Чечевица-1944, или Почему чеченцы и ингуши не празднуют 23 февраля

23 февраля — праздник не для всех. В Чечне и Ингушетии не принято в этот день поздравлять мужчин, потому что для местных народов это день депортации.

Память избирательна. Каждый человек всегда найдет оправдание собственным неблаговидным поступкам. Каждый способен простить самому себе даже чертовски гнусную подлость. А простив, постарается забыть. Останется только маленькое, расплывчатое, стёртое временем пятнышко где-то в подсознании, которое когда-нибудь спустя десятки лет вдруг раскроется и начнет саднить с прежней силой.

Примерно то же происходит с целыми народами. Десятки, сотни тысяч умов, спаянные в единое целое коллективным бессознательным, с удовольствием вспоминают далекое героическое прошлое, мудрых правителей, благородных полководцев, великих творцов своей страны. И старательно забывают, переиначивают, ищут хоть крупицу положительного в неприглядных и страшных страницах собственной истории.


Как-то не заладилось

Отношения у чеченского и ингушского народов с советской властью складывались непросто. Впрочем, вряд ли можно было ожидать сердечной привязанности, памятуя о:
— карательных экспедициях русских войск в Чечню, длившихся с 1721 по 1783 годы и сопровождавшихся сожжением целых аулов, взятием заложников из наиболее влиятельных чеченских семей, казнями и насильственным приведением населения к присяге на подданство России;
— ответной ненависти и массовых восстаниях против колонизации;
— совместном вооруженном восстании чеченцев, осетин, ингушей и кабардинцев против российских властей 1804 года;
— оттеснении чеченцев с плодородных равнинных земель в горы наместником Кавказа генералом Ермоловым;
— и о других восстаниях, набегах, длившихся без значительных перерывов до марта 1920 года, когда войска Красной армии вошли в Грозный.

И уже в сентябре 1920 года началось массовое антисоветское восстание в горных районах Чечни и северного Дагестана, подавленное Советской армией только в марте 1921. Весной 1923 чеченцы разгромили избирательные участки, противясь навязыванию «своих людей» центральными органами на выборах в местные советы. На подавление этого мятежа была брошена дивизия НКВД.

Ещё более масштабная войсковая операция была проведена в августе 1925 с целью разоружения населения, пресечения грабежей и угона скота. С 8 по 28 декабря последовала новая войсковая операция с участием подразделения ОГПУ. Это произошло из-за отказа чеченцев от поставки хлеба государству.

Весной 1930 антисоветское движение только усилилось и снова потребовалось введение войск.

В 1932 году коллективизация породила новое массовое восстание чеченцев, подавленное военными и закончившееся депортацией целых аулов.

Всего с 1920 по 1941 на территории Чечни и Ингушетии произошло 12 крупных вооружённых восстаний (от 500 до 5000 повстанцев) и более 50 менее значимых. За этот период Красная армия потеряла там более 3500 своих бойцов.

Очередное вооружённое антисоветское восстание началось в январе 1940.


Причины депортации

Чеченцы и ингушы в ВОВ

Во время Великой Отечественной войны многие вайнахи проявили себя с лучшей стороны. В защите Брестской крепости приняли участие от 250 до 400 выходцев из Чечено-Ингушетии.

Снайпер Абухаджи Идрисов уничтожил 349 фашистов (целый батальон). Ханпаша Нурадилов уничтожил 920 фашистов, захватил 7 пулемётов противника и лично взял в плен 12 фашистов. В апреле 1943 ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Снайпер Ахмад Магомадов в боях под Ленинградом уничтожил более 90 фашистов. Снайпер Махмуд Амаев уничтожил около 190 фашистов.

В связи с депортацией представленные к медалям и орденам (в том числе Герои Советского Союза) воины из Чечено-Ингушетии часто оставались без награды либо были награждены намного позже, зачастую посмертно. Всего в ВОВ погибли в боях около 2300 чеченцев и ингушей.

Привыкшие к постоянным стычкам с военными, веками оттесняемые с плодородных земель в горы более сильным противником, чеченцы зачастую организовывали бандформирования, совершавшие набеги на близлежащие станицы. Дополнительным поводом к силовой операции послужило массовое дезертирство.

Заместитель наркома, комиссар госбезопасности 2-го ранга Кобулов так писал в докладной записке Берии:
«Отношение чеченцев и ингушей к советской власти наглядно выразилось в дезертирстве и уклонении от призыва в ряды Красной Армии. При первой мобилизации в августе 1941 г. из 8000 человек, подлежащих призыву, дезертировало 719 человек. В октябре 1941 г. из 4733 человек 362 уклонились от призыва. В январе 1942 г. при формировании национальной дивизии удалось призвать лишь 50 процентов личного состава. В марте 1942 г. из 14576 человек дезертировало и уклонилось от службы 13 560 человек, которые перешли на нелегальное положение, ушли в горы и присоединились к бандам. В 1943 г. из 3000 добровольцев число дезертиров составило 1870 человек. Они ведут активную антисоветскую работу, укрывают бандитов, немецких парашютистов. При приближении линии фронта в августе-сентябре 1942 г. бросили работу и бежали 80 членов ВКП (б), в том числе 16 руководителей райкомов ВКП (б), 8 руководящих работников райисполкомов и 14 председателей колхозов»

31 января 1944 года было принято постановление ГКО СССР №5073 об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации ее населения в Среднюю Азию и Казахстан.


Операция «Чечевица»

23 февраля 1944 года в 2 часа ночи началась операция под кодовым названием «Чечевица», цель которой заключалась в этнической депортации — тотальном переселении жителей Чечено-Ингушской АССР.

К началу операции в заданный сектор прибыли около 18 000 оперативных работников НКВД, НКГБ , военной контрразведки «СМЕРШ» и 100 000 военнослужащих войск НКВД под видом фронтовых частей, отведённых на отдых.

В 6 утра в дома чеченцев и ингушей стали стучать солдаты и созывать мужчин на празднование Дня Красной Армии. Когда набиралось определённое количество, солдаты брали их в кольцо. После приходили за женщинами и детьми. На сборы давалось от 10 минут до 2 часов. Любая попытка сопротивления пресекалась применением оружия.

Берия лично руководил этой операцией и ходом её проведения был доволен. За сутки из населённых пунктов были вывезены 333 739 человек, из них в вагонах, предназначенных для перевозки скота, 176 950.

На семью разрешалось брать до 500 кг груза, но фактически большую часть вещей люди были вынуждены оставлять, так как в вагон загоняли по 45 человек (для сравнения — при депортации немцев разрешалось брать по тонне вещей, которые транспортировали отдельно, а в вагон помещалось по 40 человек только с ручной кладью). Скот и зерно изымались с условием, что на новом месте всё будет возмещено. Однако и тут обманули. Ссыльных направили преимущественно в районы Казахстана и Киргизии, где не имелось никаких условий для приема и размещения людей. Продовольствие, кров и работа не предоставлялись. Вымирали семьями. Умиравшие в дороге от голода и болезней, оставлялись вблизи железнодорожных путей, в короткие промежутки остановок, так как отходить от эшелона конвоируемым запрещалось далее 5 метров.

Более быстрому течению операции помешал обильный снег, выпавший 23 февраля.

Чечевица 1944

Наркомат госбезопасности сообщал о «ряде безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелах над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать». Задокументировано три расстрела не подчинившихся переселенцев (в том числе восьмилетний мальчик) в одном селении, убийство «пяти женщин-старух» в другом и «самочинный расстрел больных и калек до 60 человек» в третьем.

Операция продолжалась до 9 марта 1944. Было отправлено 180 эшелонов с 493 269 людьми. Только в ходе их следования родились 56 человек и умерли 1272.


Хайбах

Михаил Гвишиани

В высокогорном ауле Хайбах разыгралась самая страшная трагедия 23 февраля 1944. Из-за сильного снегопада жители аула просто не могли спуститься с гор, чем «срывали график» депортации. По приказу комиссара госбезопасности 3-го ранга Михаила Гвишиани (впоследствии сват премьера Алексея Косыгина) более 700 человек загнали в конюшню и сожгли заживо. Пытавшихся выбраться из охваченного пламенем строения расстреливали из пулемётов и автоматов. Формулировкой для массовой казни стали слова «ввиду нетранспортабельности».

В конце 80-х военным журналистом, занимавшимся розыском пропавших без вести солдат и офицеров, генералом Степаном Кашурко на берегу Десны были обнаружены останки погибшего 12 марта 1943 года разведчика 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Бексултана Газоева. На его груди в непромокаемом пакете сохранилось неотправленное письмо матери, адресованное в Хайбах. Однако на запрос журналиста ответили, что такого населенного пункта нет и никогда не было.

Заинтригованный Кашурко лично выехал в Грозный, где первый секретарь обкома Доку Завгаев нехотя признал, что «при депортации сгорели люди», но «говорить и писать об этом запрещено».

В 1991 году прокуратура возбудила уголовное дело по факту массового убийства людей. Судебно-медицинские эксперты исследовали останки жертв расправы, захороненные немногими избежавшими депортации жителями в яме, из которой прежде жители Хайбаха набирали глину, а также останки, оставленные под слоями золы и пепла на месте сгоревшей конюшни.

Однако дело прекратили в связи со смертью основных обвиняемых.


Возвращение

Изгнание народов первоначально было объявлено вечным, однако фактически продлилось 13 лет. После смерти Сталина 9 января 1957 года президиумы Верховных Советов СССР и РСФСР издали указ об отмене высылки вайнахов и восстановлении Чечено-Ингушской автономной республики. Весной и летом 1957 на родину вернулись около 140 000 человек. Только их дома уже были заняты переселенцами из других регионов СССР. Пригородный район Ингушетии был передан в состав Осетии. Люди хотели жить в тех домах, в которых они проживали до депортации. И большинству из них пришлось выкупать свои дома у людей, поселившихся в них после выдворения хозяев.

Возварщение посел депортации чеченцев и ингушей

По мнению большинства чеченцев своим возвращением они обязаны Хрущеву. Его имя до сих пор носит площадь в центральной части Грозного. Действительно, Каганович, Молотов и другие «сталинисты» выступали против возвращения репрессированных народов на историческую родину. На заседании Президиума ЦК Молотов упрекнул Хрущёва: «Что вы, Никита Сергеевич, делаете? Этих волков мы с трудом собрали из лесов, а вы хотите их вернуть...». Хрущёв ответил: «И леса наши, и волки наши...»

Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик