Письмо-антиутопия главного редактора: «Cны о грядущем»

Александр Маленков

— Подсудимый, вы признаете свою вину в том, что выкинули бумажный кулек от обезжиренной морковки в контейнер для пластмассовых отходов и тем самым подвергли риску всю цивилизацию?

— Безусловно, ваша честь. Но можно я расскажу, как было дело? Мой сын, который растет в детопитомнике…

— Не усугубляйте, подсудимый. Ваш ребенок несовершеннолетний, и вы прекрасно знаете, что гендерная идентификация детей строжайше запрещена до наступления совершеннолетия в 21 год, когда ребенок имеет право гендерно самоидентифицироваться.

— Простите! Мой ребенок... Я узнал на сайте детопитомника, что у них сегодня будет лепка из пластилина, и очень разволновался.

— Почему, собственно, вы проявили эти эмоции?

— Все же я отец...

— Подсудимый!

— Извините, все же я родитель номер два. Всего лишь биологический, но мы с женой... то есть с родителем номер один, ответственно подходим к данному нам сертификату на размножение... Иногда позволяем себе корректные эмоции. Так вот, лепка из пластилина — это опасная вещь, и я хотел отвезти ребенку защитный шлем и защитный костюм.

— Похвально, что вы внесли свою лепту в дело всеобщего потребления, совершив покупку шлема. В данном случае, правда, совершенно бессмысленную, так как он вряд ли был сертифицирован для детоприемников.

— Я осознал свою ошибку, когда у меня не приняли шлем. От этого я проявил эмоцию разочарования, и мне захотелось съесть колбасы.

— Колбасы?!

— Да, ваша честь, у меня есть сертификат на ежемесячное потребление ста граммов колбасы.

— По медицинским показаниям?

— Нет. Дело в том, что мой дед делал домашнюю колбасу, и, когда это стало уголовным преступлением, всем добровольно отказавшимся выдавали пожизненные сертификаты на потребление товаров, производимых ими раньше в домашних условиях. Я унаследовал свой сертификат от деда после его криозаморозки.

— Продолжайте.

— Я пошел к окну суперраспределителя и ввел свой код. Но совершенно упустил из виду, что уже было два часа дня и мой монитор пищеварения успел послать заказ на стандартный набор, сертифицированный для меня. И вместо колбасы мне выдали упаковку обезжиренной моркови. Но мимо как раз пролетел голубь, и мне показалось, что на нем нет кольца стерилизации. Я так испугался, что не заметил подмены — открыл упаковку моркови и сунул ее в рот.

— Несмотря на то, что питание непосредственно у окон суперраспределителей строжайше запрещено?

— Всему виной проклятый голубь!

— Вы оскорбляете голубей. Эта статья уже год как введена в уголовный кодекс. И видеозапись показала, что на голубе было кольцо стерилизации.

— Я же говорю, мне показалось... И, когда я осознал, что у меня во рту морковь, а не колбаса, я подошел к мусорному контейнеру и выкинул ее. Поскольку колбаса всегда была в пластиковой упаковке, я и сунул морковку в отделение для пластиковых отходов. О чем очень сожалею.

— Секундочку. Вы хотите сказать, что сунули туда не только упаковку, но и содержимое?

— Увы... Кажется, да.

— Вместо того чтобы рассортировать мусор и положить морковь в контейнер для пищевых отходов? Это усугубляет вашу вину. Вы приговариваетесь к смертной казни!

— Нет!

— Обязан сообщить вам, что новый смертельный раствор недавно прошел сертификацию и абсолютно не имеет побочных эффектов! Вам предоставляется право самостоятельно выбрать тип упокоения: ваше тело могут скормить дельфинам, вырастить из него гладиолус, после соответствующей пластификации его также можно будет использовать в качестве экологичной скамейки в местах рекреации граждан... И не ухудшайте положение звуковым загрязнением окружающей среды: вопли вашего отчаяния не должны превышать норматива по децибелам.

Александр Маленков
Главный редактор MAXIM
e-mail: glavred@maximonline.ru
@SashaMalenkov



Фунтик

— Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик:
«Ага, знаю, в чем дело. Это он на ночь нашего журнала начитался. У нас как раз в майском номере идет тест — насколько ты готов к будущему, к скорым социальным, моральным и экономическим изменениям в обществе. Все согласно прогнозам от ведущих специалистов, как всегда. Ну да, мрачноватый материал получился. А что поделаешь? Какое будущее — такие и тесты. Но тем приятнее осознавать, что пока еще мы все живем в нашем замечательном, разумном и уютном настоящем, и наслаждаться каждым его днем. Не так ли?»

Комментарии
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Новости партнеров
Рекомендуем
Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик