Лето четного года

Иногда очень хочется побыть типичным мужиком. Не просто перекладывать свой зад из одного кресла у компьютера в другое кресло у компьютера, а что-нибудь сломать или починить. Вернуться пьяным с фонарем под глазом, почистить пулемет, сходить на рыбалку, вытянуть машину из болота – что-то такое, что делают только мужики, а бабы не делают. С годами хочется все меньше, но иногда находит. Самый простой способ – попереживать за футбол. Однако занятие это для меня нелегкое по ряду причин.

Лето четного года

Во-первых, я никак не могу сосредоточиться на поддержке какого-то конкретного клуба из-за этой... трансферной политики, вот. Когда я слышу, что у динамовцев в нападении Ласло Педич, Луиш Фигеш и Мбо Буабуа, что им противостоят армейцы Ибн Саид, Мон­пасье и Хренюк под руководством еще какого-нибудь Уленшпигеля, я теряюсь. Мало того, что этих невольников покупают, продают и выменивают, так их еще и берут в аренду на полгодика. Причем те же динамовцы и армейцы друг у друга. Для меня команда – это вроде как люди, игроки, к которым я привык, расположился и теперь за них болею. И если спартаковца Петрова, которым я, может, обклеил все стены, который, может, мой кумир, продали в турецкий «Шайтан-Сарай», значит ли это, что я должен перестать болеть за «Спартак» и стать поклонником «Сарая»? И как мне себя вести на матче между этими двумя командами? Да ну вас на фиг с вашим футболом! Я лучше пойду болеть за Брюса Уиллиса, он всегда за наших.

Во-вторых. Мало того, что игроки снуют из команды в команду, они еще как-то очень быстро изнашиваются. Все мое детство на арене были советские звезды Блохин, Дасаев, Кипиани. Еще были Марадона, Платини, Гуллит... Я все болел и болел, а они все были и были. Потом я как-то отвлекся на личную жизнь, а когда включил опять телевизор, все мои любимцы куда-то подевались. Пришлось вникать в новых. Это было легко: их всех звали Рональдо или Рональдиньо. Они были юны и подавали большие надежды. Только я научился различать этих рональдообразных в лицо – они почему-то стали ветеранами и были с почестями отправлены на пенсию в свои преклонные тридцать с чем-то лет. С тех пор я зарекся разучивать, чем одна восходящая звезда мирового футбола отличается от другой: уж больно скоропортящийся товар. То ли дело шахматы! Запомнил какого-нибудь Ананда – и следи за ним лет тридцать.

В общем, когда заходит разговор о футболе, я стараюсь сменить тему. Но раз в два года... когда наступает лето... и происходит чемпионат мира или Европы... когда команды называются именами стран, а за них играют люди с соответствующими фамилиями... Тут во мне просыпается Болельщик. Тут я впервые с прошлого чемпионата включаю телевизор. Я начинаю кипеть азартом, делать прогнозы, спорить, у кого какая нога лучше бьет, и вообще проживаю целую отдельную жизнь. Трепеща от крайне редкого чувства единения с миллионами мужиков во всем мире. Грядет чемпионат! С чем и поздравляю всех настоящих болельщиков и таких же, как я, болельщиков-раз-в-два-года!

Александр Маленков, главный редактор

Лето четного года

Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик:

«Не люблю футбол. Вот раньше, когда в Южной Америке проигравшую команду приносили в жертву богу Солнца, в этой беготне за мячом драматизма было побольше. Но современное развращенное человечество слишком увлеклось кровью на экранах и жестокими компьютерными играми, так что в реальности от него нормального качественного насилия не дождешься. Ничего, когда-нибудь появятся духовные вожди, которые смогут вернуть вам уважение к традициям предков, и футбол тогда станет по-настоящему захватывающим зрелищем».

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик