Любовь, воспетая в венках, или Почему великое чувство толкает людей на самоубийство

Если ты не гриб, то сам неминуемо в течение жизни испытываешь несколько разновидностей любви. Любви к родителям, к детям, к Родине и любви к пельменям мы сегодня касаться не будем, а замахнёмся сразу на «Великую Любовь».

Жак Луи Давид «Любовь Париса и Елены»

Веками в сознании людей ваялся и вживлялся этот монументальный памятник всепоглощающего чувства, перед которым рушатся все преграды, которое выше и чище любых мирских страстей. В художественной литературе весьма проблематично отыскать сколько-нибудь стоящее произведение, которое не включало бы в себя любовную линию. А общепризнанные шедевры стихами и прозой повествуют именно о великой любви во всевозможных её вариациях.

Между тем любовная лирика при всей своей возвышенности и легкости зиждется на извечной тяге людей к созерцанию негативного. Натуры особо чувствительные, романтичные, ранимые просто ломаются под её каблуком. Причем чем красивее, ярче, качественней работа — тем больший урон она наносит рациональному мышлению и неокрепшей психике. Тождественные механизмы запускаются и в сознании людей, с упоением читающих «Ромео и Джульетту», и у кричащих «Убей его!» на боях без правил, и у просматривающих видеоподборки с авариями и катастрофами, и даже в головах усаживающихся поудобнее перед телеэкранами при словах: «Идёт 23961-й день нашей стройки...»

Любой уважающий себя романтик, прочитав это, порывисто воскликнет: «Как можно сравнивать великого Шекспира и кулачный бой между Бузовой и Венцем на фоне извержения вулкана, заснятого кем-то на свой авторегистратор?!»

Мы тоже встанем, опрокинув канделябр, и попытаемся проникнуться вопросом.

С раннего детства нам рассказывают о великой любви как о неком чуде, дарованном далеко не каждому. И если мы, слезая с горшка, спрашивали родителей, любят ли они друг друга вот так же, то те подозрительно быстро и не глядя в глаза отвечали: «Ну конечно!». После чего уходили в кухню ссориться из-за капающего крана.

Все дело в том, что спокойные счастливые любовь и отношения воспринимаются большинством как банальность, пошлость и скука. В сказках они умещаются в одной строчке — «И жили они долго и счастливо», а воспринимаются как — «Дальше ничего интересного не было». Чары развеяны, злые волшебники, великаны и прочая нечисть повержены, драконы расчленены с особой жестокостью, а дальше... Монотонная жизнь, лишённая сражений, подвигов, приключений и другого адреналина, никак с любовью не связанного. О чем тут писать? И кто станет читать историю о том, как двое встретились, полюбили друг друга и прожили в согласии тихую долгую жизнь?

А вот двойной суицид подростков, задушенная в припадке ревности мавром жена, бросившаяся под колеса поезда дама или зарезанная цыганка — вот это бодрит! Есть во всем этом возвышенная печаль, страсть, магнетизм. На самом же деле поэты и писатели веками рассказывали людям не о любви, а, в лучшем случае, о тернистом пути к ней. А воспевали они в основном и вовсе ущербные модификации того, что древние греки именовали «манией».

«Отелло и Дездемона», художник Адольф Вайс

Главная задача творца заключалась (и заключается до сих пор) в том, чтобы создать безвыходные ситуации для своих персонажей (а вовсе не помогать находить выходы, что было бы логичнее), сделать любовь неразделенной, невозможной, трагичной. Приправив это гремучей смесью страстей и душевных терзаний, вполне возможно получить шедевр, которым будет зачитываться, смахивая слезы, не одно поколение, который будут экранизировать, по сюжету которого напишут оперу или поставят мюзикл, и который благополучно угробит тысячи жизней, исковеркает тысячи судеб и поддержит общую художественную ятрогению любовного психоза.

Как ни прискорбно, но людям часто необходима эта ветхая ширма. Любовью легко прикрыть любую подлость, мерзость, извращённость, предательство или глупость. Любовью удобно оправдывать слабость, лень и неуверенность в себе. В прыжках с крыш, вскрывании вен и прочих суицидальных забавах многим видится трагизм с налётом благородства, а не психические отклонения и малодушие. И за эту укоренившуюся подмену понятий нужно благодарить самых почитаемых, маститых, талантливых сочинителей. Люди же эти довольно часто сами были глубоко несчастны, терпели поражения в делах сердечных, злоупотребляли алкоголем и/или наркотиками, страдали психическими расстройствами, приступами депрессии и нередко заканчивали жизнь самоубийством или в клиниках для душевнобольных.


Жертвы любви

Люди творческих профессий часто предпочитали справляться с муками любви кардинальным способом — суицидом. Причем нередко смерть кумира провоцировала волны самоубийств среди фанатов и почитателей творчества.

Сапфо (ок. 610-580 до н.э.), древнегреческая поэтесса
Жила на острове Лесбос. От неразделённой любви покончила с собой, сбросившись с Левкадских скал. Скала, с которой она бросилась в море, впоследствии стала местом, где совершали самоубийства несчастные влюблённые.

Чарльз Блаунт (1654-1693), английский эссеист
Не смог жениться на любимой (сестре своей покойной жены), из-за чего выстрелил себе в голову из пистолета.

Хедвиг де Норденфлихт (1718-1763), шведская писательница
Муки безнадёжной любви заставили ее броситься зимой в воды озера. Писательницу вытащили, но спустя несколько дней она умерла от тяжелой простуды.

Констанция Майер (1775-1821), французская художница
Когда во время ссоры возлюбленный отказался на ней жениться, впала в депрессию и вскоре перерезала себе бритвой горло.

Луиза-Каролина Брахман (1777-1822), немецкая поэтесса и писательница
Утопилась в реке, разочаровавшись в любимом человеке.

Луи-Леопольд Робер (1794-1835), швейцарский художник
На почве несчастной любви к своей бывшей ученице, принцессе Шарлотте Бонопарт, кончает жизнь самоубийством.

Мариано Хосе де Ларра (1809-1837), испанский прозаик
После того как его бросила женщина, с которой он долгое время состоял в любовной связи, выстрелил себе в горло, сидя перед зеркалом.

Дамиан Павлович (1839-1866), сербский поэт-романтик
Влюбившись в свою ученицу, признался ей и был со скандалом вытолкан со двора военным министром. Убил себя необычным способом: ударился головой о поставленный на стол циркуль.

Хьюберт Монтегю Крэкенторп (1870-1896), британский прозаик
После того как его жена ушла к другому, уехал в Париж и вскоре утопился в Сене. Его тело пробыло в воде так долго, что опознать смогли только по запонкам.

Рихард Герстль (1883-1908) австрийский художник-экспрессионист
Несколько месяцев сожительствовал с женой композитора Шенберга, Матильдой. Когда та решила вернуться к мужу и детям, ударил себя ножом в грудь и повесился в своей студии.

Рене Вивьен (1877-1909) французская поэтесса
От несчастной любви перестала принимать пищу и умерла от истощения.

Всеволод Гаврилович Князев (1891-1913) русский поэт, гусарский корнет. Один из поклонников (и любовников) М. Кузмина. Застрелился из-за несчастной любви.

Ангел Димитрие (1872-1914), румынский поэт
Доведенный до отчаяния изменами жены, застрелился.

Жанна Эбютерн (1898-1920), французская художница
Неофициальная жена художника Амадео Модильяни. Родила ему дочь, но второго ребенка выносить не успела, так как после кончины Амадео выбросилась из окна пятого этажа и погибла.

Вайхан Номура (1884-1921), японский философ
Влюбившись в одну из своих студенток, не мог развестись с женой. Прожил с любимой две недели в гостинице на берегу моря, после чего влюбленные совершили двойное самоубийство, утопившись.

Такэо Арасима (1878-1923), один из крупнейших японских прозаиков
Совершил двойное самоубийство со своей любовницей (журналисткой, одержимой жаждой смерти), оставив сиротами троих детей (их мать умерла ранее от чахотки).

Владимир Маяковский, (1893-1930), самый публикуемый русский поэт ХХ века
В период депрессии (в том числе и из-за неблагополучия на любовном фронте), покончил с собой, выстрелив из нагана в область сердца.

Эрнст Толлер, (1893-1939), немецкий писатель
Повесился в манхэттенском отеле. Толчком к этому послужил уход жены (актрисы, которая была намного моложе).

Карин Бойе (1900-1941) шведская писательница и поэтесса
Причиной самоубийства стал любовный треугольник. Бойе была безответно влюблена в свою старую, тяжело больную подругу Аниту Натхорст, но при этом продолжала поддерживать связь со своей многолетней сожительницей Марго Ханель. В приступе отчаяния ушла в лес с пузырьком снотворного. Тело обнаружили спустя несколько дней. Умерла от переохлаждения.

Стефан Цвейг (1881-1942), австрийский писатель
Вместе с последней своей женой (его бывшей секретаршей) Лоттой принял смертельную дозу снотворного, поддавшись влиянию молодой, но болезненной и меланхоличной супруги.

Чезаре Павезе (1908-1950), итальянский поэт и прозаик
Неудачный роман с американской актрисой стал поводом для самоубийства. В номере туринской гостиницы принял смертельную дозу снотворного.

Кусака Ёко (1931-1952), японская писательница
Бросилась под поезд. Поводом для смерти послужила очередная несчастная любовь.

Андре Фредерик (1915-1957), французский поэт
Из-за несчастной любви проглотил четыре пузырька гарденала, запил их бутылкой коньяка, да ещё и открыл газ. Перед смертью положил на кровать алую розу.

Марк Ротко (1903-1970), американский художник, один из создателей живописи цветового поля
Спустя год после ухода жены принял огромную дозу антидепрессантов и вскрыл вены.

Йен Кертис (1956-1980), лидер главной пост-панк группы Joy Division
Страдал от эпилепсии и несчастной любви. В 23 года повесился дома на бельевой верёвке.

Игорь Нефедов (1960-1993), актёр
После очередной ссоры с женой вышел на лестничную площадку и повесился.

Ян Пузыревский (1970-1996), актёр (Кай из «Снежной королевы»)
Женился в 18 лет, но семейная жизнь не сложилась. После развода пришёл к бывшей жене, повидать полуторагодовалого сына и взяв его на руки, со словами «Прости, сын!» выпрыгнул из окна 12-го этажа. По невероятной случайности сын выжил, зацепившись за ветки дерева.

Стивен Пол «Эллиотт» Смит (1969-2003) американский композитор, автор-исполнитель
Поссорился с подругой и нанёс себе два ножевых ранения в грудь, оказавшиеся смертельными.

Иван Жагоров (1987-2007), актер («Старшеклассники», «ОБЖ»)
После ссоры с любимой девушкой повесился. Ему было 20 лет.


Великая любовь, побеждающая мозг

Если спросить писателя или поэта, чему людей учат книги, то он ответит, что учат они чувствовать и думать, тоньше и глубже воспринимать мир и, конечно, любить. А если мы найдем некоторую абсурдность в том, что нас учат чувствовать и думать произведения людей в основном несчастных, страдающих социофобией, не вполне здоровых психически, до конца своих дней мучающихся от несчастливой личной жизни, от алкоголизма или наркомании, то писателю или поэту лучше об этом не говорить, ибо он может обидеться и, например, выйти в окно.

Тем не менее до сих пор учителя, преподаватели ВУЗов и иногда родители продолжают с трепетом и пафосом лить в уши своей паствы возвышенные речи о «Великой Любви». А примерять на жизнь все пышные эмоции, кровавые трагедии, увы, не заведено. Так можно все упростить, опошлить, и эффект будет не тот. На самом деле любовь — прекрасное чувство ровно до того предела, когда оно становится сильнее разума и воли к жизни.

Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик