Один в поле во!

Истории трех человек, отказавшихся от комфорта туристических резерваций в пользу одиночества в горах, тундре и океане. Ответ на вопрос «А че это они так?» ищи в их рассказах.

Олег Акимкин

г. Саров

Один в поле  во!
Я альпинист со стажем, лазаю по горам 15 лет. На пике Ленина, между прочим, побывал, а в нем все 7000 метров! Честно говоря, я не планировал одиночное восхождение. Более того, оказался в одиночестве на Эльбрусе по чистой случайности. После ночи в базовом лагере, расположенном уже в горах, наша группа была готова к покорению вершины скал Пастухова. Я так увлекся подъемом, что не заметил, как далеко ушел от остальных. Мой стиль подъема несколько отличается от классического альпинистского.

Тот факт, что вокруг меня никого не было, только раззадоривал и придавал сил
Обычно покорители вершин идут размеренным шагом, чтобы контролировать дыхание и не уставать. А я, напротив, предпочитаю стиль «рывок». Сделаю мощный рывок в несколько сотен метров – и отдыхаю. Видимо, именно благодаря рывкам я и оторвался от группы. Но вместо того, чтобы послушно ждать остальных, я продолжил восхождение. Тот факт, что вокруг меня никого не было, только раззадоривал и придавал сил. Я показался себе таким смелым, отважным и решительным! Может, я действительно был таким? Хочется надеяться. Когда я стоял на вершине в гордом одиночестве, взирал с высоты на снежные покровы и слушал тишину, я чувствовал себя как никогда счастливым.

Сергей Медведев

г. Москва

Один в поле  во!
Когда я жил в Финляндии, то дважды год, в июне и октябре, собирал рюкзак, сажал в машину собаку, курцхаара Олли, и ехал из Хельсинки 1200 километров на север. На север Лапландии, к Ледовитому океану, в тундру Кесиварси. Кстати, слово «тундра» – финское, оно происходит от tunturi – «сопка». Кесиварси – это край диких сопок, лунных пейзажей, настоящая арктическая пустыня. В июне мы ходили сразу после схода снега, до сезона комаров, а осенью – в последние дни перед снегом, когда тундра вся оранжевая. Это самое красивое время года. Снаряжение я брал самое обычное: палатка, спальник, подстилка, примус, альпинистские пайки. Каждый раз мы с собакой уходили примерно на неделю, проходя 200–250 километров. Скорость движения в тундре низкая: то гряду сопок надо перейти, то разлившуюся реку, а на поиски брода может уйти целый день. Реку переходишь по пояс в воде, в одних носках. Рюкзак несешь на голове, собака пристегнута карабином к поясу, чтобы не унесло течением. Бывает, поскальзываешься и падаешь в воду – потом разводишь костер, сушишь одежду.

Реку переходишь по пояс в воде, в одних носках. Рюкзак несешь на голове, собака пристегнута карабином к поясу
В сентябре ночами температура опускается ниже нуля, и собака, которая тоже спит в палатке, пытается забраться в тепло спальника, и тогда я укутываю ее своей одеждой. А по утрам намокшие ботинки превращаются в ледяные колодки. Вбиваешь в них ноги, и через час хода они размякают настолько, что можно завязать шнурки. Удачный поход – это когда за неделю не встретишь ни одного человека. Мы ходили в стороне от туристских троп, по азимуту. Маршрут свой я никому не сообщал, мобильный в глубине тундры не работает, так что чувство одиночества и единения с природой было полным. Для меня это не приключение, а возвращение к настоящей жизни: нет ничего более естественного, чем спать на тундровом мху, под арктическими звездами, а порой и под северным сиянием. Это, скорее, жизнь в Москве похожа на приключение, а в тундре – покой, гармония и вечность.

Сергей Морозов

г. Ростов-на-Дону

Один в поле  во!
В ообще-то я всю жизнь на море, так что меня не удивить и тем более не напугать вет­рами в 40–50 узлов и гигантскими волнами. Тем не менее первый раз я почувствовал, как бы банально это ни звучало, вкус свободы летом 1997 года. Мы с моей тогдашней женой и дочерью гостили у родителей в Финляндии, а сами жили в Эстонии. В Финляндии у меня была небольшая парусная лодка Carter-30, и вот, вместо того чтобы послушно плыть с женой и дочерью в Таллин на пароме, я решил добраться до дома в гордом одиночестве на своей яхте. Звучит красивее, чем выглядело на самом деле.

Расшифрую: «на веслах» – это значит, что ощутимую часть пути в 1500 миль я буду грести
В какой-то момент я оказался где-то в Балтийском море (GPS у меня не было) на подветренной банке поваленной парусами на воду лодки. Левой рукой держусь за румпель, правой – за леер. Кажется, еще чуть-чуть – и я сигану в Балтику. Как видите, не сиганул. Более того, то первое путешествие оказалось, как бы банально не звучало и это, роковым. Хотелось снова испытать выброс адреналина в кровь, побороться со стихией. Короче, испытать почти первобытную радость от жизни. Поэтому в данный момент я готовлюсь к кругосветному путешествию «на веслах» на своей приобретенной за 1000 долларов лодке «Хайкари». Расшифрую: «на веслах» – это значит, что ощутимую часть пути в 1500 миль я буду грести. Стартую из канадского Галифакса и надеюсь завершить путешествие осенью 2012 года в Атлантике. Так что пожелайте мне удачи. А еще лучше – поддержите материально (адрес: hikari-around-the-world.com). Ведь проект «Вокруг света на веслах» существует полностью на народные пожертвования.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик