Письмо главного редактора: «Антисовесть»


Антисовесть (пьеса)

Редактор, мужчина средних лет
Бородавочник, дух антисовести
Ульяна, выпускающий редактор

Пустая редакция. На полу лежит Редактор.

Редактор. Как быть? Достойно ль делать мужской развлекательный журнал, когда мир сходит с ума? Или пора перенастроить лиру? Не щекотать сердца людей глаголом, а жечь?

Бородавочник. (Соткавшись из воздуха.) Это как?

Редактор. Кто здесь?!

Бородавочник. Это я, бородавочник.

Редактор. Ты — голос совести?

Бородавочник. Скорей наоборот. Я тот, кто вечно хочет ни о чем не волноваться. Расслабиться, зевнуть и наплевать. Мне имя — антисовесть. Выражаю безнравственное самосознание личности. Ну, короче, как голос совести, только наоборот, — что непонятно?

Редактор. Зачем явился, демон, ты в сей мир в его минуты роковые?

Бородавочник. Чтобы помочь тебе понять себя. Так что ты там спрашивал?

Редактор. Ну я, в общем, очень переживаю из-за обострения международной напряженности, не могу оставаться равнодушным к судьбе своего народа. Мир сходит с ума, и я думаю, достойно ль в этой ситуации смириться и делать мужской развлекательный журнал или…

Бородавочник. Или что?

Редактор. Или все-таки попробовать в порабощенные бразды бросать живительное семя?

Бородавочник. Не надо, не пробуй. (Исчезает.)

Редактор. Постой! Исчез. О жалкий жребий! На чем я остановился? Ах да, насчет журнала. Страна в огне, а мы тут веселимся. Не должно ль мне, как гражданину, встать и, поборов сомненья, бой принять, и, пережив хулу и поношенья, свой камень возложить в фундамент дома счастья будущих людей, и сгинуть, сохранив и честь, и самоуваженье? Или влачить, забравшись в башню из слоновой кости…

Бородавочник. (Появляется.) Лучше влачить.

Редактор. Ты считаешь?

Бородавочник. Уймись уже, а? И как конкретно — просто интересно — ты можешь бой принять? В «Фейсбуке» гневный пост оставить? Или статью в журнале написать? Чтобы пере­ссориться со всеми, добавив голос к какофонии стенаний? Или на площадь выйти постоять с плакатом, а потом пойти в кафе?

Редактор. (Пытаясь подняться с пола.) Не могу же я просто сидеть!

Бородавочник. Можешь, очень даже! Ты, собственно, ничем другим ни разу не занимался в своей жизни. Поздновато начинать. Рас­слабь­ся, делай свой журнал и ни о чем не думай. Пусть кто-то хоть забудется на час, хихикая и женщин созерцая.

Редактор. Там гибнут люди.

Бородавочник. Смирись. Здесь вечно гибнут люди. Страна такая, не нам с тобою ход истории менять.

Редактор. Да уж, на совесть совсем ты не похож.

Бородавочник. Я другое. Я бородавочник, животное. Самец всеядный, полигамный я. И тем, в ком совесть много говорит, показано общение со мною. Со здравым смыслом мы друзья.

Редактор. Я жил в ладах с самим собою. И ценность та была ценней, чем все сокровища и даже секс. Гордился тем, что принципам был верен, не предавал, не лгал, не клеветал. И говорил, что думал.

Бородавочник. Ну и молодец. Теперь другое, изменилось время. Не может быть все лето без дождя, не может поколение прожить, чтобы ни разу в катаклизм не угодить. И эти вот роскошные замашки — в ладах собой, не врать, не клеветать — забудь, пока не в каталажке. Мир ужасен, сам ты говорил. Но с кем попало спал, и ел, и пил. Так что с того, что чуть противней стало вдруг? Я что-то не припомню, милый друг, чтоб кто-то нам гарантии давал, что жизнь — веселый карнавал. Забудь, смирись, прими. Сто баллов в тетрис набери, тусуйся, сериальчики смотри, за то, что жив, судьбу благодари. Не ты был в самолете том, снаряд попал не в твой уютный дом.

Редактор. Ужасны речи эти, тяжко слушать!

Бородавочник. А что я такого сказал? Я сказал то, что ты думаешь. Ты всегда найдешь, какие претензии предъявить этому несправедливому миру, и всегда потом живешь дальше. Я просто предлагаю тебе сэкономить нервы. Твоя язва желудка никаким боком не ляжет в фундамент дома счастья.

Редактор. Сгинь, проклятый свин! Рассыпься, полигамный! Как громок голос твой... Как тяжело пожатие всеядного копыта...

Бородавочник. Ладно, я пошел. Если возникнут еще какие-нибудь вопросы, я буду на связи, мои контакты у тебя есть. (Исчезает.)

Редактор. Не может быть, чтоб прав был бородавочник циничный. Неужто выбор — лишь иллюзия моя? И покричав: «Нет, я офигеваю!» — потом живу как раньше? Нет! Не я! Довольно! Прочь! Карету мне! Коня!

Входит Ульяна.

Ульяна. Боже, ну и видок! Хорошо вчера отметил MISS MAXIM?

Редактор. А у нас есть кофе?

Ульяна. Какой тебе кофе, сволочь! Номер надо сдавать! Ты письмо редактора написал?

Редактор. Ладно, ладно, не ори, сейчас напишу...

Занавес.

Александр Маленков
Главный редактор журнала MAXIM
e-mail: glavred@maximonline.ru
twitter.com/SashaMalenkov

Комментарии
Рейтинг пользователей
  • Оратор
  • Любимчик
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик