Письмо редактора. Гримасы цифровой эпохи

Искусственно состаренные летние брюки
из хлопчатобумажного твила напоминают
любимые поношенные винтажные вещи.

Из пресс-релиза

Письмо редактора. Гримасы цифровой эпохи

Интересно, что подумал бы Акакий Акакиевич, вздумайся ему заглянуть в сегодняшний модный магазин, где по стенам со стильно облупившейся штукатуркой стоят рейлы с драной, потертой, мешковатой и залатанной одеждой. Поглядев на сей «худой гардероб» да на цены, подумал бы он: «Иии, да и не так чтобы уж очень плоха моя старая шинель. Вишь ты, как тенденциям сезона подходит!» И, при­осанившись, пошел бы в присутствие, и все почтительно расступались бы, завидев такой актуальный лук. А уж как явил бы он свой вицмундир – «не зеленый, а какого-то рыжевато-мучного цвета», то тут уж всякий сказал бы: «Да-с, статский советник Тряпичкин у нас в тренде!»

Старье наступает. В наш пластмассовый век, когда вещи служат полгода, новизна совершенно перестала быть символом качества. Наоборот, трещины и потертость – признаки того, что вещью пользовались долго, – сообщают ей надежность, настоящесть – в общем, качество. Нет, мы-то знаем, что ботинки, или джинсы, или кресло искусственно состарены, но смотрится-то как!

Можно подумать, что винтаж – всего лишь виток моды. Мне видится в этом война. Вой­на между виртуальным и реальным миром. Они делят нас, людей. Все больше предметов становятся ненужными, все больше дел переносятся из мира вещей в виртуальное пространство. Чтобы нам не было там грустно, плоский пиксельный мир из всех своих гигагерцных сил притворяется реальным: нарисованные слова отбрасывают тени, окошки пытаются быть прозрачными, сайты щеголяют фактурами – кто деревянной, кто железной.

Увидев такое положение дел, производители последних вещественных вещей – одежды и мебели – стали делать их потертыми и старыми: мы, мы настоящие! Ха-ха, сказали виртуальные генералы, мы тоже так можем! И вот уже не встретишь ни одной буквы, ни одной фотографии, не испорченной нарочно, для пущей настоящести. Айпадовская читалка абсолютно реалистично переворачивает несуществующие страницы, но мало этого, в ней есть режим «сепия»: буквы напечатаны как на выцветшей бумаге. Любой красивый заголовок на сайте – это потекшие, как бы плохо пропечатанные буквы, побитые неведомыми цифровыми ветрами, траченные фотошопной молью. «Инстаграм» предоставляет десятки режимов обработки новенькой качественной фотографии, все как один в сторону ее ухудшения: пожелтевшая, черно-белая, нерезкая, зато как настоящая старая!

Что характерно, безумие ухудшения (назовем его БУ), не касается объектов с кнопками. Вот как-то не ассоциируется старая техника с качеством. По крайней мере, пока. Но кто знает, когда мы начнем путешествовать на диване в 3D-очках, не придется ли автопроизводителям мять и царапать новые машины, чтобы они казались более соблазнительными? И чем тогда ответит виртуальный мир? Заедающими нарисованными кнопками, скрипящими окошками, искусственной рябью на мониторе? Но, скорее всего, БУ закончится с приходом нового поколения. Дети, которые уже сегодня, глядя в окошко, пытаются пальчиками на стекле увеличивать изображения, не будут ностальгировать по царапинам. Для них царапины будут просто царапинами, ненужными и некрасивыми приметами мира за пределами их линз виртуальной реальности.

Письмо редактора. Гримасы цифровой эпохи

 — Примечание Phacochoerus'a Фунтика:
«Ай, ну конечно! Много о себе думаете, молодой человек, о себе и о своем дурацком поколении. А не ваш ли собственный дядюшка в восьмидесятых варил свои единственные джинсы в кастрюльке и вырезал на них дырки? А не ваш ли папаша в шестидесятых годах старательно натирал ботинки маслом и выставлял их на солнышко, чтобы они приобрели респектабельно-выцветший вид? А не в викторианскую ли эпоху хихикали над «лоском-блеском» нуворишей, противопоставляя их новехоньким особнякам и каретам благородную старину истинно аристократичного свойства? А не в десятом ли, японский ты мой бог, веке придворная дама разражалась насмешками над «грубыми провинциалами», которые гонятся за новенькими безделушками и не умеют оценить красоту действительно дорогой древней шкатулки или ширмы, где даже царапины и пятна стали частью красоты? Я не знаю, почему часть человечества так страстно любит рухлядь и руины. Но она их любит. И, видимо, будет делать это всегда»

Комментарии
Рейтинг пользователей
  • Оратор
  • Любимчик
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик