Что MAXIM думает о пиратстве, политике, промискуитете, исламе и еще 7 спорных вопросах

За долгую историю существования журнала читатели не раз упрекали нас в том, что редакционную позицию из статей извлечь невозможно: где мы глумимся над геями, а где учим толерантности? Как относимся к пьянству за рулем и проституции? Кто круче — Бог или Цой? Чтобы прояснить нашу позицию по всем важным вопросам, мы написали этот манифест.

Имманентная парадигма MAXIM

Нас часто спрашивают, есть ли у нас в журнале цензура. Да, есть. Наша собственная. Именно благодаря ей мы производим столь цельное впечатление при всей разнородности того хлама, который обычно притаскивается в каждый номер.

Никакой свободы мнений, личных точек зрения авторов и прочего дискуссионного простора в MAXIM нет: мы не политический журнал, не площадка для ораторов и не летопись состояния умов народных.

MAXIM - это личность со своими собственными вкусами, принципами и привычками. Эти вкусы даже не совпадают сплошь и рядом со вкусами и убеждениями нашего главного редактора, но и он склоняет гордую выю и покорно переписывает свои письма, когда ему указывают пальцем и говорят: «Разве это MAXIM?»

Обычно мы долго — часами, неделями и месяцами — знакомим наших авторов с требованиями нашего капризного издания.

«Нет, мы не называем женщин «бабами». И «телками» тоже. Увы, мы не пишем ничего одобрительного про Мао Цзэдуна и гомосексуалистов. Нет, мы не будем ставить интервью с этим писателем: он гадкие письма подписывает. Убери, пожалуйста, из статьи слово «вомбат». У нас лимит — три вомбата на номер, и в этом месяце он уже исчерпан. Да, утконос, к сожалению, тоже занят, но зато свободны две брюквы и один вантуз. Какое вегетарианство?! MAXIM любит мясо!»

Ты можешь не соглашаться с журналом MAXIM в каких-то вопросах. Или, наоборот, при отсутствии своего мнения по какому-то вопросу позаимствовать точку зрения журнала MAXIM на сей факт. Нашу систему ценностей и основные мировоззренческие принципы мы изложили в нижеследующем манифесте.


Пиратство

Авторские права должны распространяться только на коммерческое использование идеи, и то с серьезными послаб­лениями по сравнению с тем, что творится сейчас (целые научные отрасли, к примеру, буксуют из-за того, что кто-то успел на две недели раньше остальных застолбить патент на ключевое изобретение, необходимое для дальнейшего развития). Копирование же для частного потребления музыки, статей, книг и фильмов должно быть признано неотъемлемым правом любого человека. И не надо волноваться за голодных композиторов, журналистов и писателей. Мы справимся, честное слово! Будем больше зарабатывать на встроенной рекламе, концертах и добровольных пожертвованиях фанатов. Писатель, вставивший в текст слово «Nike» и написавший рассказ, который бесплатно прочитали 10 миллионов человек, получит больше того писателя, который продал книгу тиражом 10 тысяч экземпляров и запретил рассылать ее по библиотекам и давать читать знакомым.

Политика

MAXIM относится к ней как к жидкой истории, которая цементируется на наших глазах и при нашем участии. Или без нашего участия — это уж кто как пожелает. Но быть совсем в стороне от мероприятий, которые могут каждую секунду поставить на уши всю твою жизнь, — это не по-мужски. Так что да, MAXIM интересуется политикой, даже самой скучной.


Промискуитет

Иногда его ошибочно именуют «полигамией», хотя полигамия — это то же самое, что моногамный брак, только в несколько раз дороже и запутаннее. А промискуитет, при котором два любых человека имеют право спать друг с другом без оглядки на общество и без каких-либо взаимных обязательств, MAXIM считает единственно разумным устройством социума на нынешнем этапе его развития. Нет, если эти двое (или пятеро) будут так воодушевлены происшедшим, что пожелают взять на себя эти самые взаимные обязательства, то мы тоже крикнем «горько!» и искренне за них порадуемся.

Чтение

Однажды мы вдруг поняли, что одна половина людей на пляжах занимается тем, что разглядывает девушек в бикини, а другая — разговаривает с умными и веселыми покойниками. В общем, великая это вещь — чтение. MAXIM знает, что ни один другой способ передачи информации не задействует так интенсивно интеллектуальные способности того, кто эту информацию получает. Поэтому MAXIM рекомендует всем читать, читать и читать. Как можно больше. Это единственный способ стать образованным и думающим человеком с богатым воображением.

Эскапизм

Бросить все свои заводы и пароходы и уехать на Гоа медитировать там под пальмой? Никаких проблем. MAXIM будет последним, кто тебя осудит. У каждого человека должно быть право в любой момент скинуть все, что он нагромоздил на свои плечи, и уйти на поиски свободы.


Толерантность

«Живи и дай жить другим» — крае­угольный камень кодекса философских принципов нашего экзистенциального кредо. Мы не осуждаем ничьи поступки и убеждения, пока это не мешает нам жить. Люди никогда не придут к согласию по всем вопросам. (Собственно, люди такие разные, что они никогда не придут к согласию ни по одному вопросу. И это прекрасно. Как скучно было бы, если все вдруг оказались бы одинаковыми!) Но так как пользы от совместного существования все-таки больше, то правильнее всего будет предоставлять друг другу максимальную свободу. Так что мы готовы смириться со свадьбами гомосексуалистов, если они происходят не у нас в квартире, с курильщиками, если их дым не лезет в наш нос, и со звуком дрели за стеной, если он не мешает нам спать.

Деньги

MAXIM считает их энергией, при помощи которой легко влиять на действительность. Он признает их власть и мощь. Он с огромным уважением относится к тем, кто способен их зарабатывать. Он также не имеет ничего против богатых бездельников, которые получили свои миллиарды от дедушек. Но MAXIM не считает, что отсутствие денег — это плохо. Мы знаем массу великих и просто хороших людей, которые всю жизнь прожили в бедности и не слишком из-за этого печалились.

Ислам

MAXIM относится к нему с печальной опас­кой. Это не столько религия, сколько комплекс юридических, социальных, гигиенических и прочих общественных норм, который был исключительно передовым для Аравийского полуострова в VII веке, но с тех пор, мягко говоря, устарел. Хуже всего, что реформировать его, похоже, невозможно, потому что Мохаммед раз и навсегда заявил, что других пророков не будет и все, что он сообщил мусульманам, есть прямая воля Аллаха. Содержатся в Коране с Сунной и призывы прижимать к ногтю неверных, так что сложности во взаимоотношениях мусульман со всеми прочими цивилизациями были запрограммированы изначально. С другой стороны, ожесточеннее всего ортодоксальные мусульмане ненавидят, преследуют и взрывают не неверных, а самих себя, постоянно грызясь из-за расхождений в толкованиях священных книг, истребляя своих «порочных» жен и дочерей, «неправедных» мужей и прочих осквернителей ислама.


Эмансипация

MAXIM за полное равноправие мужчин и женщин в социуме. Женщины прекрасно водят машины, составляют бизнес-планы и кладут шпалы. Разделение обязанностей в семь­е — симпатичный архаизм, в который приятно играть. Женщина отвечает за детей, еду и уют, а мужчина зарабатывает для всего этого деньги. Такая концепция имеет право на существование. Как, впрочем, и любая другая, которая устраивает обоих партнеров.

Телевизор

MAXIM его игнорирует. Все фильмы, музыку и выступления умных людей, которые тебя заинтересовали, всегда можно найти в Интернете. Там ты сам решаешь, что тебе смот­реть и кого слушать, — без строгого надзора блюстителей твоей нравственности и пат­риотичности.


Русский язык

Единственный язык, в котором на вопрос можно ответить «Да нет, наверное...» и заставить рыдать всех переводчиков мира. Мы его любим за это и еще за миллиард всяких вкусностей, тонкостей и двусмысленностей. Но MAXIM не борется за его чистоту и правильность: нам такая борьба кажется глупой и самонадеянной. Языки живут как хотят, развиваются в угодном им направлении и не нуждаются ни в чьей защите.


Завтра мы расскажем, как относимся к наркотикам, религии, порнографии и проституции.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик