Первый каналья

Первый каналья

Было бы замечательно взять откровенное интервью у какого-нибудь коррумпированного и беспринципного политика, благо таких сейчас хоть отбавляй. Но они вешают трубку сразу после слов: «Мы позвонили вам, так как вы коррумпированный и беспринципный...» Вот мы и решили откровенно написать о политическом деятеле XVIII века, чье имя стало нарицательным для обозначения хитрости и ушлости – о Талейране.

Детство хромоножки

Если бы психоанализ существовал на рубеже XVIII–XIX ве­ков, любой психотерапевт пришел бы в восторг от детских воспоминаний Шарля Мориса де Талейрана-Перигора – настолько они были мрачны. Шарль появился на свет 2 февраля 1754 года в Париже в обедневшей, но знатной дворянской семье. По словам самого Талейрана, «родительские заботы не вошли тогда еще в нравы», а посему новорожденный был тут же дислоцирован к кормилице, обитавшей в предместьях Парижа. Женщина оказалась на редкость нерадивой. Однажды она оставила четырехлетнего Талейрана на комоде и ушла по делам. Комод быстро наскучил Шарлю, и он с него упал, сильно повредив ногу. Прибежавшая на плач ребенка кормилица осмотрела поврежденную ногу и решила, что само заживет. Она не показала мальчика врачу и не сообщила об инциденте его родителям.

Вскоре маленького Талейрана отправили к единственному человеку, который относился к нему с любовью и окружал заботой, – к бабушке. Но и она даже с помощью лучших костоправов уже не смогла исправить последствия травмы, полученной Шарлем, и он остался хромым на всю жизнь. «Бабушка была первым человеком в моей семье, проявившим ко мне чувства, она же была первой, давшей мне счастье любить», – писал уже взрослый Талейран. Идиллия продолжалась недолго: родители, которых Талейран едва ли помнил в лицо, отправили своего отпрыска в парижский коллеж. После утомительного 17-дневного путешествия в почтовом дилижансе Шарль рассчитывал хотя бы на отцовское и материнское благословение перед началом учебы, но был препровожден прямо за парту, так и не повидав родителей. Конечно, отсутствие внимания самых близких людей ранило мальчика. Но лишь поначалу. Шарль очень быстро понял, что в этом мире полагаться можно только на самого себя.

Цитаты Талейрана

Со штыками можно делать что угодно, кроме одного – садиться на них.

Валяйтесь у них в ногах, но не попадайтесь к ним в руки.

Надо полюбить гениальную женщину, чтобы понять, какое это счастье – любить дуру.

Язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли.

Целые народы пришли бы в ужас, если бы узнали, какие мелкие люди властвуют над ними.

В принципе, женщины имеют равные с мужчинами права, но в их же интересах не пользоваться этими правами.

Нет более благородного чувства, чем недоверие.

Брак – событие настолько прекрасное, что к нему можно готовиться хоть всю жизнь.

Святой чревоугодник

Шестнадцати лет Шарль перешел в духовную семинарию – так началась его карьера. Военная стезя была для юноши недосягаема: хромых не берут в генералы. Характер Шарля к этому моменту вполне сложился. Он был скуп на эмоции, никогда себя не жалел и думал только о том, как улучшить собственное благосостояние. Талейран не отличался большим умом или начитанностью, зато умел мастерски распознавать людей, их слабости и успешно ими манипулировать в собственных интересах. Перед тщеславными он выслуживался и лебезил, перед благородными разыгрывал принципиальность. Талейран мог угодить всем, кто стоял выше него, причем одновременно. Неудивительно, что карьера молодого священника стремительно шла в гору.

Не отказывал себе Шарль и в земных удовольствиях вроде вкусной пищи и хорошего вина. Он любил повеселиться и, отслужив мессу, устремлялся в игорные дома и светские салоны, где пленял дам остроумием. Ничем другим Талейран их пленить не мог, так как не был красив. Невысокого роста, с редкими светлыми волосами, лукавым, острым, вытянутым носом, да к тому же хромой. Тем не менее в любовницах Шарль недостатка не испытывал, даже напротив. Некоторые из них еще и способствовали продвижению Талейрана по службе. Таким манером, в земных удовольствиях и похмельных молитвах, прошли следующие полтора десятка лет. Накануне революции 1788 года Людовик XVI поставил свою витиеватую роспись под назначением Шарля Мориса Талейрана-Перигора епископом Отенской епархии.

Герой революции

В октябре 1789 года по Парижу разнеслась благая весть: епископ Отенский жертвует в казну революции церковные земли, причем совершенно бескорыстно! Вот уж поистине святой человек! Учредительное собрание с распростертыми объятиями приняло Талейрана, а папа римский, напротив, отлучил инициативного епископа от святой католической церкви. С этой минуты популярность Талейрана среди революционеров неукоснительно растет. Сбросив с плеч ненавистную сутану, Талейран вступает в новую должность – председателя Учредительного собрания. Спустя несколько лет, уже после штурма королевского дворца Тюильри и отречения Людовика XVI, именно Талейран отправил в Англию собственноручно составленную ноту, объяснявшую правительству, почему была свергнута монархия во Франции: «Король подкапывался под новую конституцию… Он подкупал людей в надежде ослабить пламенный патриотизм французского народа!»

Менее чем через месяц, в сентябре 1792 года, самый «пламенный патриот» Франции Талейран уже мчался на всех парах в Лондон: бывшему епископу и аристократу обстановка в стране показалось небезопасной. Предчувствие не обмануло Талейрана, ордер на его арест появился уже в декабре того же 1792 года. В Лондоне, впрочем, Шарлю тоже не были рады. Укрывшиеся там последователи Бурбонов не уставали придумывать для предателя короля и католической церкви все новые казни, самой безболезненной из которых было колесование. Вскоре 40-летний Шарль Морис Талейран-Перигор получил официальное предложение от английского правительства выметаться, да побыстрее. Следующие два года Талейран провел в Новом Свете, ожидая возвращения на родину и подрабатывая земельными махинациями.

Первый каналья

Как стать министром

Наконец Национальный конвент в Париже провозгласил: «Талейран может пригодиться республике». Уже в сентябре 1796 года счастливый Шарль вернулся на родину. Единственный, с кем на тот момент связывал свое продвижение по службе Талейран, был виконт де Баррас, руководитель Директории и возлюбленный мадам де Сталь, побывавшей когда-то в постели Талейрана. В течение нескольких недель Талейран одолевал писательницу просьбой, чтобы она уговорила своего нынешнего любовника обеспечить ее бывшего любовника креслом в министерстве. Он убеждал, скулил, вымаливал должность министра, утверждая, что, ежели он ее не получит, то будет вынужден утопиться в Сене, так как в кармане у него осталось лишь десять луидоров.

Наконец измученный просьбами любовницы Баррас, воспользовавшись своим авторитетом, поставил вопрос о назначении Талейрана министром иностранных дел Франции на заседании Директории. Три голоса – за, два – против. Услышав новость о собственном назначении, новоиспеченный министр в компании секретаря и случайного собутыльника поехал благодарить Барраса. В карете Шарль все время повторял, потирая руки от удовольствия: «Место мое! Есть шанс заработать кучу денег!»

И Талейран не упускает этот шанс. Он берет взятки исключительно золотом и на международном уровне.

Заключая Кампоформийский мир с Австрией, Талейран «за лояльность» получает миллион ливров. За дружеское расположение к Испании также требует миллион, а с маленького Неаполитанского королевства, так и быть, всего полмиллиона. И это во времена, когда французская семья, имевшая полторы тысячи ливров дохода в год, считалась весьма обеспеченной! Кроме того, Талейран успешно играет на бирже. Секрет его успеха прост: он заранее знает, как сложится политическая ситуация (да что там, он сам ее складывает!), и точно предсказывает, как изменения отразятся на рынке.

В перерывах между финансовыми сделками 43-летний министр пишет 28-летнему полководцу Наполеону Бонапарту льстивые и подобострастные письма, будто тому уже принадлежит половина Европы. И тот не остается в долгу: придя к власти, Наполеон первым делом назначает Талейрана министром иностранных дел, положив начало длительному и сомнительному для себя же самого сотрудничеству.

Первый каналья

Одна свадьба и одни похороны

Первый консул нуждался в уме Талейрана, его хитрости, умении манипулировать людьми, считывать их слабости и пороки, обольщать их, опутывать, обманывать. Но, снабдив Талейрана работой, Наполеон решил заодно устроить и его личную жизнь. Одной из любовниц Талейрана как раз числилась молоденькая разведенная женушка мелкого чиновника – госпожа Гран. Она была чудо как хороша собой, благодаря чему несколько лет не раздражала Талейрана своим присутствием в его доме. Зато раздражала жен послов и дипломатов, решивших по случаю показательно бойкотировать балы в министерстве иностранных дел. Узнав о скандале, Наполеон явился к Талейрану, и, увидев очаровательную госпожу Гран, велел своему министру немедля жениться. Талейран посчитал этот брак уступкой императору, сделав которую можно получить больше доверия и, следовательно, выгоды. В конце концов, госпожа Гран действительно хороша собой и глупа как пробка – практически идеальная супруга. Ведь, как любил повторять Шарль, «глупая жена не может скомпрометировать супруга; может только та, которую считают умной».

Едва ли кто-то мог лучше скомпрометировать Талейрана, чем он сам. В 1804 году Европа содрогнулась от несправедливой и жестокой расправы министра Наполеона над сыном принца Конде, герцогом Энгиенским. Талейран хотел перестраховаться от близкого соседства опасного Бурбона (а 30-летний герцог относился к младшей ветви свергнутой королевской династии) и начал внушать Наполеону, что сын Конде задумал заговор с целью свержения консула. Заручившись поддержкой сомневавшегося Бонапарта, Талейран приказал арестовать герцога и после формального суда, не занявшего более получаса, расстрелять.

Позже, уже во время Реставрации, Талейран, опасавшийся встречи с безутешным отцом погибшего, провернет хитрую операцию. Он в «сугубо секретном» разговоре расскажет приближенной к принцу Конде даме, что изо всех сил пытался отговорить Наполеона от расстрела ни в чем не повинного юноши, более того – послал герцогу Энгиенскому письмо, умоляя его бежать. Но, увы и ах, герцог ослушался озабоченного его судьбой мудрого и великодушного Талейрана. Естественно, этот разговор был тут же передан пожилому принцу Конде, и тот при ближайшей возможности кинулся на шею Талейрану, окропив слезами благодарности убийцу своего сына.

Комментарии
Рейтинг пользователей
  • Оратор
  • Любимчик
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик