Кризис для «чайников»

Чаще криков о том, что с мировой экономикой все плохо, раздаются только крики о том, что скоро станет еще хуже. Чтобы выяснить, как на самом деле обстоят дела с кризисом, финансами и перспективой всеобщего обнищания, редакторы MAXIM нехотя выбрались из своих золотых джакузи и отправились поболтать с экономистом Сергеем Алексашенко.

Шапки долой

Кризис для «чайников»
Прежде чем мысленно спорить с нашим экспертом, учти, что он бывший первый зампред ЦБ РФ, проректор Высшей школы экономики, почетный профессор Цзилиньского университета, да еще и руководил представительством банка Merrill Lynch в Москве – банка, сыгравшего не последнюю роль в истории кризиса 2008 года. А ты, напомни, кем работаешь? Вот-вот. Поэтому читай, да повнимательнее.

О КРИЗИСЕ

Сергей Владимирович, когда мы попытались разобраться в современной экономике, то столкнулись с тем, что прос­тых текстов на эту тему нет. Как вообще получилось, что экономика стала такой запутанной?

Базовые принципы экономики существуют, как минимум, со времен Древнего Рима, и их никто не отменял. Над ними действительно есть круг вещей, которые понять труднее, да и незачем. Это вам не поможет, но отнимет время и сильно испортит жизнь. И кризис, и текущую мировую экономику можно хорошо объяснить на обывательском уровне так, чтобы понять, в каком мире мы сегодня живем.

Тогда начнем с кризиса. Что, собственно, произошло в 2008 году?

Принято говорить, что кризис возник из-за нестандартных ипотечных кредитов в США. Точнее будет сказать, из-за недостаточного контроля государственных органов за деятельностью банков, эти кредиты выдававших. Нестандартные ипотечные кредиты – это кредиты, выдававшиеся заемщикам, которые не могли предоставить все требуемые банками документы. Одним словом, изначально ненадежному заемщикам. В 2001 году таких кредитов выдали на 190 миллиардов долларов, что составило 8,6% общего объема ипотечных кредитов. А в 2005 году объем таких кредитов составил уже 625 миллиардов, или 20% общего объема выданных ипотечных кредитов. К 2008 году их суммарный объем составлял 2,5 триллиона долларов. Все это разворачивалось на фоне устойчивого роста цен на американском рынке недвижимости, позволявшего рассчитывать на быстрый и легкий заработок: покупаешь дом за 300 тысяч при первоначальном взносе в 60 тысяч, через два года дом стоит 380 тысяч, и это означает, что твоя доля в его стоимости возросла до 140 тысяч. Многие простые американцы увидели в этом возможность заработка и стали приобретать вторые и даже третьи дома в инвестиционных целях. Одним словом, на рынке недвижимости надувался очевидный «пузырь». Невозможно объяснить, почему вся изложенная выше схема не привлекла внимания надзорных органов, которые должны были контролировать выдачу этих кредитов. Последовавшие уже после кризиса изменения в американском законодательстве, будем надеяться, не дадут этому повториться. Ну а тогда ситуация накалилась к началу 2007 года: рост цен прекратился, пошли просрочки по выплатам. Спираль начала раскручиваться в обратном направлении. Все стало сыпаться по принципу домино: дефолты банков, падение ценных бумаг по всему миру. Ведь благодаря глобализации сегодня все зависят от всех.

Кризис для «чайников»
О КАПИТАЛИЗМЕ

Допустим, механизм кризиса понятен, к деталям вернемся позднее. Такой вопрос: этот кризис, который все никак не закончится, все ждут вторую волну, – это крах капитализма?

Про крах капитализма я слышу практически со школы, а некоторые с 1848 года говорят, что призрак коммунизма бродит по Европе. Но увы. С капитализмом как с демократией. Помните высказывание Черчилля? «Это худшая из форм правления, не считая всех остальных, которые еще хуже». Рыночная экономика обладает кучей дефектов, но попытка построить что-то вместо нее провалилась. Система, основанная на человеческом разуме и планировании – даже при наличии суперкомпьютеров, – обречена, поскольку не может предусмотреть всех действий всех экономических субъектов, а тем более угадать будущие технологические рывки. Поэтому нельзя говорить о том, что капитализм себя исчерпал. Можно, например, сказать, что двигатель внутреннего сгорания себя исчерпал, но у вас для этого должна быть альтернатива – или электрический двигатель, или что-то другое. Пока никто не придумал, чем можно заменить рыночную экономику. Китай тридцать лет назад был страной с плановой экономикой – и что? Сегодня это вторая по экономической мощи мировая держава. То есть капитализм за эти тридцать лет стал сильнее уже хотя бы на объем Китая. Индия, где еще недавно была замк­нутая экономика и во многом натуральное хозяйство, активно вовлекается в мировую экономику. Африка на наших глазах входит в товарно-денежные отношения… Я не хочу сказать, что мир не меняется и капитализм вечен. Мир меняется гораздо быстрее, чем это нам кажется. За последние пятьдесят лет он изменился гораздо сильнее, чем за предыдущие пятьсот. Но мы должны четко понимать, что в основе своей рыночная экономика в основе своей неизменна. А кризис – это не крах ее, а закономерный результат развития. Экономика штука большая, там происходит много процессов, возникают диспропорции, нарушения, неравновесия. Кризис – это встроенный механизм восстановления равновесия. Ведь если человек заболел и у него температура, то мы понимаем, что организм борется с болезнью и при правильном лечении скоро поправится.

Ага, а это точно не смертельная болезнь? А то со слов некоторых похоже на то…

Ни в коем случае. Да, этот кризис необычный, такие бывают редко. После американской Великой депрессии в истории трудно найти аналогию. Нынешний кризис уникален из-за нескольких элементов. Он многослойный. Тут и кризис в реальном секторе: в той же Америке или Европе – кризис жилищного строительства, раньше дома строились, а теперь их никто не покупает; кризис в автомобильной отрасли и так далее. В России и Украине металлурги страшно пострадали. В дополнение был кризис финансового сектора: обанкротились банки, страховые компании, которые сами ничего не производят, но опосредуют движение товаров. Причем обанкротились мастодонты – американские банки. В мире сегодня 70% международных расчетов обслуживается в долларах – понятно, что, как только американские банки начинают качаться, мировая финансовая система впадает в паралич. А сверху на все это легла синхронность циклов в разных центрах, та самая пресловутая глобализация. Кризис в Америке спровоцировал падение производства в Китае, а это вызвало снижение спроса на сырье в России, Африке, Бразилии. Параллельно этому развивался долговой кризис в Европе. Все экономические зоны в один момент впали в кризисное состояние. Раньше такое редко бывало. Если в послевоенном периоде в Мексике был банковский кризис, или в Швеции, или рецессия в Германии, то уж США или Япония были на подъеме. А тут все сошлось воедино. Но сказать, что это конец мира, я, конечно, не могу.

Ну ладно, про конец мира – это даже нам понятно, что перебор. Но будет ли когда-нибудь все снова расти?

Если кратко: да. Возьму для примера Китай. Это полтора миллиарда человек. В городах живет половина, семьсот миллионов, и еще миллионов триста в перспективе может переехать из деревни. Это огромный потенциал роста! Китай обладает условно неограниченными трудовыми ресурсами, очень дешевыми и очень исполнительными (пока все не переедут в город и не начнут получать вместо трехсот долларов две тысячи). Все, что можно сделать руками, китайцы делают. Потом этот центр производства куда-нибудь переедет… С начала XIX века Европа была локомотивом. Затем Америка – за счет технологий. Наступил XXI век, технологии есть у всех, и стало выгодно экономить на издержках: все предприятия по производству массовых товаров переехали в Китай. Экономический рост – это естественное состояние системы. Перед кризисом в Штатах нормальными темпами считались 3–3,5% роста ВВП в год. Сейчас, после кризиса, нет и двух процентов. И выкарабкивается из этого Америка (и Европа тоже) медленнее, чем в предыдущие кризисы. Но при этом Китай растет! Даже если никакие другие экономики не растут, а китайская растет на 10% в год – значит, мировая экономика растет на 1% в год. Да, рост получается неравномерный. Но это точно не тупик.

Кризис для «чайников»
О РОСТЕ

О'кей, кризис – это нормально, а рост экономики неизбежен. Но не получается ли... э-э... ловушка роста? Чтобы экономика росла, мы должны заставлять людей брать кредиты и покупать больше товаров. А вдруг людям в какой-то момент станет ничего не нужно, потому что у всех все будет?

Как вы думаете, сколько процентов населения Земли в настоящий момент полностью удовлетворено? Даже европейцы далеко не все, и американцы далеко не все, не говоря уже об остальном мире. Возможно, точка насыщения в будущем где-то есть. Но, во-первых, в мире полтора миллиарда китайцев, которые хотят жить как американцы. У них есть потенциал не только производства, но и потребления. Во-вторых, в какой-то момент человек начинает ценить свое свободное время больше, чем деньги, и он готов фактически покупать свободное время. Человек не может физиологически съесть больше, чем сколько-то. Вместо еды он готов покупать что-то другое. И так с любыми товарами. Нужно к потреблению относиться рационально – в том смысле, что это не только физическая покупка еды или рубашек. Потреб­лением является путешествие, сокращение рабочей недели… Сегодня считается, что нужно работать 5 дней в неделю по 8 часов в день. Но, наверное, однажды люди смогут работать 20 часов в неделю в среднем. В той же самой Франции стандарт уже 35 часов рабочей недели… Я не говорю, что 20-часовая неделя возникнет через год, но через энное количество лет или десятилетий… И за счет этого люди смогут больше путешествовать. Это тоже двигатель экономики: самолеты, пароходы, поезда, гостиницы, рестораны, кафе.

О ВЫХОДЕ

Так мы выходим из кризиса или проблема все еще неразрешима?

Я бы не говорил о проблеме, тут, скорее, можно использовать модное слово «вызов». У каждой страны появился свой вызов. Экономики конкурируют друг с другом, должны конкурировать. У США своя проблема: им уже мало быть мировым дизайнером айфонов, нужно придумать что-то еще, чтобы расти активнее. Это проблема страны-лидера. Но подождите, перед лидерами и пятьдесят лет назад стояли проблемы, и сто пятьдесят. Вот известный пример. Знаете, какая самая большая проблема обсуждалась в Лондоне в середине XIX века? Конский навоз. Там посчитали, как будет развиваться население и сколько будет лошадей, и поняли, что Лондон утонет, простите, в лошадином дерьме. Никто не знал, как с этим бороться. Произошел технологический скачок – и проблема снялась. Может быть, и этот кризис окончательно будет преодолен благодаря каким-то вещам, которые нам еще незнакомы.

То есть пока кризис никуда не делся?

В целом ситуация нормализовалась, но сказать, что кризис уже преодолен, я не готов. Да, жилищное строительство в Америке несколько месяцев показывает рост, но он слабый и на исторически низких уровнях. Да, безработица в США потихоньку рассасывается, но ее уровень почти в два раза выше, чем в начале 2007 года. А про европейский долговой кризис – Греция, Испания, Португалия, Италия – слышали, думаю, все. Все страны еврозоны, кроме Финляндии и Эстонии, нарушили Маастрихтские критерии: дефицит – не более 3% ВВП, госдолг – не более 60% от ВВП. И что теперь – распускать всю еврозону? Нет, европейцы пытаются резко сократить госдолг и бюджетные дефициты, в течение двух-трех лет, – без сомнения, заплатив за это снижением темпов экономического роста. И это нормально.

То, что сейчас переживают Америка и Европа, Япония пережила в начале 90-х. Страна двадцать лет жила без экономического роста. Это был тяжелейший финансовый кризис, когда банки выдавали кредиты, обеспеченные землей, акциями, и на этом потерпели огромные убытки. И вся экономика полтора десятилетия их переваривала. Денежная политика была абсолютно неэффективной, деньги были никому не нужны, госдолг – 200% ВВП. Больше, чем в Зимбабве. Очень вероятен сценарий, что период низких темпов роста в Европе и Америке может ПРОДОЛЖЕНИЕ НА СЛЕДУЮЩЕЙ СТРАНИЦЕ

Комментарии
Рейтинг пользователей
  • Оратор
  • Любимчик
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик