Владимир Карпец

Интервью

Нам редко удается дозвониться до известного велогонщика, когда он участвует в «Тур де Франс». Но когда это происходит, мы всегда берем у него интервью.

Владимир, же не манж па сис жур! Мы начнем сразу с пат­риотического вопроса. Ты уже довольно давно тренируешься за границей, в солнечной Европе, – чем тебе не угодила родина?

Климатом. Без постоянной практики спортсмен не может существовать ни при каком раскладе. А в моем спорте как воздух необходимы хорошие дороги, человеческая температура. В России мне бы пришлось по полгода гонять на закрытом треке, а по нему я уже накатался, больше не хочу. Поэтому, считай, последние пять лет я в России и не появляюсь.

Да мы, считай, тоже все в редакции да в редакции… Скажи, а с какого возраста надо крутить педали и сколько часов в день нужно этим заниматься, чтобы стать тобой?

Я крутил педали с десяти лет – вполне приемлемый возрастной старт для моего вида спорта. А заниматься ежедневно по нескольку часов я начал уже с шестнадцати, когда понял, что велосипед для меня больше, чем велосипед. Это моя работа.

Давненько не вылезаешь из седла! Небось все тело ломит…

Ну, больше всего, конечно, достается ногам: на них приходится основная нагрузка. Кроме того, спина побаливает. Она, как ни странно, тоже задействована, к тому же все время согнута. Иногда болит попа.

Так мы и думали. Знаешь, Владимир, когда мы, собрав спортивную волю воедино, включаем пальцем телевизор, то видим, что участники велогонок пьют, не вылезая из седла, минеральную воду Vittel. Почему?

Что за вопрос: она вкусная. И кроме того, Vittel является официальной водой «Тур де Франс» и поддерживает команду «Катюша» в России. Мы еще и едим, между прочим. Преимущественно в ход идут шоколад и бутерброды: их удобнее всего держать на весу. А пьем только Vittel.
 
А девушки из каких стран наиболее уважительно, а то и, чем черт не шутит, подобострастно относятся к велосипедистам?

Не обращал внимания, но в странах, где этот спорт популярен, и велосипедисты в чести. Как правило, это Франция, Испания, Италия.

И до какого возраста можно пользоваться своим положением именитого спортсмена, чтобы те же девушки за глаза не начали называть тебя «поношенной шиной»?

В отличие от многих видов спорта, «взросление» велосипедиста сдвинуто в человеческом направлении. То есть расцвет спортсмена приходится на 28–38 лет. Мне сейчас двадцать девять, так что у меня еще все впереди.

Кто усомнится – да поучаствует в велосипедной свалке! А кстати, Владимир, ты хоть раз падал с велосипедом на голову соседей по шоссе? Мы всегда так ждем этих моментов!

Вам, видимо, кажется, что это какая-то нестандартная ситуация для нашего спорта. Вовсе нет. Свалка – это велосипедные будни. Ее не избежать никому. В среднем профессиональный велогонщик участвует в свалке два-три раза в год. И, как слышите, выживает.


А помимо свалки существуют у велосипедистов «Тур де Франс» какие-нибудь другие веселые традиции?

А как же! Например, если гонщик родом из местности, которую проезжает, он может выехать вперед, остановиться у обочины, пообщаться с родственниками, обнять жену и ребенка. Вот и свидятся. Обычно спортивный директор команды, в которой есть такой гонщик, предупреждает по радио другие команды, что на таком-то километре дистанции «местный» проведет атаку, чтобы оторваться от остальных примерно на минуту. Остальные, в свою очередь, не реагируют и дают ему уехать. Естественно, чаще это происходит в первой половине гонки, дальше уже не до шуток и родственников, ведь идет борьба за победу.

Владимир, нам, конечно, дико неудобно, но еще больше любопытно: а что делать, если гонщику во время этапа захочется... выйти?

Остановиться у края дороги. Желательно там, где меньше зрителей. Иногда в группе гонщики договариваются о специальном перерыве, когда происходит массовый поход в туалет, а оставшиеся из группы специально замедляют ход. Ну а если гонщик находится в отрыве и стремится удержать свое преимущество, то приходится делать все прямо на ходу – в подвернувшуюся тару.

Наверное, самые вежливые телезрители в этот момент идут заваривать чай. Владимир, нам интересно: а как в рядах велосипедистов относятся к гонщику, который по итогам того же «Тур де Франс» оказался на самом последнем месте? Вы разбиваете о его голову бутылку шампанского?

Напротив, его, как ни странно, чествуют и даже вручают денежное вознаграждение – видимо, чтобы не расстраивался. Я сам никогда не наблюдал за этой церемонией, но слухи доходили. Говорят, отдельные гонщики, у которых и так плохие места в общем зачете, сознательно стремятся попасть на последнее место, «соревнуются» за него, чтобы хоть как-то отличиться. Хочу заметить, что ни я, ни один из участников нашей команды никогда на последнем месте не были.

Эх, знали бы мы раньше… Владимир, а какой из видов спорта наиболее близок к велосипедному?

Пожалуй, можно назвать конькобежный спорт. Не то чтобы все поголовно велосипедисты рассекают на коньках, но, если бы захотели, у них получилось бы неплохо. И в нашем спорте, и в конькобежном задействованы примерно одинаковые группы мышц, нагрузка приходится на ноги и спину. Но вообще мне не нравятся никакие параллели, я считаю, что велосипед уникален. На нем и сижу.

Интервью Мария (Руся) МИКУЛИНА

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик