Рассказ пассажира рейса Москва — Бангкок, пережившего турбулентное падение

Журналист MAXIM из первых уст получил подробный рассказ о том, что пережили пассажиры злополучного первомайского рейса.

Рассказ пассажира рейса Москва — Бангкок, пережившего турбулентное падение

Граждане России в последние дни с содроганием обсуждали то, насколько неприятно очутиться на борту самолета, который за несколько мгновений переживает тряску, будто попал в одичавшую стиральную машину. Почти каждый авиапассажир сталкивался с тряской и воздушными ямами, но чтобы с такими последствиями, как 1 мая на борту Boeing 777, — это исключительное невезение. Или, наоборот, везение, ведь все остались живы, лишь покалечились кто как мог? Давай не будем гадать и все узнаем от очевидца.

Слово Владимиру Малышеву (он житель подмосковного Красногорска, регулярно и с превеликим удовольствием пользовался этим маршрутом):

— Дело было так. Летим мы, никому не мешаем. Свободных мест очень мало. Рейс SU270 Москва — Бангкок собирает пассажиров еще и из Санкт-Петербурга, в Москве уже все кресла заняты — питерцев теперь транзитом через Москву экспортируют в слаборазвитые страны на руководящие должности.

Примерно в семь утра по местному, три часа утра по Москве, уже закончен завтрак и убрана посуда. И тут началось!

Сначала пару раз тряхнуло по мелочи. Затем отключились двигатели, и мы конкретно стали падать, с наклоном влево и немного задравши нос — мои чисто субъективные ощущения. Затем резкий удар — похоже, что плашмя свалились на плотные слои воздуха.

Посмотрел в иллюминатор краем глаза: крыло левое, как бабочка, отыграло вниз-вверх, скрежет фюзеляжа тоже слышался очень неприятный. К тому же в момент «приземления» был сильный удар по корпусу снизу и всех подкинуло, меня — при весе 108 килограммов — примерно на метр!

Паники не было. Бога никто не вспоминал. В голове крутанулось: ну все, конец! Только другими немного словами.


Я пытался пристегнуться ремнем, но интервалы между волнами (их было минимум три) оказались минимальными, буквально секунды. Пристегнуться уже не получалось.

В Таиланде по телику передали данные: якобы мы за 15 секунд потеряли по высоте 800 метров! Похоже!

Между первым ударом и падением двигатели включились на мгновение, и опять цикл пошел, затем все повторилось еще минимум раз: отключение двигателей — свободное падение — удар о плотные слои воздуха — включение двигателей.

Я в молодости умудрился окончить с отличием Московский авиационный техникум имени товарища Годовикова. Учили нас хорошо: по диплому техник-механик самолетостроительного производства, способен посчитать крыло и всякие мелочи...

Так вот, мое мнение: нас спас фактор выработки топлива в баках, что расположены в крыльях. С полными баками крылья отвалились бы однозначно — зуб даю!

Экипаж — прекрасный! Но от него почти ничего не зависело. Когда попадали в воздушную яму (в нашем случае скорее уж пропасть), двигатели отключались из-за недостатка кислорода, а самолет превращался в болванку и падал практически отвесно. В вакууме подъемной силы не бывает, а баллистическая траектория у нас реально отсутствовала —мы же не на ракете летим, не на снаряде.

У меня было место 21D. Это первый по счету салон эконом-класса! Впереди, ближе к носу самолета, бизнес-класс и какой-то еще для буржуинов, нуворишей и депутатов Госдумы (при цене билета туда/обратно 25—30 тысяч платить за «бизнес» в четыре-пять раз больше нормальный человек не будет, тем более что «эконом» комфортный и обслуживание на высоте). В нашем салоне пострадавших не было, так, по мелочи. Лично я поцарапал запястье и спину ушиб. Но вот потом, по дороге в Паттайю, последствия дали себя знать уже в полную силу: тошнота, головокружение.

В хвостовых салонах все выглядело хуже. Там сработали кислородные маски, летали предметы по рядам, а многие люди стояли у туалетов и внутри них (даже боюсь представить, что там было), практически все не пристегнуты: на момент инцидента табло с просьбой пристегнуться не горело. И как раз в это время народ начинал переодеваться в одежду для Таиланда — шорты, майки.

Заглянул в хвостовые салоны: многие пассажиры между проходами лежат, всюду мусор и вещи разбросанные. Стюардессы, молодцы, улыбались: «Ничего страшного. Но нет ли среди вас случайно медработников?»

Мораль:

1. Летайте самолетами «Аэрофлота»!

2. Бронируйте места в салонах эконом-класса от 17 до 23 ряда (я всегда так делаю).

3. Пристегивайтесь!

Смешной момент. В нашем салоне после последнего цикла, полминуты не прошло, в проходе в районе девятнадцатого ряда встала женщина с ребенком на руках. Так вот, я такого единодушия в жизни не встречал — практически весь салон хором: «Сядь, дура!»

По сведениям из наших СМИ, этот борт в тот же день полетел с пассажирами обратно в Москву. Лично у меня это рой вопросов подняло: самолет перенес экстремальные нагрузки, не исключены трещины в корпусе, повреждения лонжеронов и стрингеров, да и вообще у самолета много различных деталей. Так вот кто разрешил его дальнейшую эксплуатацию без инструментального (не визуального!) осмотра?

Ведь имело место падение фюзеляжем на плотные слои воздуха с большой высоты, крылья болтались — страшно смотреть было. Звуки, доносившиеся из фюзеляжа, тоже были достаточно показательны: скрежет и посторонние стуки.

Травмы — переломы, ушибы... Сердечко прихватило у одного товарища точно! Думаю, что не все обратились, ведь, как у меня, последствия проявились только через пару часов.

Паники не было, и это замечательно. Дележка парашютов в связи с их отсутствием и недостатком времени отсутствовала.

Нестройные крики «ааааааа!!!!!», вот и все...

Рассказ пассажира рейса Москва — Бангкок, пережившего турбулентное падение
Владимир, пассажир кресла 21D

Комментарии

5
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик