Воскресная школа: постмодернизм

Слово «постмодернизм» ты слышишь постоянно. Его употребляют в отношении чего угодно, как правило – вещей странных и непонятных. Мы попробуем научить тебя обращаться с ним самостоятельно.

Постмодернизм – это не направление в науке или искусстве, как думают многие. Запомни: постмодернизм – это культурная ситуация. Ситуация сложилась в Европе 60-х годов, где все традиционные ценности оказались смяты и осмеяны. Марксизм и Ницше расправились с религией, Сталин и Мао дискредитировали марксизм, фрейдисты доказали, что любовь к женщине – это навязчивый невроз, а призрак нацизма до сих пор заставляет содрогаться при слове «любовь к родине». Философы Фуко, Делез, Бодрийяр (можешь выучить эти французские фамилии – на философских факультетах учится почти столько же красавиц, сколько на филологических!) пришли к выводу, что так, в общем-то, и надо: через абсолютное отрицание мы придем к подлинной, пусть не очень привлекательной правде – которую тоже надо будет попробовать опровергнуть.

Как все это касается лично тебя? Пожалуйста: вот, например, Зюганов говорит по телевизору: «При Сталине был порядок». А ты, к примеру, стоишь напротив него в передаче «К барьеру» и сообщаешь: «порядок - это ценность, выработанная в буржуазном обществе, марксист стремится не к порядку, а к справедливости. А ваше преклонение перед фигурой отца диктуется наследственным сексуальным комплексом плюс чувством вины и анальной фиксацией». Большая часть телезрителей, скорее всего, не оценят твой дискурс (так постмодернисты называют свои повествования), зато немногочисленные интеллектуалы будут звать тебя на посиделки в столичных рюмочных.

Наиболее ярко ситуация постмодернизма проявила себя в искусстве. Писатели, начитавшиеся вышеуказанных философов и вообще чего ни попадя, обнаружили, что написать роман, как это делал Лев Толстой, уже не получается. Описать реальные события человеческим языком, провести героев через испытания, в которых они проявят характер и еще, чего доброго, получат по заслугам - это, знаете ли, скучно и несовременно. Гораздо интереснее позаимствовать героев из уже написанных произведений литературы, фольклора, кино и религии как детали для собственных смехотворных построений. Поэтому героями Владимира Сорокина оказываются Хрущев и Сталин, Пелевин использует в тех же целях Чапаева и Анку-Пулеметчицу, а, к примеру, главный итальянский постмодернист Умберто Эко делает героем своего романа «Имя Розы» рукопись Аристотеля.

Вот пример. Главный постмодернистский писатель России Виктор Пелевин творчески переработал «Повесть о настоящем человеке» Полевого и создал «Омон Ра» - роман о летном училище, где курсантам отпиливают ноги, дабы уподобить их легендарному летчику Мересьеву. Хотя на первый взгляд, это кажется простым издевательством над святынями, если вдуматься – писатель дает метафору тоталитарного общества, где личность калечится ради абстрактной и лживой идеи. Поэтому цинизм, аморальность и безверие, в которых упрекают «постмодернистов», на самом деле оказываются проявлением гораздо большей честности, чем то, что демонстрируют ханжи-церковники и демагоги-политиканы.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик