Скромный ужас

Знай наших!

Когда у японцев спрашивают, есть ли у них любимые российские спортсмены, они, ни на секунду не задумываясь, отвечают: «Мария Шарапова и Федор Емельяненко».

Американский журнал Sports Illustrated ставит Федора, бессменного чемпиона по боям без правил, на восьмое место в списке самых популярных звезд спорта. В России, когда звучит фамилия Емельяненко, люди единодушно морщат брови: «Это кто?» MAXIM Detox решил познакомиться с Емельяненко, которого знают все. И не знает никто.

Он не проигрывает с 2003 года – такого в боях без правил не было никогда. Емельяненко – как Джордан в баскетболе, Зидан в футболе, Гретцки в хоккее. В Японии, где обожают единоборства, его называют Императором и хотят канонизировать как святого…
В спортзале Старого Оскола, где Федор живет и тренируется, на лавке сидит наш человек и думает, как обратиться к Емельяненко: по имени или по имени-отчеству?
«Привет, я Федя», – говорит Емельяненко, зайдя в зал и сунув для рукопожатия свою большую лапу.
Федя готовится к титульному бою с американцем Тимом Сильвией. Через час из манекена, на котором Емельяненко отрабатывал удары в голову, сыплются опилки. Сам Федя тяжело дышит и между подходами пьет из термоса чай с шиповником.
«Уже месяц под большой нагрузкой, – объясняет Емельяненко, когда тренировка заканчивается. – Но я люблю, когда тело ломит от работы и усталости. Организм – это как колодец. Чем больше из него черпаешь, тем больше добавляется. Зато на соревнованиях потом легко. Нельзя заниматься мало и быть чемпионом».

Правда, что ты знаешь все виды единоборств?
Да. А если чего не знаю, то чувствую нюансы подсознательно. Когда готовился к бою с хорватом Мирко Крокопом, то поехал в Голландию и за два месяца изучил тайский бокс.

А почему не в Таиланд?
Там школа для «мухачей» – легких весов. А лучшие тяжеловесы – в Голландии.

Какую музыку гоняешь в плеере во время тренировок?
Стинг, Милен Фармер, «Сплин». Люблю спокойную музыку. Я миролюбивый человек. У меня и в бою не бывает агрессии. Она замутняет сознание. На ковер я выхожу, чтобы бороться, а не убивать.

Как ты попал в бои без правил?

С детства занимался самбо и дзюдо. Не смог выполнить норматив мастера спорта... Пошел в армию на два года. Сначала в пожарную часть, потом в танковую дивизию. Там набрался сил. Начались победы, со временем стал «международником» по самбо и дзюдо. А в 2002-м начал выступать в боях без правил по версии Pride. Там другое мышление, много техники. Я продолжаю выступать в боевом самбо. Весной выиграл чемпионат России, осенью еду на чемпионат мира. Но с дзюдо завязал.

Очень жаль. Ты мог бы выиграть золото Олимпиады.

Мне это не нужно.

Но это же мечта спортсмена! Разве нет?
Майк Тайсон никогда не выступал на Олимпиаде, но стал целой эпохой в боксе.
Он плохо кончил.
Но начинал так, что его вообще нельзя было победить!

А ты разве не такой же?
Когда я в конце 90-х входил в сборную России по дзюдо, то проигрывал первым номерам – Саше Михайлину, Тамерлану Тменову. Люблю побороться в кимоно, но для себя. Олимпиада... Пусть кто-то другой туда едет. А мне интереснее быть непобедимым в Pride. Кстати, ты знаешь, что перед Афинами-2004 бои без правил – миксфайт – думали включить в программу Олимпиады? Ведь панкратион – контактный рукопашный бой – входил в программу Игр Древней Греции.

И почему этого не произошло, как ты считаешь? От миксфайта ведь сходят с ума в Азии и Америке…

И даже в Европе. Аудитория огромная. Проб­лема в том, что миксфайт изначально подавался неправильно. Мол, это такие бои, где дерутся в клетке, лупят друг друга в пах и разбивают лица в кровь. Как собачья схватка. Но это же неправда! В нашем спорте сейчас ограничений не меньше, чем в дзюдо. Да и травмы там бывают реже.

КРУГ СЕМЬИ

У Феди есть два брата. Средний, Александр, продолжил семейное дело, став чемпионом мира по боевому самбо, выступает в Pride. Крушит всех подряд, но говорит, что даже за большие деньги не выйдет биться против Федора. Брат есть брат.
Но других соперников стирает в порошок. Бьет их зло, с остервенением. Да и вид у среднего Емельяненко устрашающий: все тело в наколках. Память о годах, проведенных в тюрьме за вооруженное ограбление: собор с пятью куполами, звезды на плечах, половина волчь­ей морды с половиной человеческого черепа…
Младший, Иван, занимается самбо для личного удовольствия, давно живет в Санкт-Петербурге, учится в институте Лесгафта.
«Братья в Питер уехали. Захотели жить в большом городе, – вздыхает Федор. – И меня задевает, когда Александр говорит: «Я выступаю за Питер». Его воспитали в Старом Осколе, научили мастерству. Как можно отказываться от своей родины? Я этого никогда не пойму».

Почему сам не переедешь в Питер?
Не пойми меня неправильно. Я очень люблю этот город: каналы, белые ночи, музеи. Но тренироваться там не могу. Город засасывает, кружит голову от забот. Я распыляюсь. А в Осколе все мое, родное. Три минуты – и я в зале. Воздух – закачаешься. Друзья, семья… Зачем все бросать? Раньше меня постоянно звали куда-то жить, в том числе за границу. Выступать за местные клубы – в Голландии, США, Азии. Теперь не зовут. Я давно уже всем отказал. Ломать себя не хочу. Мне хорошо на родине. Я черпаю энергию от земли русской, свободное время провожу на природе, хожу в баню, пью чай из трав… В какой стране такое найдешь?

ЭТО МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТ

Федор рассуждает о русском духе. Для него это не пустой звук, а огромный кусок личности.
«Я воспитывал дух в себе. Когда мне было безумно тяжело, я, наоборот, добавлял нагрузки. Хотел себя пре­одолеть. И терпеть, терпеть… Без этого в спорте нельзя. Либо выстоишь, либо сдуешься в самый важный момент. Если опять вспомнить бой с хорватом – я как раз сломил дух Крокопа. Он пытался пробить мне в печень. Я выставил блок ногой. И мы ударились кость в кость. Треск, наверное, на галерке услышали. Обычно в такие моменты нога ломается. Но этого не произошло. Я сдержал боль и посмотрел в глаза хорвата: в них был ужас. И я понял, что он надломился».

У каких наций еще крепкий дух? У японцев?

У японцев дух настолько слаб, что кажется, будто самураи жили не в их стране… Ближе всего к нам бразильцы. Терпеливые, сильные бойцы. Я имею в виду не только Антонио Ногуэйру. (С ним Федор встречался три раза, трижды победил и отобрал титул. – Прим. MD.) Наверное, это потому, что и в России, и в Бразилии нужно не жить, а выживать. Наверх пробиваются только сильные.

Но единственное поражение ты потерпел от японца…

Да, был такой, Цуеши Косаке. Он рассек мне бровь запрещенным приемом. К тому же бой проходил в Японии, поэтому судьи долго не раздумывали, когда присуждали ему победу. У меня был слабый менеджер, который сказал: «Скандалить не будем. А то вдруг нас больше никуда не пригласят?» А надо было защищать себя… Я потом встретился с этим Косаке на ринге. Сломал ему нос и нанес много увечий.

Ты говорил, что не любишь агрессию…
Агрессии и не было. Я спокойно его уработал.

ПОЖИРАТЕЛЬ МЕДВЕДЕЙ
Соперники Федю боятся. На первенстве мира по боевому самбо Емельяненко выиграл золото, затратив на это меньше минуты. В полуфинале болгарин Димитров рискнул здоровьем, но продержался лишь 40 секунд, а в финале претендент на медаль просто снялся с боя.
«Зря они так, – вздыхает Емельяненко. – В любительском спорте я работаю очень мягко, щажу соперника».
Самому не бывает страшно?
Мне перед каждым боем страшно. Не боятся только дураки. Но мандраж нужно контролировать. Когда я выхожу на разминку, то страха уже нет. А вообще, мне страшнее всего было на американских горках в Японии. Это самые высокие в мире. Когда мы с первой петли ухнули, сердце ушло в пятки.


Признайся, ты ешь в «Макдоналдсе»?
Давно не ел. Стараюсь избегать фастфуда. Мой принцип в еде: поменьше жареного, побольше вареного. И обильно пить перед тем, как сесть за стол. А во время обеда не пью, чтобы не разбавлять желудочный сок.

Представь, что ты встретишься на ринге с Николаем Валуевым. Кто кого?

При всем моем уважении к Валуеву – у него нет шансов. В прошлом году я встречался с корейцем Хонг Ман Чоем. Рост 218 сантиметров, вес 165 килограммов. Ни грамма жира. Настоящий медведь! Рухнул на меня всем весом. Но я извернулся и применил болевой прием на руку. И этот кореец – один из лучших в К-1. Что уж о Валуеве говорить, который не готов к боям без правил...

И все-таки: почему тебя в России не все знают?

Потому что у нас принято раскручивать футболистов. А не всех остальных. Мой бой с Сильвией увидят в десятках стран, но только не в России, где принято платить за то, чтобы тебя показали по телевизору, а не наоборот. Может, ситуация когда-нибудь изменится. Я просто делаю свое дело. А будет ли шумиха вокруг моего имени – не так важно.

В ОЖИДАНИИ РОККИ
В калифорнийском Анахайме Федора Емельяненко ждет очередной соперник – американец Тим Сильвия. Но, похоже, то ли у тезки, то ли у однофамильца Сильвии Сэйнт шансов – ноль целых ноль десятых. По крайней мере, за полтора предшествующих бою дня удается найти только одного зрителя, который не боится высказаться в том духе, что «посмотрим, драка покажет».
У входа в Honda Center (арена, где спортсмены лупят друг друга круглый год; зимой – клюшками, в рамках первенства НХЛ) едва ли не приплясывает от нетерпения компания молодых американцев.
«А у меня предчувствие! – вдруг заявляет один, и все оборачиваются к нему с неподдельным интересом: может ли быть оригинальным предчувствие перед боем самого Емельяненко. – У меня предчувствие, что Сильвия сегодня победит…»
Приятели провидца реагируют на это вторым по популярности американским междометием: «Бууу...»
«Может, я и сумасшедший...» – говорит парень, и эта его фраза уже не встречает возражений.
В глубине души-то наверняка каждый американский зритель предвкушает зрелище в стиле «Рокки»: претендент от США, на которого никто не ставит, и Федор – представитель Империи Зла. Только это в кино Рокки побеждает, а в жизни победа чаще остается за Иваном Драго, восстанавливая тем самым высшую справедливость (да, мы тоже все детство болели за Ивана, хотя всегда знали, чем кончается фильм).
За несколько часов до главного боя шоу «Affliction: Banned» подступы к арене уже до отказа забиты калифорнийскими домохозяйками с бюстами двузначных размеров, безукоризненными яппи, татуированными громилами в коже.
Антураж выдержан в едином и не слишком жизнеутверждающем стиле. Количеству черепов и костей на футболках позавидовало бы любое собрание московских готов у памятника Грибоедову. Подходящую музыку обеспечивает Megadeth.
Мелькают, конечно, и серпы с молотами, и красные флаги, но все это не вызывает внутреннего протеста: в конце концов, зрителям так привычнее.
Разогревочные схватки провинциальных бойцов оваций не вызывают. Немного оживляет происходящее то, что в боях без правил лежачего бить не только можно, но и нужно. И самая веселая для присутствующих картина – это когда один из спортсменов опрокидывает соперника на ринг и, усевшись на него, старательно молотит кулаками. Но даже подобные эпизоды нередко получаются затянутыми, как полнометражный фильм «Секс в большом городе».
На девушек, выносящих в перерывах таблички с цифрами, толпа реагирует в целом веселее, но тоже не ахти как.
В какой-то момент к народу выходит Сильвия – пока еще с неповрежденным лицом. Он убедительно изображает крутого парня, которому не страшно: фотографируется с фанатами, забирает у одного из них банку с пивом и, несмотря на протесты менеджера, делает пару больших глотков.
Емельяненко сидит в раздевалке. В перерыве между малоинтересными боями на табло неожиданно показывают, как Федор со своей командой играет в карты.…
К последним, по-настоящему интересным боям начинают подтягиваться знаменитости. У VIP-входа происходит примерно то же, что мы привыкли видеть в трансляциях с церемонии вручения «Оскара»: красная ковровая дорожка, лимузины, люди со смутно знакомыми лицами в однообразных смокингах. Самый знаменитый из гостей – Дональд Трамп: миллиардер, человек-«строительный кран».
Наконец на табло появляется слово, которого ждут весь вечер: «Fedor». Фамилия излишня, да и выговорить ее среднестатистический американец все равно не может. Федор – единственный участник вечера, который в сделанном специально для шоу видеоролике не пытается говорить по-английски. Даже выступавшие здесь бразильцы произносили приветствие на ломаном языке Шекспира, пусть и с субтитрами для пущей понятности. Но Федору прощают это слегка пренебрежительное отношение к английскому. Да что там говорить: ему простили бы, кажется, даже незнание таблицы умножения! Его встречают, по сравнению с Сильвией, раза в три восторженнее. На трибунах – только наши флаги. Российские болельщики скандируют: «Россия!» Один-единственный американец в паузе пытается крикнуть «Ю-Эс-Эй», но, почувствовав себя очень одиноким, тут же замолкает. Остальные аборигены, каждый в меру орфоэпических способностей, пытаются кричать: «Федя! Федя!» Начало уже не такое, как в «Рокки».
Емельяненко выходит на ринг под песню «Ой, да не вечер», которая звучит несколько похоронно. Хотя вид у Федора крайне благодушный: люди с таким выражением, как правило, признаются, что бить человека по лицу с детства не могут. В движениях – неторопливость и расслабленность. Руки опущены.
Сильвия – бывший полупрофессиональный футболист (в американском смысле этого слова, то есть не имеющий никакого отношения к соккеру) – встает в стойку, будто собирается сразу побежать на Емельяненко. Но в последнюю секунду, видно, понимает, что лучше не надо. Бойцы сближаются, и тут у Емельяненко словно срабатывает какой-то переключатель: серия трудноразличимых без замедленного повтора ударов, Сильвия на полу, удушающий прием – и все. С начала боя прошло ровно 36 секунд, и у большинства присутствующих на лицах вопрос: «Ребята, что это было?»
На ринге появляется полиция Майами. Но не для того, чтобы составить протокол по факту нанесения тяжких телесных повреждений: местный гражданин начальник просто не хочет упустить возможность сфотографироваться с самим Емельяненко.
А Тим Сильвия с растерянным лицом подводит итог вечеру фразой: «Да он вообще не человек!» И над его словами даже никто не смеется.

Эта статья не появилась бы на свет без личного участия Президента спортивной лиги «Микс-Файт М-1» Вадима Финкельштейна (он же менеджер Федора Емельяненко). Впрочем, спасибо ему стоит сказать не только за это. Вадим также создал «М-1 Challenge» – принципиально новый проект, какого еще не было в мире: серию ярких спортивных шоу, во время которых нос к носу сходятся лучшие спортсмены-единоборцы. На «М-1 Challenge» (от англ. «вызов») представлены 10 лучших спортивных клубов по смешанным единоборствам из США, Японии, России, Финляндии, Голландии, Франции, Испании, Швейцарии, Кореи. Турнир «М-1 Challenge» проводится в пяти разных весовых категориях. Также на каждом турнире планируется несколько супербоев с участием лучших бойцов планеты. Включая Федора, конечно.


Фото: Олег ЗОТОВ
Detox
Осень 2008

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик