Основы кляузологии: 12 самых громких дел об оскорблении и унижении

Быть униженным и оскорбленным иногда чрезвычайно полезно. Мы собрали самые любопытные дела о диффамации — оскорблении, смываемом только деньгами.

В последнее время вокруг развелось невероятное количество обиженных людей, которые готовы примириться с печальным своим положением только после существенного финансирования. Дела об оскорблениях, клевете, диффамациях и прочем богохульстве заполняют судебные залы. Даже нам, благонравнейшему из изданий, нет-нет да и приходится тащиться на очередное судилище, чтобы доказывать там, что мы поставили в номер, например, фотографию дохлого жирафа без всяких задних мыслей, а исключительно в целях просвещения населения.

Основы кляузологии и сплетневедения

И, видимо, лучше в ближайшее время не будет. Наоборот, есть подозрение, что, воспользовавшись волшебной возможностью Интернета объединять людей, обиженные научатся так ловко группироваться в сплоченные и снабженные хорошими адвокатами стаи, что всем остальным придется покупать себе много-много лейкопластыря — рты заклеивать. Впрочем, не сильно поможет: согласно юридической норме, жесты и телодвижения тоже могут быть сочтены оскорблением.

С одной стороны, за оскорбление частного лица в тюрьму пока не сажают. С другой стороны, если обиженный будет настаивать, что его оскорбили не просто так, а при этом возбуждали «ненависть либо вражду, а также унижали достоинство человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, причем оскорбили публично или с использованием средств массовой информации», то все очень печально. Согласно закону 282 УК РФ, это наказывается «штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет». Вот унизишь ты достоинство какого-нибудь гада по признакам принадлежности его к социальной группе «дебилы» — и все. В общем, пластырь, пластырь и еще раз пластырь.


Уродский зайчик

Штраф: 3 солида
Уродский зайчик

В конце V века нашей эры «Салическая правда» — первый уголовный кодекс древних франков — содержала список вергельдов (штрафов), которые полагалось платить за оскорбления. Чтобы не создавать путаницы, в «Правде» были точно указаны слова, которые надлежало считать обидными. Их не так уж и много: «урод», «волк», «лжец», «заяц»... За такое жуткое оскорбление платить полагалось три солида (для сравнения: за убийство свободного человека — 200 солидов). Так что был бы ты, скажем, древним франком, то вполне мог бы обойтись и без «зайцев». Обзывай соседей «красавцами крокодилами», например, и тебе ничего не грозило бы (хотя, если «крокодилы» скинулись бы на двести солидов, они могли бы решить вопрос с тобой другим законным салическим путем). А вот в «Русской правде», написанной не то в Киеве, не то в Новгороде пятьсот лет спустя, понятия «оскорб­ление» еще не было. То есть было, но к нему относились только различные действия руками, ногами и подручными предметами. Скажем, побить человека поленом — это да, это оскорбление, а что уж ты при этом говорил, никого не интересовало. И еще несколько веков понадобилось нашим предкам, чтобы исправить это досадное упущение. Первое упоминание о нежелательности словесных оскорблений встречается только в «Судебнике» (дополнение 1552 года):

«...чтоб православнии христиане, от мала и до велика, именем Божиим во лжу не клялись, и накриве креста не целовали, и иными неподобными клятвами не клялись и матерны бы не лаялись, и отцем и матерью скверными речми друг друга не упрекали, и всякими неподобными речми скверными друг друга не укоряли». Но и то никакое наказание за это не полагалось — так, замечание для общего сведения.


Мисс Чокнутая может чокаться шампанским

Штраф: 3,1 миллиона фунтов
Лондонский офис "Сбербанк КИБ"

Одно из самых крупных возмещений за диффамацию получила совсем недавно россиянка Светлана Лохова. В начале апреля она растрясла лондонский офис «Сбербанк КИБ» на 3,1 миллиона фунтов. Светлану обижали коллеги, особенно начальник Дэвид Лонгмуир. Они дразнили ее «чокнутой» и «мисс Кокаин» (Crazy Miss Cokehead). Светлана добилась в суде признания того, что наркотики она не употребляла, чокнутой до этих шуток не была, а вот веселье коллег как раз довело ее до нервного срыва (справка прилагается), после чего она была вынуждена уволиться с высокооплачиваемой работы. Репутация ее, выпускницы Кембриджа, навеки порушена, так как с таким анамнезом ни в один значимый банк мисс Лохову больше не возьмут. Так что жизнь ее лежит в руинах, но 3 миллиона фунтов ее немного утешат. И суд согласился с тем, что Сбербанку надлежит как следует вывернуть карманы.

Светлана Лохова


О мишках и плешках

Штраф: 2 медведицы из дубравы
О мишках и плешках

Впрочем, Сбербанку еще повезло. Куда меньше посчастливилось сорока двум еврейским детям, которые в недобрый час решили посмеяться над пророком Елисеем, который брел мимо них. Как утверждает Библия, эти юные диффаматоры стали хихикать над лысиной пророка и кричать ему: «Иди, плешивый! Иди, плешивый!» (4 Цар. 2:23-24). Божий суд случился незамедлительно: из леса вышли две медведицы и оставили от сорока двух детишек только кучки растерзанной плоти. Как мы знаем, Иегова никаких исправработ не признает, а предпочитает решать дела кардинально.


О чем плачут тролли

Штраф: 90 тысяч долларов
Джейсон Пейдж

Самое большое возмещение за неудачный коммент в Интернете пока заплачено англичанином Джейсоном Пейджем. В феврале этого года Высокий суд Великобритании приказал ему выплатить почти 90 тысяч долларов американскому юристу Тимоти Басси. У Басси был профиль на Google Maps, и три года назад в этом профиле анонимный тролль написал: «Сей мешок с дерьмом платит за фальшивые положительные отзывы, а сам проигрывает 80% дел». Ну, одно дело как минимум Басси точно не проиграл. Он добился от «Гугла» раскрытия данных тролля, а когда выяснил, что тот англичанин, не поленился обратиться в британский суд и таки вырвал из Пейджа приличный шмат зеленого шуршащего сала.



Призрак бродит по Европе с большим мешком для денег

Штраф: 27 триллионов долларов
Александр Подрабинек

В 2009 году КПРФ решила провернуть интересную финансовую операцию. При поддержке партии было создано общероссийское патриотическое движение «Поколение Победы», которое планировало как-нибудь начать заботиться о ветеранах, но первым делом кинулось подавать в суд на журналиста Александра Подрабинека и на Парламентскую ассамблею Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Незадолго до этого ассамблея приняла решение признать Сталина одним из виновников развязывания Второй мировой войны (генералиссимусу припомнили раздел Польши), а журналист в статье признал это решение разумным. «Поколение Победы» решило вытрясти из Евросоюза и Подрабинека аж 27 триллионов долларов — по миллиону за каждого советского солдата, погибшего во время войны и оскорбленного таким решением. Впрочем, судьба иска на самую большую в мировой юридической практике сумму оказалась печальна: «Поколение Победы» не сладило с организационными вопросами и потихоньку развалилось. Прецедента не получилось.

Парламентская ассамблея Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе


Милонов за жука ответил

Штраф: 25 тысяч рублей
Виталий Милонов 

Учитывая, что обычная сумма штрафа за оскорбление в России не превышает 1–3 тысяч рублей, мы должны признать, что, видимо, чем-то очень не понравился судье депутат петербургского Законодательного собрания Виталий Милонов (да-да, тот самый, который Мадонну запрещал, Дарвина из школ убрать требует и по гей-клубам рейды православной нравственности проводит). Милонову пришлось заплатить аж 25 тысяч рублей за то, что он в частной беседе обозвал главу Центра экспертиз «ЭКОМ» Александра Карпова «гадом и жуком». Карпов зарубил важный для Милонова проект по натыкиванию храмов в каждый питерский двор, вот депутат и высказался о нем в сердцах. Но высказался он в присутствии журналиста, а тот написал про это статью. Вспомнив, что в России большинство людей, попавших на штрафы за оскорбления, использовали в своих речах не «жука» и «гада», а тоже коротенькие, но совсем другие слова, мы можем лишь гадать, что такого Милонов натворил в суде, что с ним так обошлись. Может быть, очередной приступ незапланированного гееборства или какого беса на судейской мантии узрел?

Александр Карпов


Что могут короли

Штраф: 4,5 года тюрьмы
Тайский король

Хуже всего оскорблять не простых людей, а очень особенных. Вот в Таиланде в 2013 году на четыре с половиной года сел в тюрьму Нут Рунгвонг, редактор сайта Thai E-News, разместивший на сайте статью, в которой несколько непочтительно говорилось о тайском короле. Журналист, написавший текст, успел сбежать в Великобританию, и редактору пришлось одному отвечать за оскорбление короны. Вообще, в Таиланде крайне нежелательно не то что говорить обидные вещи для короля, но даже проявлять неуважение к его портретам — например, рисовать на них. Оскорбление короля и членов его семьи в этой прекрасной стране карается тюрьмой на срок от 3 до 15 лет.

Нут Рунгвонг, редактор сайта Thai E-News


Прошка и Тишайший

Штраф: 1 язык
Прошка Козюлин

Оскорбление королей и прочих падишахов во многих культурах долго считалось худшим из кощунств, даже с богами обычно было попроще. Одними из самых жестоких законов об оскорблении величества были русские уложения. «Поносные слова» на государя с конца XVI и чуть не до середины XVIII века карались смертью, и только смертью. Известен лишь один случай, когда «поносника» помиловали. Относительно, конечно. Некто Прошка Козюлин в Переяславле-Рязанском в 1664 году, отбывая наказание за кражу, болтал с сокамерниками и в шутку назвал одного из них царем — дескать, важничает тот с сокамерниками, аки царь. Обозвать царем какого-то жалкого татя — значило оскорбить царский престол. Охранникам немедленно донесли об этом безобразии, и господина Козюлина ожидало немедленное лишение головы и прочих выступающих частей тела, но делом заинтересовался сам царь Алексей Михайлович Тишайший. Он-то и помиловал Прошку, повелев вырезать дураку язык, а более ничего плохого над Прошкой не делать. Добрый царь потому что был.


Дело канцлера

Штраф: 4 года ссылки
Канцлер Бестужев-Рюмин

И раз уж зашла у нас речь об оскорблении королей, то нельзя не вспомнить известный анекдот с императрицей Елизаветой и канцлером Бестужевым-Рюминым. Когда императрица сочла, что канцлер уж очень самовольничает в государстве (о чем ей нашептали добрые люди), она, не долго думая, приказала его немедленно арестовать, а потом обыскать его дом и пересмотреть все бумаги: уж наверняка у старого хитреца найдется много всякой крамолы, опасных писем, а то и признаний в лихоимстве. Скажем так: Алексей Петрович не был невинным ангелом. Но он был умным неневинным неангелом, поэтому дознаватели не нашли ни единого клочка бумаги, который содержал бы хоть что-то компрометирующее канцлера. А век на дворе был уже глубокий восемнадцатый, так просто высших дворян на пики поднимать было не принято, поэтому Елизавета отколола следующий кунштюк: ей-де, монархине-самодержице, не пристало ничего никому доказывать, а посему отправляется Бестужев в ссылку на том основании, что он царицу оскорбил, а чем — о том ему самому ведомо, и не о чем тут дознаваться. Впрочем, через несколько лет, сразу после смерти Елизаветы, ее невестка Екатерина немедленно вернула старенького доброго Алексея Петровича во дворец, и он напоследок еще как следует накрутил хвостов своим врагам и недоброжелателям.

Императрица Елизавета


Обезьяна-гейты

Штраф: 1 официальное извинение
Карикатура

Времена меняются, и сегодня в демократических странах правители — президенты и премьер-министры — стали почти единственными, кого гарантированно можно оскорблять безнаказанно. Это воспринимается своеобразным налогом на власть. Хочешь управлять людьми? ОК, тогда терпи, что твоими кривыми ликами в виньетках из матерщины будут украшены все помойки. Вот людей униженных и оскорбленных самой жизнью трогать нельзя, а ты король, ты игнорируй. В результате сегодня мы имеем интересный парадокс: Барак Обама — первый за много лет президент США, карикатуры с которым вызывают всенародные дискуссии на тему их этичности. Так, например, в 2009 году газета New York Post нарвалась на один из крупнейших скандалов в своей истории, поставив в номер карикатуру Шона Делонаса. Карикатура сводила воедино две темы: а) план эффективной экономики, о котором бесконечно талдычили в администрации Обамы и б) убийство полицейскими Коннектикута ручного шимпанзе, который приревновал хозяйку к ее зашедшей в гости подруге и страшно изувечил пожилую женщину. На карикатуре изображена мертвая обезьяна и двое полицейских, один из которых говорит: «Для разработки следующего плана стимулирования экономики придется искать кого-то другого».

Учитывая, что в Штатах президентов свободно рисуют во всех анималистических видах (и ослами, и слонами, и обезьянами, и скунсами), казалось бы, эта карикатура — одна из миллионов — не могла никого особо заинтересовать. Но президент Обама — чернокожий, и именно в его случае обезьяна оказалась недопустимой. Страсти кипели нешуточные, редакторы и карикатуристы страшно-страшно извинялись, и с тех пор президента Обаму стараются рисовать в карикатурах очень и очень аккуратно. И чтобы никаких животных!

Барак Обама


Десятка за двойку

Штраф: 10 тысяч долларов
Десятка за двойку

Раньше было опасно обижать сильных, сегодня — слабых. Причем оскорбления могут возникать буквально на пустом месте. Например, искренне изумилась администрация школы Park Forest (Луизиана, США), получив в 2006 году повестку в суд по иску одной из мамочек. Она обвиняла школу в оскорблении ее ребенка: после серии контрольных учительница зачитала классу отметки, а у сына истицы оказались сплошные F, то есть двойки. Ребенок, естественно, оскорблен и унижен, а маме срочно нужно много денег на утешительное мороженое. Теперь в школе, ставшей осторожнее на 10 000 долларов, категорически запрещено разглашать оценки, в том числе и ученикам, так как воплем «Ура, у меня пятерка!» можно поселить боль и уныние в сердца окружающих, получивших другие баллы.


Сестры как братья

Штраф: 27 тысяч долларов
Сестры как братья

Глава Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев в прошлом году на личном опыте убедился в истинности знаменитого поучения Козьмы Пруткова: «Не шутите с женщинами, эти шутки глупы и неприличны!» Находясь на передаче Ивана Урганта, Шамиль назвал знаменитых теннисисток, сестер Серену и Винус Уильямс, «братьями Уильямс». В результате он был обвинен в расизме, сексизме и еще во множестве каких-то других «измов». Женская теннисная ассоциация отстранила Тарпищева на год от работы, а еще ему пришлось заплатить 25 тысяч долларов штрафа. Хотя что такого криминального он сказал? Ну назвал сестер братьями, подумаешь! Вот если бы он назвал их...

Отличные обиды

Когда тебя в следующий раз оскорбят, умей правильно определить, к какому виду относятся эти обидные слова. Тем более что расценки на них разные.

Унижение чести и достоинства

См. закон 282 УК РФ. Если ты сумеешь доказать, что тебя обозвали свиньей или, скажем, удодом не просто так, а намекая на твою религиозную, половую и социальную принадлежность, если тебя оскорбили из-за исполнения тобой служебных обязанностей и у тебя есть свидетели, готовые это подтвердить, то тут моральный вред может возмещаться суммой уже ощутимой — в несколько десятков, а то и сотен тысяч рублей.

Оскорбление

Просто ругательство без особого смысла. Матерщина и все прочее. Если дело происходит на улице — вообще без шансов; если тебя оскорбили в присутственном месте, при свидетелях, то есть вероятность что-то получить. Но мало — от 500 до 3000 рублей. И желательно, чтобы, оскорбляя, тебя при этом пнули или дали тебе подзатыльник: в связке с побоями больше шансов хоть на какое-то возмещение.

Клевета

Если про тебя были публично распространены порочащие сведения, при этом распространявший достоверно знал, что лжет, а тебе эта клевета повредила, можно уже уверенно готовить мешочек для денег: десятки и сотни тысяч вполне реальны.

Диффамация

Если ты сумеешь доказать, что тебя не только публично и всенародно обидели, но и испортили тебе деловую репутацию, сорвали сделку, понизили рейтинг твоего банка лживыми статьями и т. д., тут счет идет уже на миллионы.

Оскорбление святых чувств

Пока у нас есть всего два типа чувств, особо защищаемых государством и судами: религиозные и патриотические. Все прочие чувства признаны второ сортными, особого интереса не представляющими, защиты не требующими. Тут штрафы часто бывают невысокими, а вот сроки могут оказаться вполне реальными. «Двушечка» еще не худший вариант из возможных.

Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик