Письмо главного редактора: «Сцены из супружеской жизни»

Моя жена начала ходить к семейному психотерапевту-консультанту. Не то чтобы у нас какие-то проблемы были — честно говоря, жили душа в душу семь лет. Но это-то нас и насторожило. Все наши знакомые успели за это время развестись, заново жениться и снова развестись, а мы все живем и живем, друг с другом и друг с другом, даже не ссоримся.

Письмо главного редактора: «Сцены из супружеской жизни»

Все наши знакомые успели за это время развестись, заново жениться и снова развестись, а мы все живем и живем, друг с другом и друг с другом, даже не ссоримся. У кого рукоприкладство, у кого ревность, у кого пьянство, одна знакомая даже в лесбиянки подалась, а у нас ничего не происходит в семейной жизни. Понятно стало, что наши проблемы носят скрытый характер, глубоко запрятаны, подавлены, вытеснены в подсознание и без специалиста их не вынуть.

Посоветовали жене самого дорогого психолога. Сказали, что катарсисы у него на приемах так часто случаются, что уже соседи жалуются. Такого психолога, что в самые безд­ны психики залезет, до утробного периода докопается, все травмы расковыряет, но найдет проблемы в самой счастливой семье, отмоет, вытащит на поверхность и начнет с ними работать.

Пришла жена с первого приема задумчивая. Я, как обычно, по дороге с работы цветы ей купил — есть у меня такая привычка. Жена посмотрела на букет и говорит:
— Манипулируешь мною, значит?
Я говорю:
— Нет, и в мыслях не было. Это просто цветы твои любимые. Без повода.
— Ах, значит не просто цветы, а еще и любимые! Да еще и без повода! Не знала, что ты такой тонкий манипулятор!
Оказалось, что когда я цветы ей дарю без повода, то вызываю в ней чувство вины. Что повода нет, а я все равно дарю, как бы подчеркиваю ее ничтожность этим. Самооценку ее раню, а свою за ее счет повышаю. Поругались мы впервые за семь лет, а всего-то дел — букет ромашек! Во дает специалист, не зря свой хлеб ест.
Стали дальше жить настороже, проблемы искать. Прошла пара дней, и жена чихнула. Мы переглянулись — чувствуем, сейчас что-то всплывет, какой-нибудь комплекс, токсичный для отношений.
Я осторожно так начал:
— Будь здорова, жена!
— Что ты имеешь в виду? — отвечает.
— Я тебе желаю, чтобы этот чих не был серьезной болезнью и ты была здорова.
Она говорит:
— Ну, я так и знала. Я заболеваю, а ты не считаешь это серь­езным делом. То есть обесцениваешь мои чувства. Все, что со мной происходит, не важно, а тебе важен только ты сам, эгоист!
В итоге она больше не чихала, зато я вместо нее заболел.
Лежу с температурой, говорю:
— Родная, я что-то плохо себя чувствую. Не принесешь ли ты мне салфетку нос вытереть?
Жена меня сразу раскусила.
— Правильно ли я поняла скрытый месседж, что ты нуждаешься в жалости?
— Вообще-то, — говорю, — я в салфетке нуждаюсь, но немного жалости тут бы не помешало. Хотя я не настаиваю.
— Боже! — жена отвечает. — Сколько лет я живу в атмосфере этого эмоционального шантажа! Ты сделал жалость разменной монетой наших отношений, изверг!
Опять поругались, я переехал жить в гостиную и решил на всякий случай больше ничего не просить, пока с шантажом не разберемся.
Через пару дней жена говорит:
— Психотерапевт сказал, что это была последняя капля. Ты два дня просидел в гостиной не выходя. Такого интенсивного игнорирования я потерпеть не могу. Ты просто король игнорирования, гений манипуляции, эгоист. Давай разводиться.

Так мы и разошлись. Жалко, конечно, но зато истинную суть отношений между мужчиной и женщиной мы теперь оба постигли благодаря специалисту. Я ее подавлял, она мной пользовалась. Я в ней комплекс неполноценности культивировал, она через отрицание моего альтруизма вырастила во мне боязнь близости. Мой внутренний ребенок противопоставлял себя ее женской ролевой модели, а она своим суперэго мешала мне закрыть гештальт детских травм. И главное, он нам объяснил, что мы друг другу самые заклятые враги. Теперь мы не хуже других: все про себя знаем, ходим каждый к своему психотерапевту три раза в неделю, работаем над проблемами и много новых интересных слов узнаем.

Комментарии

0
Октябрьский номер
Октябрьский номер

Великий октябрьский! Главный секс-символ Первого канала Яна Кошкина на обложке MAXIM

Поток событий

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик