69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции

Последняя экспедиция золотого века полярных открытий, по сути, провалилась, но тем не менее вошла в историю как пример мужества и профессионализма ее участников.

Исследование Антарктики — дело хлопотное даже сейчас, а уж раньше так и вообще требовало нечеловеческой выносливости, крепкого здоровья и везения.

Чтобы собрать команду для своей экспедиции, Шеклтон дал объявление в английские газеты следующего содержания: «Требуются люди для участия в рискованном путешествии. Маленькое жалованье, пронизывающий холод, долгие месяцы полной темноты, постоянная опасность, благополучное возвращение сомнительно. В случае успеха — честь и признание. Сэр Эрнест Шеклтон». Число заявок перевалило за пять тысяч, причем были и от женщин. В итоге были сформированы две команды, по 28 человек каждая.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
Сэр Эрнест Шеклтон, капитан, исследователь и джентльмен

Экспедиция получила название Имперская трансантарктическая. Называлась она так потому, что к Южному полюсу несколькими годами ранее уже добрался Руаль Амундсен, и Шеклтон лелеял еще более амбициозный замысел — пересечь Антарктиду, что составляло примерно 2900 километров по льду.

Экспедиция состояла из двух кораблей: вместе с «Эндьюранс» в путь отправился корабль «Аврора», он должен был заложить запасы продовольствия, которыми бы питались члены экспедиции на обратном пути. Но, как это часто бывает, что-то пошло не так.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
«Эндьюранс» прокладывает путь во льдах моря Уэдделла

Экспедиция началась 8 августа 1914 года. «Эндьюранс» планировал подойти к побережью моря Уэдделла, перезимовать в заливе Фазеля и следующим антарктическим летом выступить к Южному полюсу. Шесть человек и 69 собак на четырех моторных санях собирались пересечь континент и выйти к морю Росса, где их должны были ждать склады продовольствия, оставленные «Авророй». Сам второй корабль должен был подобрать экспедицию возле ледника Бирдмора.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
Команда корабля расчищает путь «Эндьюранс» от льда

Однако уже в начале декабря «Эндьюранс» столкнулся с неожиданно плотными льдами. Два месяца вмерзший корабль дрейфовал на север, и 24 февраля Шеклтон приказал готовиться к зимовке на льду. Ездовые собаки были перемещены в специально построенные будки, а команда развлекалась тем, что проводила всевозможные игры и состязания. Были введены обязательные лыжные прогулки при лунном свете, ставились любительские спектакли и неукоснительно отмечались разные события.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
Команда и ездовые собаки

Фотограф Фрэнк Херли сделал ряд впечатляющих снимков пейзажей и команды во время вынужденного стояния корабля. Тогда капитан еще полагал, что они дождутся лета и снова попытаются достигнуть залива Фазеля. Но к лету возникла опасность, что из-за движения льда корабль может быть раздавлен. К середине осени стало очевидно, что это лишь вопрос времени.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
Корабль во льдах

27 октября 1915 года Шеклтон приказал покинуть корабль: его сжало льдами так, что находиться на нем далее уже не имело смысла. Тем временем запасы продовольствия подходили к концу, капитану пришлось лично пристрелить корабельного кота, принадлежавшего плотнику, и щенков ездовых собак.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
Фрэнк Уайлд у обломков корабля

Переход был очень сложным, так как лед представлял собой сплошной лабиринт валов и торосов, двигаться по которым, тем более с грузом, было практически невозможно. Поэтому экипаж «Эндьюранс» стал на льду лагерем, который был назван «Терпение», и 27 ноября корабль затонул. Уже не было речи о том, чтобы продолжить операцию, перед членами экспедиции стояла более важная задача — выжить.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
Команда тянет на санях шлюпку во время перехода

8 апреля льдина, на которой находился лагерь, раскололась, причем палатки и запасы продовольствия остались на меньшей ее части, продолжавшей разрушаться. 9 апреля люди погрузились на шлюпки и через лабиринт из льда и открытых участков воды отправились к острову Элефант. Этот остров был необитаемым, населяли его только тюлени и пингвины, но другого выбора у команды не было.

Тридцатиградусный мороз и отсутствие пищи (ездовые собаки к тому времени уже были съедены) не давали возможности отправляться на более длинные расстояния.

До ближайшей суши, населенной людьми, — Южной Георгии — было 1480 километров, и 24 апреля 1916 года Шеклтон приказал подготовить одну из шлюпок к плаванию. С командой из пяти человек он отправился в рискованный путь за помощью. Оставшиеся члены экипажа остались ждать возвращения друзей.

69 съеденных собак и один вкусный корабельный кот: история Имперской трансантарктической экспедиции
Шеклтон и четыре члена экипажа отправляются к Южной Георгии

Команда Шеклтона в течение 14 дней боролась с ураганным ветром и штормовыми волнами. Маленькая лодка, не предназначенная для подобного плавания, постоянно норовила опрокинуться под весом намерзавшего льда. Когда экипаж успешно доплыл до Южной Георгии, им пришлось предпринять 36-часовой марафон, чтобы добраться до поселений. Поход был очень тяжелым еще и потому, что у путешественников не было карт и постоянно приходилось обходить ледники и горные обрывы.

20 мая Шеклтон и два его спутника добрались до цивилизации. На спасение экипажа, оставшегося на острове Элефант, ушло еще три месяца, но все люди были подобраны китобойными судами.

Комментарии

6
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Великий октябрьский! Главный секс-символ Первого канала Яна Кошкина на обложке MAXIM

Поток событий

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик