не делать, он просто всегда выглядел смешным.
Тебе доводилось заниматься сексом на льду?
Ну нет, на льду совсем уж как-то неудобно. Вот в раздевалках, не снимая коньков, бывало.
Кстати, чем принципиально отличается атмосфера в раздевалке фигуристов от раздевалки хоккеистов?
Специфическим ароматом! Заходишь — и сразу понятно: тут хоккеисты были.
Они чем-то специальным пахнут?
Они интенсивнее пахнут. Коньки наши после выступления тоже, конечно, к носу лучше не подносить, но с хоккеистов же пот рекой течет.
Бодрящее, должно быть, ощущение. Скажи, а за какими ощущениями ты из родного Петербурга в Москву переехал?
В Москве я кайфую! Вот мой город: я хочу эти пробки, хочу, чтобы меня проворачивало в этом колесе. А Питер — сон и головные боли. Все серое, монотонное, медленное, неинтересное.
Стать олимпийским чемпионом — это как слетать в космос. Здорово, но есть подозрение, что ничего круче с тобой в жизни уже не произойдет. Как тебе такая мысль?
Да никак! Я человек, который живет сегодняшним днем. Сегодняшним и завтрашним. Конечно, прошлое существует. Да, есть олимпийская медаль. Но, ребята, я ее выиграл четырнадцать лет назад! Мама до сих пор хранит все эти грамоты, протоколы с соревнований, контрамарки. Я ей говорю: сожги их уже, кому они нужны? Знаете, у меня теперь другие ценности. Семья, две дочки: Лиза и Мишель. Кто мог подумать, что я буду кайфовать каждый день, просто общаясь с ними?
Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик