Письмо главного редактора: «Антисовесть»

Пьеса о муках совести в одном действии.


Антисовесть (пьеса)

Редактор, мужчина средних лет
Бородавочник, дух антисовести
Ульяна, выпускающий редактор

Пустая редакция. На полу лежит Редактор.

Редактор. Как быть? Достойно ль делать мужской развлекательный журнал, когда мир сходит с ума? Или пора перенастроить лиру? Не щекотать сердца людей глаголом, а жечь?

Бородавочник. (Соткавшись из воздуха.) Это как?

Редактор. Кто здесь?!

Бородавочник. Это я, бородавочник.

Редактор. Ты — голос совести?

Бородавочник. Скорей наоборот. Я тот, кто вечно хочет ни о чем не волноваться. Расслабиться, зевнуть и наплевать. Мне имя — антисовесть. Выражаю безнравственное самосознание личности. Ну, короче, как голос совести, только наоборот, — что непонятно?

Редактор. Зачем явился, демон, ты в сей мир в его минуты роковые?

Бородавочник. Чтобы помочь тебе понять себя. Так что ты там спрашивал?

Редактор. Ну я, в общем, очень переживаю из-за обострения международной напряженности, не могу оставаться равнодушным к судьбе своего народа. Мир сходит с ума, и я думаю, достойно ль в этой ситуации смириться и делать мужской развлекательный журнал или…

Бородавочник. Или что?

Редактор. Или все-таки попробовать в порабощенные бразды бросать живительное семя?

Бородавочник. Не надо, не пробуй. (Исчезает.)

Редактор. Постой! Исчез. О жалкий жребий! На чем я остановился? Ах да, насчет журнала. Страна в огне, а мы тут веселимся. Не должно ль мне, как гражданину, встать и, поборов сомненья, бой принять, и, пережив хулу и поношенья, свой камень возложить в фундамент дома счастья будущих людей, и сгинуть, сохранив и честь, и самоуваженье? Или влачить, забравшись в башню из слоновой кости…

Бородавочник. (Появляется.) Лучше влачить.

Редактор. Ты считаешь?

Бородавочник. Уймись уже, а? И как конкретно — просто интересно — ты можешь бой принять? В «Фейсбуке» гневный пост оставить? Или статью в журнале написать? Чтобы пере­ссориться со всеми, добавив голос к какофонии стенаний? Или на площадь выйти постоять с плакатом, а потом пойти в кафе?

Редактор. (Пытаясь подняться с пола.) Не могу же я просто сидеть!

Бородавочник. Можешь, очень даже! Ты, собственно, ничем другим ни разу не занимался в своей жизни. Поздновато начинать. Рас­слабь­ся, делай свой журнал и ни о чем не думай. Пусть кто-то хоть забудется на час, хихикая и женщин созерцая.

Редактор. Там гибнут люди.

Бородавочник. Смирись. Здесь вечно гибнут люди. Страна такая, не нам с тобою ход истории менять.

Редактор. Да уж, на совесть совсем ты не похож.

Бородавочник. Я другое. Я бородавочник, животное. Самец всеядный, полигамный я. И тем, в ком совесть много говорит, показано общение со мною. Со здравым смыслом мы друзья.

Редактор. Я жил в ладах с самим собою. И ценность та была ценней, чем все сокровища и даже секс. Гордился тем, что принципам был верен, не предавал, не лгал, не клеветал. И говорил, что думал.

Бородавочник. Ну и молодец. Теперь другое, изменилось время. Не может быть все лето без дождя, не может поколение прожить, чтобы ни разу в катаклизм не угодить. И эти вот роскошные замашки — в ладах собой, не врать, не клеветать — забудь, пока не в каталажке. Мир ужасен, сам ты говорил. Но с кем попало спал, и ел, и пил. Так что с того, что чуть противней стало вдруг? Я что-то не припомню, милый друг, чтоб кто-то нам гарантии давал, что жизнь — веселый карнавал. Забудь, смирись, прими. Сто баллов в тетрис набери, тусуйся, сериальчики смотри, за то, что жив, судьбу благодари. Не ты был в самолете том, снаряд попал не в твой уютный дом.

Редактор. Ужасны речи эти, тяжко слушать!

Бородавочник. А что я такого сказал? Я сказал то, что ты думаешь. Ты всегда найдешь, какие претензии предъявить этому несправедливому миру, и всегда потом живешь дальше. Я просто предлагаю тебе сэкономить нервы. Твоя язва желудка никаким боком не ляжет в фундамент дома счастья.

Редактор. Сгинь, проклятый свин! Рассыпься, полигамный! Как громок голос твой... Как тяжело пожатие всеядного копыта...

Бородавочник. Ладно, я пошел. Если возникнут еще какие-нибудь вопросы, я буду на связи, мои контакты у тебя есть. (Исчезает.)

Редактор. Не может быть, чтоб прав был бородавочник циничный. Неужто выбор — лишь иллюзия моя? И покричав: «Нет, я офигеваю!» — потом живу как раньше? Нет! Не я! Довольно! Прочь! Карету мне! Коня!

Входит Ульяна.

Ульяна. Боже, ну и видок! Хорошо вчера отметил MISS MAXIM?

Редактор. А у нас есть кофе?

Ульяна. Какой тебе кофе, сволочь! Номер надо сдавать! Ты письмо редактора написал?

Редактор. Ладно, ладно, не ори, сейчас напишу...

Занавес.

Александр Маленков
Главный редактор журнала MAXIM
e-mail: glavred@maximonline.ru
twitter.com/SashaMalenkov

Комментарии

2
Новости партнеров
Загрузка...
Ноябрьский номер
Ноябрьский номер

Поток событий

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик