Письмо главного редактора: «Лучше перестраховаться»

Для читателей новые законы о СМИ — заурядное притеснение свободы слова. Зато для журналистов это постоянный пропуск в Диснейленд абсурда, где на входе нас встречают Кафка и Льюис Кэрролл, где мы зачарованно бродим среди аттракционов, попирающих законы логики, потом начинаем на них кататься, а потом уже хлопаем Кафку по плечу — учись, сынок!

Александр Маленков

Вот, например, как проходят сегодня беседы журналистов с юристами.

— Вася, вот у вас тут новость. «Чеченец призывал к присоединению Тверской области к Канаде, а потом попытался взорвать себя, чтобы попасть в рай. Его спас пьяный гей, заливший вином «Дары Дона» взрывное устройство».

— Да, мне знакомый полицейский слил подробности. Отличная новостная заметка, надо срочно поставить на сайт!

— Могут быть проблемы. Мне кажется, мы нарушаем некоторые законы.

— Тебе кажется?

— Законы несколько туманны, практика правоприменения мала. Но лучше перестраховаться. Вот, например, «призывал к присоединению Тверской области к Канаде». Это же призыв к нарушению территориальной целостности России!

— Но это же он призывал. Кричал: «Тверь — историческая часть Канады!»

— Но пишем-то мы! Если убрать контекст, получается, что мы призываем.

— Но это же полная чушь!

— Это ты в суде будешь доказывать. Оно тебе надо? Лучше так и напишем: «Чеченец кричал чушь». Хотя погоди. Получается, что мы оскорбляем группу людей по национальному признаку. Надо убрать чеченца.

— По-моему, мы оскорбляем здравый смысл. При чем тут все чеченцы? У меня полно друзей чеченцев. Они не отвечают за одного идиота.

— За экстремизм ты сам сядешь или мне предлагаешь? Лучше перестраховаться. Напиши «некто». «Некто кричал чушь». Нет, это тоже как-то резко. Не нравится мне это все. Нет ли какой другой новости, нормальной? Как казаки танками давят сыр, например?

— Нет.

— А давай напишем, что это на Украине? Мне спокойнее будет.

— Я врать не буду, у меня есть принципы.

— Тогда напишем нейтрально: «Некто делал нечто». Что там дальше... «Взорвать себя, чтобы попасть в рай». Вы тут вообще законы читаете?

— А что? Рай запрещен? Или его нельзя упоминать?

— Это же типичная пропаганда суицида. Из вашей статьи получается, что, если себя взорвать, попадешь в рай.

— Так и вижу, как все верящие в рай взорвали себя после этой статьи. А кстати, может быть, это не такая уж плохая...

— Короче, это надо убрать. Едем дальше. Насчет пьяного гея — он герой?

— Безусловно! Он предотвратил...

— То есть это позитивный образ? Не пойдет. Налицо пропаганда гомосексуализма и пьянства.

— Что ж теперь, вообще нельзя написать, если пьяный гей сделал что-то хорошее? Он что, нарушил закон?

— Он — нет. А если мы об этом напишем, то мы — да. Может сложиться впечатление, что быть геем и пить — это хорошо. Лучше без конкретики: «Лицо определенной ориентации в определенном состоянии». И, конечно, «Дары Дона» надо убирать. А то получается реклама. Лучше написать «одного известного бренда».

— Что же остается?

— «Некто сделал нечто, а лицо определенной ориентации в определенном состоянии предотвратил это с помощью одного алкогольного бренда». И обязательно надо добавить, что чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью. И поставить «16+». И на всякий случай — номер лицензии журнала MAXIM в Роскомнадзоре.

— Очень длинно получится.

— Зато никто не подкопается. Хотя знаешь что? Получится, что это скрытая реклама журнала MAXIM. И тут же реклама Роскомнадзора. И алкоголь упоминается... Лучше перестраховаться. Давай просто: «Некто сделал нечто. 16+. Чрезмерное употребление кое-чего вредит вашему кое­-чему. 16+. Один известный журнал, зарегистрированный кое-где. 16+. Свидетельство ПИ № ФС77-63496 от 02.11.2015».

— А можно я сейчас открою окно, заберусь на подоконник и совершу кое-что?

— Нельзя. Все подумают, что кое-что — выход из кое-какой ситуации. Это штраф. Лучше перестраховаться. Спустись на лифте и ляг на асфальт.

Александр Маленков
Главный редактор MAXIM
e-mail: glavred@maximonline.ru
@SashaMalenkov

Если кто-то кое-где у нас порой что-то вроде кое-как и боже мой. А цензура, между прочим, облагораживает литературу. Придает ей скрытую глубину. Учитесь говорить обтекаемо, пользуйтесь намеками толстыми на тонкое, прячьте жемчужины истины в корявых раковинах идиотизма. И тумана, больше живительного тумана! Читатель у нас умный, он поймет. Чиновник у нас глупый, он пропустит. «Однажды сын высоких гор тверской услышал приговор в тени кленового листа и тритатушки три-та-та. Но захмелевший Ганимед не дал прервать во цвете лет: кормя Зевесова орла, случайно кубок пролила...» Ну, что-то в этом духе
Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик