Зубастое влагалище и другие причины, почему нас так пугают женщины

Как мужчины женщин боялись и друг другу о них страшные вещи рассказывали.

Зубастое влагалище и другие причины, почему нас так пугают женщины

Борцы за полное равноправие полов как-то постепенно приучили нас к мысли, что между мужчиной и женщиной нет особой разницы, разве что кроме ничтожных физиологических нюансов: у кого-то мышц больше да маток поменьше — вот в общем-то и всё.

И наши предки тоже считали, что физические различия мужчин и женщин не столь важны, потому что два пола на самом деле разделены куда большей пропастью, которая проявляется во всем: во внешности, в знаниях, в поведении, в желаниях и поступках.

Доходило до смешного: немалое количество тотемических племен искренне считали, что у мужчин и женщин разные предки. То есть если мужчины произошли от брака Солнца с белым бизоном, то женщины — от сожительства Луны с рыбой (только не спрашивай нас, каким образом эти романтические отношения происходили, просто старайся об этом не задумываться). Даже в Библии мужчина и женщина сделаны в разное время и из разных материалов.

У женщин были свои боги, свои законы, свои дела. У мужчин — свои. Даже самые примитивные племена хорошо знакомы с сегрегацией полов. Традиция «женских деревень», в которые мужчинам вход заказан, — одна из древнейших форм человеческого общежития. До сих пор во многих культурах дома делятся на мужские и женские половины, так что семья существует как бы в разделенном виде.

Почему возникло такое разделение? Потому что древние системы наследования и определения родства были исключительно матрилинейными. Не матриархальными (образ матриархата, где женщины всем заправляют, а мужчины сидят у их ног в ошейниках, несколько преувеличен), а именно матрилинейными, то есть имущество и родство определялось по матери.

Мать всегда известна, в то время как роль отцов стала понятна далеко не сразу. Даже когда пришло понимание, откуда в женском животе берутся младенцы, определение отцовства по-прежнему оставалось крайне затруднительным.

Поэтому возникали семьи с матриархом — Большой Мамой во главе. Детьми мужчин считались дети их сестер(и нередко ими на самом деле и были), и образ дяди по матери как заместителя отца до сих пор крайне популярен в сказках и легендах. Вообще, в этих древних сказаниях обнаруживалось много такого, что было трудно понять патриархальному уму грядущих эпох. Так что индийцам, скажем, приходилось дописывать свои эпосы, чтобы объяснить современным поколениям, почему у добродетельной царевны Панчали, например, пять мужей, а грекам — придумывать сложные сюжеты, рассказывающие, зачем царицы и богини рожают своих сыновей непонятно от кого, от каких-то бесконечных духов огня и воздуха, а мужья-братья потом без писка признают таких детей своими наследниками.

И так как семьи одного племени вскоре неизбежно начинали соперничать за главенство, то важной задачей местных матриархов был контроль за рождаемостью, ограничение репродуктивности соперниц в пользу собственных дочерей и удерживание таким образом численности потенциальных конкурентов в скромных рамках.

Такие малоприятные практики, как жертвоприношение мальчи­ков-младенцев и жестокое обрезание юных девушек, делающее их недоступными для мужчин, — это наследие именно архаичных матрилинейных традиций. Равно как и половая сегрегация, при которой мужчинам был закрыт вход в женскую деревню, а молодым девушкам и женщинам, фертильность которых конт­ролировали старухи, соответственно, было запрещено приближаться к домам мужчин. Похожую систему мы можем встретить, например, у гиен или сурикатов, где правом на размножение обладают лишь лидирующие самки, жестоко карающие соперниц за попытки несанкционированных половых актов, в том числе уничтожением приплода конкурентки.

Поэтому, если пересматривать самые древние сюжеты, мы часто видим пересказ одной и той же захватывающей истории.

Мужчине нужно добыть себе невесту. Невеста закрыта, заперта и недоступна. Ее караулят старухи, змеи и ифриты. Мужчине нужно носить сторожам дары, выигрывать состязания, выполнять задания, да и то он часто лишен права выбрать себе невесту: ему ее назначат. Попытка проникнуть к царевне незаконно карается жестоко: из царевны вылезают змеи, она превращается в дерево, в чудовище, в огонь, в камень, из мужчины вырезают куски мяса, ремни из спины, травят его ядом, выкалывают ему глаза и прочее и прочее. Нежелательных детей с их матерью кидают в воду и закапывают в землю.

То есть глубоких неврозов на сексуальной почве у древнейших наших прародителей было предостаточно. В дальнейшем социальные условия изменились, возникли новые формы семей, в том числе патриархальные — моногамные и не очень, — но страхи перед женщинами и их странными секретами никуда не ушли. Тем более что женщины охотно подпитывали эти страхи, используя их как оружие в суровом и скучном мужском мире, как способ отпугнуть от себя нежеланных представителей сильного и настырного пола.

Коварная женская магия заставляла мужчин относиться с большой осторожностью к «нечистому», ритуально запретному женскому миру; безопаснее было соблюдать регламент и правила, встречаясь с супругой на законном брачном ложе в разрешенные дни, а остальное время проводить в нормальном мужском обществе, где все было просто и без затей.

И до сих пор кое-какие ошметки женских страшилок блуждают по городским мифам, народным обычаям и суевериям.

Vagina dentata

Зубастое влагалище и другие причины, почему нас так пугают женщины

Зубастым влагалищем вряд ли серьезно напугаешь современных мужчин, давно открывших для себя радости орального секса, но наши предки были куда более осторожны в этом плане. Мысль о том, что твоя самая нежная и чувствительная часть может быть откушена в любую секунду, в древности была популярной причиной если не повальной эректильной дисфункции, то резкого снижения числа изнасилований, как минимум. Больше всего сказок и мифов на эту тему мы встречаем у японцев, где обзавестись зубами в интимных областях считала своим долгом каждая покойница-нимфоманка и каждая лиса-оборотень, даже простая дочка изготовителя вееров вполне могла выпросить данное снаряжение молитвами и заклинаниями.

Но вообще vagina dentata с одинаковым успехом присутствует в сказаниях североамериканских индейцев, славян, римлян, австралийских аборигенов, то есть является ценностью космополитической. Некоторые исследователи, в их числе Э. Тайлор, полагали, что миф мог возникнуть из реальных приспособлений – например, вставок из костей и игл, которые женщины могли использовать в борьбе с насильниками. Правда, в археологических раскопках пока ничего подобного обнаружено не было. Зато в современном мире такие капканы производят, прежде всего – в африканских странах, где многие женщины становятся жертвами изнасилований. Например, таким образом работает колпачок Rapex, вставляющийся в вагину и впивающийся зубцами во вражеский пенис. Правда, система Rapex до сих пор жестоко игнорируется дамами, которые практически не покупают ее.

Утробные змеи

Зубастое влагалище и другие причины, почему нас так пугают женщины

Идея о том, что в каждой женщине теоретически может быть змея, — одна из древнейших анатомических истин. Сказки о красавицах, превращающихся в змею при поцелуе или охраняемых змеем, — это, по сути, слегка разукрашенные сводки первобытных происшествий. Дело в том, что змеи очень долго выполняли функцию кошек, то есть охраняли собранный урожай и съестные запасы от грызунов, а возились со змеями в основном женщины — хранительницы и приготовительницы пищи. Скульптур, барельефов и рисунков женщин со змеями в руках и на голове все культуры оставили множество (хотя и чуть меньше, чем фоток котиков, которые оставит культура наша). Змеи, в принципе, были не против жить с теплыми людьми, в волосах которых можно так сладко дремать, у которых в домах так много жирных мышей и, не исключено, найдется порой мисочка молока для лучшего чешуйчатого друга. Мы не знаем, насколько часто питомцами дам были змеи ядовитые — нам представляется сомнительным, чтобы в этой роли регулярно выступали гюрзы или кобры. Но даже небольшой, однако очень кусачий удавчик, привыкший жить в соломенной юбке своей молодой хозяйки, мог принести много проблем нечестивцу, посмевшему посягнуть на тело девушки.

Проклятие крови

Зубастое влагалище и другие причины, почему нас так пугают женщины

«Кровь — это душа» — к такому выводу неизбежно приходили древние мыслители. Любой мог поставить несложный опыт: берешь живое существо, делаешь в нем небольшую дырочку и, если крови вытекает много, то существо перестает жить, хотя вроде бы выглядит почти целым. Поэтому кровь всегда считалась сильнейшей из магических субстанций: во многих религиях ее запрещено употреблять в пищу, кровью поили богов и обмазывали жертвенники, контакт с ней считался мистически опасным.

Женщины, как существа, любящие ежемесячно кровоточить, вызывали определенный трепет, а сама эта кровь считалась чудовищной мощи реагентом. Такой кровью не только можно свести с ума или убить человека, но даже перепугать духов и высших богов, включая, например, некоего Иегову. «Кровоточивая жена» была более опасным существом, чем крокодил, — ей полагалось жить и питаться отдельно; мужчинам запрещалось не то что прикасаться к ней, а даже близко подходить к ее циновке или пить из ее чашки. Женщины не спорили – они обычно ничего не имели против того, чтобы раз в месяц получать законный отпуск на четыре-пять дней и проводить его лежа на кошме, пока тебе палкой подталкивают завтрак, обед и ужин. По­этому осквернение менструальной кровью — до сих пор одно из самых серьезных ритуальных нарушений во многих религиях, прежде всего в авраамических. И даже в христианстве, невзирая на то что Христос лично снял это табу, деревенские священники то и дело пытаются изгонять из храмов дам в этом скверном положении.

Кроме того, лишение девственности — тоже весьма кровавое мероприятие — очень долго считалось страшно опасным для мужчин. Поэтому такое дело часто передоверяли, например, каменным ножам в руках бабок-матриархов, или опытным жрецам и шаманам, или просто самому сильному воину в племени, который вообще ничего не боится. Оттуда и идет «право первой ночи» – традиция, при которой девственность любой невесты в поселении может безнаказанно порушить только местный вождь либо царь.

Волосяная мощь

Другим важным мистическим реагентом были волосы. Согласно законам контактной магии, снятые с головы, они сохраняли связь с породившим их телом. Поэтому обычный человек после стрижки тщательно сжигал свои кудри, дабы они не попали в лапы злодеям, которые могут и порчу навести. Другое дело — могучие колдуны и ведьмы: эти-то сами могут своими локонами навредить. Поэтому, если видишь на дороге пучок вычесанных волос, не трогай их и уходи быстрее — тут не без ворожбы. Особенно опасными были волосы женские, длинные и соблазнительные, при помощи которых женщины и колдуют…

Запреты на контакты с женскими волосами знали практически все культуры. У евреев считалось, что волосы замужней женщины могут убить постороннего мужчину и небезопасны даже для законного мужа. Эту традицию иудеи вынесли еще из Египта, и правоверные еврейки до сих пор бреются и носят парики. У христиан и мусульман женщине достаточно было накинуть на голову покрывало. В Индии прикосновение к волосам замужней дамы считалось оскверняющим: рука, совершившая такое святотатство, могла запросто отсохнуть. До сих пор вид волос, оставленных, например, в раковине, вызывает у многих наших современников чувство брезгливости и страха, и дело тут не только в любви к чистоте и порядку, но и в дремучих суевериях.

Табу на женские вещи

Когда ты стесняешься брать в руки женскую сумочку или раздражаешься из-за необходимости искать анальгин на полочке среди ее косметики, ты вряд ли задумываешься над причинами своего нежелания контактировать с демонстративно женскими вещами. А между тем причины эти весьма любопытны. Тысячелетиями женщины старательно поддерживали миф о том, как губительно на мужскую силу и потенцию действует прикосновение к женскому имуществу. Это был прекрасный способ изгнать нас из кухни, из женской половины дома или из женской деревни, чтобы мы не совали нос куда не следует. И уж никак не претендовали на наследство, положенное девочкам, — на посуду, наряды, украшения, сундуки, домашнюю птицу или скотину. Да, скотина тоже делилась на мужскую и женскую. К той же корове еще в XIX веке в крестьянской России не смели соваться мужчины, если не хотели испортить буренку и ее молоко; также мужчинам не полагалось приближаться, например, к наседкам на гнездах.

Злая юбка

А ты юбок боишься? Нет? А зря. Юбка — это, знаешь ли, колокол ритуальной нечистоты, мощно распространяющий скверну. Вот, например, цыгане-котляры еще из индийской прародины вынесли понимание того, что женской юбки надо опасаться всемерно: если ею задели, скажем, чашку, то чашку нужно разбить, а если квашню с хлебом, то хлеб и квашню необходимо сжечь. Поэтому цыганки этого племени заботливо носят поверх юбок длинный широкий фартук, предохраняющий окружающую среду от осквернения. Впрочем, в двухэтажный дом, где на втором этаже ходили женщины, благочестивый котляр все равно не зай­дет: фартук-то снизу ничего не закрывает и весь первый этаж тоже становится навеки нечистым. Ну да, нелегкое это дело — быть котляром в мегаполисе.

Комментарии

0
Ноябрьский номер
Ноябрьский номер

Поток событий

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик