Мемуары о Муаммаре

Говоря о Каддафи, хочется петь. Помните, каким он парнем был? Ах какой был мужчина! Настоящий полковник.

Мы ничего бы не стали писать о Каддафи еще несколько лет, так как глянцевая журналистика, к счастью, не слишком зависит от злободневности, а пляски на свежих трупах все-таки не совсем наш профиль. Но нас подхватила волна народной скорби и вынесла на этот сомнительный берег. Нет, ну кто бы мог подумать, что в холодной снежной России полковника будут так искренне оплакивать?

■ Вот пишет фантаст Сергей Лукьяненко:

Никогда не верь мировому сообществу, если в твоей стране есть нефть или хотя бы что-то есть. Никогда не верь странам, которые были твоими друзьями: страны всегда меняются. Никогда не верь правителям, которые были твоими друзьями: правители никогда не меняются… Это написал Каддафи своей кровью на песках Ливии.

■ Вот высказывается режиссер Юрий Грымов:

Я думаю, трагическая смерть последнего революционера – больше чем новость недели. Это символ нового века, с начала которого прошло одиннадцать лет. Не буду сейчас анализировать тот кошмар, который затеяли американцы, Саркози, НАТО, – об этом достаточно писали. Вчера я увидел смерть революционера. Каддафи при всей противоречивости своего правления – большой человек…

■ Вот мнение режиссера и актера Ивана Охлобыстина:

Какая печальная издевка судьбы – 42 года править страной, чтобы получить пулю в висок от восемнадцатилетнего подонка. Прощай, Полковник!

Что уж говорить о тысячах и тысячах простых пользователей Интернета, заполняющих блоги и форумы восхищенными заметками о ливийском герое и призывающих кары небесные на головы его убийц. Так что нам из простого человеколюбия не оставалось ничего другого, как попытаться хоть немного утешить скорбящих, напомнив им некоторые из великих деяний полковника.

Мемуары о Муаммаре

Начало истории

Вообще-то полковник Каддафи, родившийся в 1940 году, сам особо не воевал (если не учитывать, конечно, последний его смертный бой). Со славным революционным прошлым у него, к сожалению, вообще было туго. Муаммар происходил из умеренно зажиточной бедуинской семьи, которая, невзирая на пристрастие к полукочевому образу жизни, почему-то считала, что детям, а особенно мальчикам, нужно давать образование. Поэтому Каддафи успел поучиться и в религиозных школах-медресе, и в светских лицеях, в которые итальянцы и англичане, по очереди контролировавшие тогда Ливию, с удовольствием бесплатно принимали жаждущих знаний арабских подростков. Поучаствовав в нескольких вполне мордобойных студенческих митингах, направленных против «белых захватчиков в Африке», Муаммар был арестован на несколько дней, а потом выслан из столицы. Так что жить ему пришлось в захолустном городишке Мисурати, где он и окончил лицей. Уже почувствовавший вкус к подполью, борьбе и власти, Муаммар поступил в военный колледж, потом пошел в армию и был отправлен на стажировку в Великобританию, где и получил звание капитана (полковником он потом назначит себя сам). Надо сказать, что для юноши, жаждавшего славных свершений, Ливия тогда была не самым подходящим местом. Эта большая пустынная страна с крошечным населением (всего 6 миллионов человек) обладает десятыми по величине запасами нефти в мире, а кроме того располагает обширными месторождениями природного газа. К началу 60-х годов в стране была конституционная монархия, король Идрис исповедовал умеренно прогрессивные взгляды, Ливия активно сотрудничала с западными нефтедобывающими компаниями и имела весьма благополучные виды на будущее. То есть в революциях, признаться, там особой потребности не было, зато был явственно витавший в воздухе аромат большого жирного пирога, за разделку которого стоило взяться незамедлительно.

Каддафи с приятелями-офицерами несколько лет создавали подпольную сеть, охватывавшую в основном военных и чиновников. Армия Ливии, насчитывавшая тогда 8 тысяч человек, не могла считаться серьезной силой. Безопасность страны обеспечивали итальянские и английские военные базы, но Каддафи, прекрасно понимая международную обстановку, не сом­невался, что в гражданских разборках европейцы участвовать не станут. И верно, не стали. В сентябре 1969 года, выбрав момент, когда короля Идриса не было в стране, Каддафи с офицерами-единомышленниками, фактически не встретив сопротивления, захватили несколько ключевых точек – министерства и радиостанцию, а Муаммар лично выступил с обращением к народу. Обращение было составлено больше поэтически, чем разумно, но апеллировало к простым человеческим инстинктам: сейчас мы все отнимем у плохих и дадим тебе, хорошему, ибо велик Аллах, велик ливийский народ, – и восстанет над миром новая заря*.

Мемуары о Муаммаре

*Примечание Phacochoerus'a Фунтика:

«Позволю себе привести тут самое начало этой знаменитой речи. «Граждане Ливии! В ответ на сокровенные чаяния и мечты, переполнявшие ваши сердца, в ответ на ваши непрестанные требования перемен и духовного возрождения, вашу длительную борьбу во имя этих идеалов, прислушиваясь к вашему призыву о восстании, преданные вам армейские силы взяли на себя эту задачу и свергли реакционный и коррумпированный режим, зловоние которого вызывало тошноту и шокировало нас всех».

Народ в целом не возражал. Новая власть потребовала у европейцев немедленно очистить Ливию от своего гнусного присутствия. Все иностранное имущество, включая заводы, оборудование, дома, тостеры и подштанники, подлежало конфискации в пользу страдающего народа. Все подписанные ранее деловые и торговые соглашения, международные кредиты и прочая ересь были признаны недействительными.

Такого наглого грабежа, возможно, не потерпели бы даже присмиревшие после Второй мировой европейцы, но за спиной новоявленного полковника виднелась довольная громада СССР, которая тут же признала Каддафи наизаконнейшим из правителей. Из Москвы летели слова поддержки и обещание полной готовности оказать военную помощь, поэтому, учитывая международную ситуацию времен холодной войны, объяснять Каддафи идею частной собственности никто не стал. Так полковник Каддафи оказался фактически единовластным владельцем огромного количества ресурсов и, стало быть, денег. Те его соратники по борьбе, которые не согласились с таким положением дел, очень быстро уяснили свою ошибку; прочие мудро сделали ставку на полную лояльность. И Каддафи принялся активно делать историю. Вот лишь некоторые из его славных подвигов.

Мемуары о Муаммаре

■ Дело мюнхенской Олимпиады

Организация «Черный сентябрь», которая неофициально находилась под контролем ФАТХ и Организации освобождения Палестины, специализировалась на террористических актах и диверсиях. Черносентябрьцы взрывали заводы, убивали премь­ер-министров, послов и простых бизнесменов из разных стран, намекая на то, что евреи – гады, а арабы – молодцы. Самым ярким шоу «Черного сентября» стала расправа над израильскими спортсменами во время мюнхенской Олимпиады. В 1972 году, 5 сентября, восемь террористов ворвались в домик израильтян в олимпийской деревне, двух спортсменов сразу показательно нафаршировали пулями, а еще девятерых взяли в заложники. В эти дни непросто пришлось советскому телевидению. Оно, согласно указаниям высшего руководства, всегда поддерживало любые выходки палестинцев, но олимпийский аттракцион, за которым с ужасом и негодованием следил весь мир, никак не желал укладываться в стандартную схему «отважные ребята из народа опять ущучили проклятых империалистов-сионистов». Спортсмены, как ни крути, вызывали больше сочувствия. Все окончилось плохо: при попытке штурма вертолетов, в которых «Черный сентябрь» хотел вывезти заложников, террористы взорвали и себя, и своих пленников. Число сочувствующих Палестине в те дни резко пошло на убыль не только в Европе, но даже в арабских странах. Однако нашлась страна, в которой национальный лидер громко поздравил героических борцов с тиранией. Глава Ливии Муаммар Каддафи вытребовал у Германии тела погибших террористов, устроил пышные похороны и отправил щедрые награды их родственникам. Также пять миллионов долларов в благодарность за прекрасное шоу получил Ясир Арафат лично. И хотя руководитель ФАТХ официально открещивался от близости с «Черным сентябрем», но, питая простительную слабость к денежкам вообще, не нашел в себе сил отказаться от подарка.

■ Дело об исчезнувшем имаме

Официально должность Каддафи называлась так: Братский лидер и руководитель первосентябрьской Великой революции Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии

Невзирая на то что сам Каддафи регулярно объяснял, что он является королем королей, лидером панарабской империи и столпом ислама, в арабских и африканских странах его ненавидели еще больше, чем на Западе. Мусульмане ему присвоили кличку Меджнун, то есть «псих», которая нередко мелькает даже в официальных документах. Каддафи бредил объединением арабского мира, Африки и мусульман вообще, где-то в центре его удивительного сознания явно ворочалась идея мирового владычества. Главной проблемой Востока и Африки, с точки зрения Каддафи, была слишком благополучная жизнь народа, которому западные империалисты кидают кости в обмен на верность. Поэтому Каддафи не только старался разжиться подписями глав государств на всяких документах о союзничестве и объединении, готовя юридическую базу на случай возможного присоединения их территорий к Ливии, – он также поддерживал и финансировал любых революционеров, террористов и агрессивных оппозиционеров, которые могли привести к дестабилизации соседние страны. Прежде всего в зоне его интересов были Египет, Сирия, Тунис, Чад, Ливан, Алжир и Сомали (впрочем, баскские сепаратисты, боевики ИРА и никарагуанские повстанцы тоже всегда могли рассчитывать на покровительство полковника). Террористов для этих стран массово готовили тренировочные лагеря в Ливии, их главари получали щедрое финансирование от Каддафи. Из-за этого вмешательства в свои внутренние дела большинство соседей в конце концов разорвали с Ливией отношения, некоторые даже вступали с ней в вооруженные конфликты, правда быстро сворачиваемые мировым сообществом. Очень характерна для этой ситуации пропажа в августе 1978 года лидера ливанских шиитов, основателя движения «Амаль» имама Мусы аль-Садра, который прибыл с двумя спутниками в Ливию по приглашению Каддафи. И имам, и его сопровождающие исчезли непосредственно после прибытия в Триполи, и больше их никто никогда не видел. Ливан обвинил Каддафи в похищении и убийстве духовного лидера шиитов и потребовал международных санкций. Как отмечено в документе, «с помощью этого преступления Каддафи стремился развязать в Ливане гражданскую войну между суннитами и шиитами». Каддафи отвечал, что знать не знает никаких имамов. Ну да, был какой-то имам, мы чаю попили, музыку послушали, а потом он куда-то улетел. Небось его итальянцы свистнули, они могут…

Мемуары о Муаммаре

■ Дело британской полицейской

17 апреля 1984 года в Лондоне у стен ливийского посольства собрались демонстранты. В основном это были бежавшие из своей страны ливийцы, у которых арестовали и казнили родных. Они стояли с плакатами «Каддафи – убийца!» и скандировали обидные лозунги. В посольстве связались с родиной и поинтересовались, что, собственно, делать. Получив инструкции, сотрудники посольства расстреляли демонстрантов: 11 человек были тяжело ранены, а охранявшая посольство британская полицейская Ивонн Флетчер скончалась на месте. Обычно в приличных журналах не используется слово «охренел», но именно этот глагол употребила премьер-министр Англии леди Тэтчер, говоря о Каддафи и объясняя, почему Великобритания разрывает дипотношения с Ливией.

■ Дело о подожженном море

В арабском мире к Каддафи намертво прилипла кличка Меджнун, то есть «псих». И, надо сказать, он очень постарался, чтобы ее заслужить

6 июля 1984 года ливийское судно Ghat (класса Ro-ro) вышло через Суэцкий канал из Средиземного моря в Красное, 14 июля пришло в эфиопский порт Асэб, где выгрузило автомобили, три дня спустя покинуло порт и 22 июля прошло канал на пути к Триполи. Этот рейс туда и обратно занял 15 дней, хотя обычно на такой маршрут требовалось всего восемь. А уже 9 июля в Суэцком канале взорвался первый корабль. За последующие три месяца 24 корабля получат тут повреждения разной степени серьезности, несколько танкеров после взрывов выплеснут в море тонны нефти, около сотни членов экипажей будут убиты или ранены, а мир будет стоять на ушах. На Суэцкий канал в те годы приходилось до 14 процентов всех мировых грузоперевозок, а так как мины не щадили ни советские, ни американские, ни китайские, ни саудовские корабли, то готовность этих недружественных держав к сотрудничеству в критической ситуации приятно удивила мировую общественность. Метая друг в друга гневные взгляды и ехидные депеши, американцы, европейцы и СССР совместно проводили операции по боевому тралению, вылавливая взрывные устройства неизвестного производства из несчастного канала. Несколько подпольных террористических организаций радостно сообщили, что море минировали именно они, но им никто не поверил. Изначально под подозрением были две страны – Иран и Ливия, но Иран сразу выступил с заявлением, что кто бы это ни сделал – это враг ислама и волчара позорная, а Иран готов немедленно отправить любую технику, водолазов, саперов и вертящихся дервишей на ликвидацию безобразия, к которому Исламская республика, клянемся Аллахом, не имеет никакого отношения. Впрочем, к тому времени тщательный анализ движения судов по каналу уже показал, что у Ирана в те недели фактически не было возможности устроить такую пакость. А вот неспешное плавание судна Ghat очень и очень заинтересовало комиссию по расследованию. Интерес этот многократно возрос, когда выяснилось, что по прибытии в Триполи команда на нем была полностью заменена. Позднейшие же донесения агентов на ливийской территории подтвердили, что морская операция, строжайше засекреченная, действительно была проведена Ливией.

■ Дело о дискотеке «Красотка»

5 апреля 1986 года в берлинском клубе La Belle («Красотка»), который любили посещать солдаты американской базы, раздался взрыв. Видимо, в тот день в клубе было не продохнуть не только от посетителей, но и от их ангелов-хранителей, так как из трехсот человек, раненных при взрыве, погибло только трое (два сержанта США и турецкая официантка), а 30 тяжелораненых врачи сумели вытащить из небытия. Спецслужбы ФРГ сработали оперативно: вскоре один ливиец, два палестинца и супруга одного из палестинцев, немка по происхождению, давали признательные показания. Немку, которая, собственно, и протащила бомбу на дискотеку, должны были приговорить к пожизненному заключению, но дали всего лишь 14 лет, так как психиатрическое обследование выявило у нее тяжелейшую депрессию, подчиненность мужу и кризис самоидентификации. Прочие же участники дела объясняли происшедшее тем, что у них на территории Ливии имелись в заложниках родственники, так что никто из них просто не мог отказаться от любезного предложения ливийских властей поджарить империалистов на дискотеке. Основой обвинения стали перехваченные послания Каддафи, в которых ливийский лидер призывал своих сторонников наносить американцам максимальный ущерб, не обращая внимания на то, какая цель подвергается атаке – гражданская или военная, причем в одном перехваченном сообщении ливийская разведка информировала о деталях взрыва в La Belle. 15 июля американская авиация в ходе акции возмездия нанесла удары по пяти объектам на территории Ливии – трем военным базам и двум аэропортам, большая часть из которых располагалась в столице Триполи. На следующий день полковник Каддафи распространил сообщение, в котором объявил, что его дом в Триполи был разрушен бомбами, причем во время бомбежки погибла его приемная дочь, четырехлетняя Хана, за которую ливийский народ и будет мстить со всей беспощадностью... Что самое интересное, лишь сейчас стало ясно, что Хана вовсе не погибла тогда, а прекрасным образом выросла, стала врачом и вышла замуж. Причем сами ливийцы, регулярно наблюдая дочку Каддафи, совершенно спокойно взирали и на печальный монумент, построенный в Триполи в память о ней. Версию о том, что эта Хана – другая девочка, которую Каддафи удочерил после смерти Ханы первой, пришлось отбросить после того, как этой осенью в доме сбежавшего Каддафи был найден семейный видеоархив, где Хана регулярно мелькает и в трехлетнем, и в пятилетнем, и в десятилетнем возрасте, явно оставаясь одной и той же девочкой.

Мемуары о Муаммаре

■ Дело о бешеных собаках

Примерно два раза в год в Ливии публично расстреливали какого-нибудь предателя из числа политических противников полковника. К сожалению, предателей было куда больше, но устраивать массовые казни Каддафи остерегался. Во-первых, даже лояльные ливийцы могли почувствовать себя в опасности при явном усилении репрессий, а араб, когда пугается, берется за булыжник. Каддафи же вовсе не желал мятежей. Во-вторых, кланы, влияние которых по-прежнему было велико в стране, могли протестовать против истребления своих представителей. Поэтому спецслужбы Ливии превратились в настоящих ниндзя: на каждого официально арестованного и казненного было три-четыре человека, скончавшихся от дурной привычки питаться отравленными продуктами или переходить пустыню прямо перед колесами несущегося джипа без номеров. Газет и радиостанций, кроме официальных, подчинявшихся Каддафи, в Ливии не было, так что масштаб убийств внутри страны оценить трудно до сих пор, зато легко отследить судьбы противников Каддафи, которые успевали убежать за границу. Как публично заявлял полковник, эти отщепенцы «должны быть уничтожены как бешеные собаки». Полиции Испании и Италии, Египта и Йемена, Турции и Швейцарии сразу брали под наблюдение любого ливийца, приезжавшего к ним: с огромной долей вероятности вскоре им придется писать детальный рапорт о его смерти, так лучше быть готовым заранее. Операции по уничтожению беглецов имели массовый характер: минимум 15 человек были убиты ливийскими спецслужбами на территории Европы с 1981 по 1990 год (это если брать те дела, в которых участие ливийских агентов было доказанным). Всего же, по данным «Фронта национального спасения Ливии», с 1969 по 1994 год погибли 343 оппозиционера, из них 84 – умерли в ливийских тюрьмах, 54 – были публично расстреляны, а остальные погибли в авиакатастрофах, автокатастрофах и в результате отравления.

Впрочем, Каддафи, как существо непредсказуемое, иногда совершал и широкие жесты. В 1988 году он, например, порвал списки всех приговоренных диссидентов, объявил амнистию 400 политическим заключенным, сел в бульдозер и лично разнес двери тюрьмы «Абу-Садим», в которой они содержались, при этом он громко распевал песни собственного сочинения.

■ Дело Локерби и UTA

После операции возмездия Каддафи объявил, что при бомбардировке погибла его маленькая приемная дочь. Спустя двадцать лет мир узнал, что девочка жива и здорова

В декабре 1988 года в небе Шотландии над городком Локерби взорвался самолет компании PanAm, на борту которого были 259 человек (среди них – прискорбно много детей). Самолет упал на жилые дома, убив еще одиннадцать их обитателей. Дознание, которое велось несколько лет, выяснило, что взрыв был осуществлен с помощью установленной в самолете пластичной взрывчатки, а исполнителем взрыва был глава службы безопасности авиакомпании Libyan Arab Airlines и одновременно сотрудник ливийских спецслужб Абдельбасет Аль-Меграхи.

В сентябре 1989 года над Нигером разлетелся на клочки самолет, следовавший рейсом UTA-772 из Браззавиля в Париж. Все 179 человек, находившихся в нем, превратились в куски горелых костей, разбросанные по обширной местности. Следствие шло десять лет, виновными во взрыве были признаны шесть ливийцев, в том числе зять Каддафи – заместитель руководителя секретной службы Ливии Абдалла Сенусси.

После того как Ливия категорически отказалась выдавать виновного в теракте над Локерби, против нее были введены экономические санкции, сильно ударившие по карманам полковника. Несколько лет продолжались торги, в конце концов Каддафи признал вину ливийских спецслужб в обоих взрывах, объявив происшедшее «местью за маленькую Хану». Он выдал аль-Меграхи британскому суду, выплатил огромные компенсации родственникам погибших в Нигере и Шотландии и добился смягчения санкций против Ливии.

Каддафи и его прекрасные странности

Был ли Каддафи яркой личностью? О да! Вот, например:

В телохранители Каддафи набирал специально обученных молодых девственниц, поскольку «женщины преданнее и наблюдательнее, особенно если они не познали еще мужской любви». В 1998 году одна из охранниц, Аиша, спасла полковника от неизвестного снайпера: она прикрыла Каддафи собой и погибла.

В 2006 году Каддафи провозгласил Ливию родиной кока-колы и потребовал отчислений от компании Coca-Colа за каждую проданную бутылку. Производители напитка требование проигнорировали.

Каддафи, как и корейский диктатор Ким Ир Сен, панически боялся высоты. Правда, в отличие от корейца, он все-таки летал на самолетах. Зато во время международных поездок он жил в шатре, который возил с собой, так как ненавидел находиться в многоэтажных зданиях.

Ни на одном глобусе или карте, которые сделаны в Ливии, ты не найдешь Израиля. Его там просто нет. Также полковник предлагал объединить Палестину и Израиль в одно государство, дав ему красивое название – Изратина.

В сентябре 2009 года Каддафи на 64-й сессии Ген­ассамблеи ООН говорил два часа вместо положенных 15 минут, так что прикрепленный к нему переводчик заныл в микрофон, что он больше «не может столько переводить», и за дальнейший перевод взялся глава арабского представительства ООН. В этой же речи Каддафи несколько раз назвал президента США Барака Обаму «мой сын».

■ Дело болгарских медсестер

Впрочем, Каддафи весьма скоро вернул себе затраченные деньги, и с лихвой. В 1999 году в Ливии были арестованы пять болгарских медсестер и один палестинский врач, которых обвинили в том, что они приехали в страну по приказу Израиля с целью убивать ливийских детей. На суде прозвучали письменные признания подсудимых, признавших, что «Моссад» заплатил им за то, чтобы они заражали ВИЧ ливийских детей, и негодяи успели заразить 426 человек. Суд приговорил всех к расстрелу. Палестинцы пожали плечами и не стали вмешиваться, но Болгария, Евросоюз и США кинулись спасать жизни медиков. Врачу Ашрафу аль-Хаджаджу даже присвоили болгарское гражданство, чтобы Болгария могла отстаивать и его интересы. Восемь лет провели за решеткой медики, пережившие несколько судов, каждый из которых заканчивался вердиктом «расстрелять». Они заявляли о пытках и изнасилованиях, с помощью которых были получены первоначальные признания. Медики также утверждали, что дети были больны еще до их приезда в Ливию, виной чему, несомненно, являются антисанитария и нарушение протокольных норм в ливийских больницах. В конце концов Каддафи назначил цену – по миллиону долларов за каждого из 426 больных детей. Для Болгарии эта сумма была немыслимой. Выручили Италия, Франция и ООН, собравшие необходимые средства, после чего Ливия выдала арестованных в Болгарию, где они немедленно были помилованы президентом страны. Спустя несколько месяцев сын Каддафи Сейф аль-Ислам неожиданно сообщил в интервью каналу «Аль-Джазира», что болгарских медсестер действительно пытали электричеством, стараясь спихнуть на них вину за заражение детей, которое произошло еще до их приезда. Впрочем, Сейф аль-Ислам уточнил, что его отец не был в курсе происходящего и все виновные будут строго наказаны. Так что сразу возникли подозрения: таким образом Каддафи собирается немножко почистить не только свою репутацию в глазах мировой общественности, но и кое-кого из своих чиновников.

■ Дело швейцарской горничной

В 2008 году между Ливией и Швейцарией разгорелся страш­ный скандал. Причиной стало избиение сыном Каддафи личных горничной и официанта в Hotel President Wilson. Прислуга чем-то не угодила беременной супруге Мутассима (Ганнибала) Каддафи, и та попросила мужа побить их как следует. Мутассим надавал оплеух официанту, а горничную отлупил ремнем и вешалкой для одежды до такого состояния, что девушку пришлось госпитализировать (к несчастью, это была не швейцарка, которая, несомненно, сумела бы дать отпор гостю с помощью подручных средств системы «швабра», а робкая гражданка Туниса). Высокий гость был арестован и провел ночь в камере, после чего его выпустили под залог и начали следствие. Это и стало причиной дипломатической войны: в Ливии немедленно арестовали за шпионаж находившихся там швейцарцев (нашлось всего два мелких бизнесмена), прервали воздушное сообщение между странами, а Каддафи начал оформлять перевод своих миллиардов из швейцарских банков в места с более разумными властями. Начались месяцы противостояния. Заложников освободили из тюрьмы, но они не могли покинуть Ливию и находились все это время на территории швейцарского посольства. Швейцарские власти принесли извинения семье полковника и закрыли дело об избиении. Но только спустя два года после этого заложников выпустили из Ливии.

■ Ливийский благодетель

Описав лишь некоторые яркие подвиги Каддафи, мы почти не сказали о положении дел в самой Ливии. Поклонники полковника любят приводить список благ, которыми пользовались «зажравшиеся неблагодарные ливийцы» с их минимальной зарплатой в 700 долларов, беспроцентными кредитами, отсутствием квартирной платы и бензином в 14 центов за литр для граждан Ливии. Что же, это действительно так: Каддафи честно делил с народом выручку от продажи нефти и газа, исходя из справедливого расчета «тебе половину и мне половину, ну, может быть, немножко побольше». Как мы уже писали, Ливия с ее огромными запасами природных ресурсов и крошечным населением действительно может считаться очень богатой страной, соотношение «люди – нефть» тут примерно такое же, как в Саудовской Аравии, Кувейте или ОАЭ. Но, в отличие от перечисленных стран, Ливия, мягко говоря, не поражает роскошью. Жилье, больницы и школы весьма обшарпаны, промышленности фактически нет, частная собственность долгое время была ограничена, а качество продуктов и предметов потребления (на 90 процентов это импорт) не вызывает восторга у тех, кто не считает картофельный польский концентрат и украинские консервы из каши с мясом вершиной кулинарного искусства. Работают тут в основном завозимые на правительственном уровне иностранцы: палестинцы, жители Восточной Европы, египтяне и так далее, – они обходятся дешевле. Нефть тихонько добывают всё простившие западные компании. Кладут дороги и решают вопросы орошения специалисты из Германии и Южной Кореи, лечат турки и шведы, российские специалисты помогают со строительством. Ливийцы же фактически находятся на положении паразитов, которые за скромное вознаграждение сидят тихо, ничего не делают и терпят Каддафи. Становиться богатым предпринимателем, крупным чиновником, ярким общественным деятелем или хотя бы известным писателем тут долгие годы было просто небезопасно.

■ Смерть

В 2011 году на волне арабских революций поднялась и Ливия. Вечером 15 февраля в Бенгази собрались родственники заключенных, убитых в тюрьме «Абу-Слим». Их оказалось много. Слишком много. К тому же к ним начали примыкать другие люди. Разумеется, против этих мерзавцев были выпущены армия и иностранные наемники, но, как ни странно, просто перестрелять всех протестантов не удалось – акции начались и в других городах. Каддафи выступил по телевизору и пообещал «зачистить дом за домом по всей Ливии», но истребить мятежников. Сделал он это зря: на следующий день количество повстанцев увеличилось в два раза. И тут вмешался Запад, который спал и видел, чтобы никакого Каддафи на политическом горизонте больше не наблюдалось. Повстанцы получили полную военную поддержку, Совет безопасности ООН подписал документы о принятии «любых мер для обеспечения безопасности народа Ливии за исключением наземных операций». Наземных операций и не потребовалось: поддерживаемые французской и американской авиацией повстанцы и сами прекрасным образом разгромили правительственные войска. 20 октября 2011 года полковник Муаммар Каддафи был зверски растерзан и убит. Три дня труп полковника был выставлен в супермаркете Мисурати, и тысячи ливийцев выстаивали длиннющие очереди, чтобы лично полюбоваться на мертвого диктатора, лежавшего в холодильнике для овощей.

Потому что холодильники для овощей, они такие: как бы велик, могуч и загадочен ты ни был, ты никогда не будешь застрахован от холодного лязганья его дверец у себя за спиной. Что, наверное, и хорошо.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик