Письмо редактора. Сам по себе мальчик

А ты мальчик чей? Ты откуда к нам в деревню попал?
– Я ничей, я сам по себе мальчик. Свой собственный.
Э. Успенский. Трое из Простоквашино

В детстве я мечтал стать взрослым, чтобы самому решать, когда ложиться спать и когда садиться есть. Не то чтобы я страстно желал делать все, что нельзя, просто хотелось стать посвободнее. Сбросить ненавистный гнет взрослых, став одним из них. И поначалу даже казалось, что цель достигнута: мой внут­ренний ребенок до сих пор радуется свободе хождения без шапки, полуночных бдений и общей неподотчетности. Но в последнее время я стал замечать, что ушедший было с горизонта пантеон Высших Взрослых снова стал сгущаться где-то сверху.

Письмо редактора. Сам по себе мальчик
Причем не персонально надо мной, а вообще в мире. Веками наша история развивалась в сторону увеличения свободы личности. От темных времен, когда человек в принципе не принадлежал себе физически, до права быть самим собой – хоть на уши встань, если это не вредит другим. Золотым временем свободы был период между сексуальной революцией 60-х и началом эры политкорректности 90-х (мы в это время, правда, были увлечены совсем другой борьбой). И вот после проклятой политкорректности все покатилось обратно.

Под разными благовидными предлогами вроде оздоровления нации и безопасности детей нас опять загоняют в пионерлагерь. По факту на сегодняшний день я, взрослый дядя, имею ограничение на чтение, посещение сайтов, просмотр рекламы, на покупку и употребление сигарет и алкоголя, не говоря уже о наркотиках, на ругань (особенно матом) других людей. В Америке уже принят закон, по которому ты не можешь продавать и дарить продукты питания, выращенные своими руками (потому что эти яблоки, может быть, не соответствуют государственным пищевым стандартам). Вот тебе и бабушкино варенье! И все это, заметим, для моего блага. Где-то я со всем этим уже встречался... Ах да! Тебе это еще нельзя, ты еще в этом не разбираешься, ты еще маленький, глупый – утонешь, а нам потом за тебя отвечать.

На смену одним взрослым, которые помыкали тобой, пришли другие взрослые, которые считают себя взрослее тебя, каким бы взрослым ты ни был. Вооружившись законом или мо­ралью, а то и сплетя их в единое стенобитное орудие заботы и контроля, они вторгаются уже в твои физические границы и начинают хозяйничать. Нам опять не доверяют ни в чем.

Согласен, в детстве это имело смысл: нормальный ребенок, разреши ему все, устроит из спичек, электричества и кошки такое, что ни одному шахиду не снилось. Но мы-то уже большие. И одна из наших главных свобод – свобода рисковать собой.

Дорогие дяди и тети! Мне сорок лет. Это мой рот, мой мозг и моя печень. Я хочу сам решать, что туда совать. Я заперся дома, никому не мешаю. Если я кому и задолжал, то своим близким, а не вам. Исходя из наших с ними интересов, я сам найду баланс между самосохранением и самоуничтожением, между «Майн кампф» и «Смешариками», между многодет­ностью и эвтаназией. Я не ваш мальчик, не надо за меня отвечать! Я как-нибудь сам.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик