Гарри Каспаров

К ответу!

Шахматный гений, женолюб, бесстрашный оппозиционер. Кто бы как ни относился к его нынешней ипостаси борца с режимом, ясно одно: Каспаров – мужик!

Гарри Каспаров, 45 лет, многократный чемпион мира по шахматам, писатель, политик, председатель движения «Объединенный гражданский фронт», несостоявшийся кандидат в президенты от оппозиционного движения «Другая Россия».


В этом месяце у нас журнал выходит в двух томах. Как вы думаете, кого мы позвали на интервью в другой том в качестве вашего антагониста?
Не думаю, что вы сильно напрягались. Это мог быть Карпов или Крамник.

Да, это Карпов. Как вы сами считаете – это правильный выбор?
Безусловно, мы абсолютно разные. Карпов – человек системный. Я – человек, ставящий на первое место индивидуальную свободу. С одной стороны, очевидные шахматные различия, хотя, когда долго играешь друг с другом, перенимаешь что-то друг у друга. Карпов имел уникальный стиль, и я, кстати, сдержал свое слово написать лучшую книгу о нем. В моем исследовании «Мои великие предшественники» пятый том полностью посвящен Карпову. С другой стороны, сегодня я выступаю против системы, которую считаю несправедливой. Карпов по-прежнему внутри системы, член Общественной палаты. Хотя его визит в тюрьму изменил мое отношение к нему. Мне было приятно, что солидарность чемпионов мира выше этих различий.

Вы удивились, что он пришел к вам в тюрьму?
Конечно. Самое смешное, что, когда мне начальник СИЗО принес передачу, журнал «64», и сказал, что это Карпов передал, я подумал: вот, начальник издевается. В истории с арестом для меня были важны как действия каких-то людей, так и бездействие. Я, когда вышел, спросил у мамы, кто звонил. И выяснилось, что многие из тех, кто не имел морального права не позвонить, не откликнулись. Веяние времени. В Советском Союзе выйти протестовать могли единицы, но никто ж не бегал, не кричал: «Да здравствует Красная Армия, захватившая Прагу!» Сегодня уважаемые люди исходят пеной, пытаясь крикнуть первыми, как они любят власть. Были правила, уходившие корнями к Российской империи: здороваться с жандармским полковником для интеллигентных людей было западло. А сейчас, когда жандармский полковник во главе страны, никаких элементов отторжения этой ситуации я не вижу. То, что произошло со мной и с теми людьми, которых я считал друзьями, – это просто отражение внутреннего распада российской интеллигенции.

Как вы думаете, как Карпов относится к вашей политической деятельности?
Трудно сказать. Карпов – человек прагматичный, у него отсутствуют ярко выраженные идеологические установки. Скорее всего, сейчас он будет осторожно критиковать ее за излишнюю радикальность. Без выраженной поддержки режима, поскольку режим ему тоже чужд. Все-таки он человек, достигший чего-то великого, символ эпохи. И он отличник. А это – шпана, троечники. У него это сидит в подсознании. И какие бы мы ни были разные, общность чемпионского профсоюза будет удерживать его от жесткой критики.

Вы, конечно, читали «Защиту Лужина» Набокова. Благодаря ему сложилось клише, что шахматисты не от мира сего.
Конечно читал! Но не люблю. «Защита Лужина», шахматные новеллы Цвейга – великая литература, к сожалению, создала клише, которые никакого столкновения с реальностью не выдерживают. Понятно, что есть люди со своими странностями. Но их не больше, чем в любой умственной деятельности, которая требует напряжения.

Вы политик. Проведите политинформацию.

Аудитория, с которой я общаюсь через ваш журнал, принадлежит к явному большинству. Мужчины в возрасте от 20 до 40 лет, с образованием – это востребованный слой, и у них возникает ощущение, что вокруг все хорошо. Так вот, все совсем нехорошо. Россия совершенно очевидно является сырьевым придатком цивилизованного мира. Куда вкладываются сотни миллиардов долларов прибыли? Я думаю, многие читатели бывали в Европе. Посмотрите: обустраиваются Австрия, Чехия, Словакия. Не говоря уже о Лондоне. Но не Россия. Ситуация в регионах катастрофическая. В каком состоянии находится жилищный фонд! Мы потеряли свои позиции в обрабатывающей и машиностроительной индустрии. Нового ничего нет. Вертикаль работает только для того, чтобы распилить бюджет. Я определяю этот гибрид как «Путин хочет править как Сталин и жить как Абрамович». Этот уродливый гибрид нежизнеспособен. Такое поведение – гнуть пальцы, плевать на всех вокруг, считая, что тебе закон не писан, в современном мире не работает. Ситуация с Грузией показала, что мы скатываемся к изоляции. Если российские властители думают, что им все сойдет с рук, потому что все куплено… Это эффект Гитлера: вроде все вначале сходит с рук, а потом наступает коллапс. Меня пугает, что расплачиваться в итоге будет вся страна.

Коллапс экономический? Деньги вроде есть в стране.

Конечно, экономический. Уже в 2008 году многие почувствовали реальное ухудшение. Базовая потребительская корзина вырастет минимум на 40 процентов в этом году. Но самое главное, не очень заметное взгляду, – это то, что власти сейчас идут на крайне рискованные меры, усугубляя изоляцию страны. Надо понимать, что основными деньгами в стране владеет элита – скажем, тысяча семей. И деньги эти не здесь и даже не в швейцарских банках, они инвестированы за границей в инфраструктуру, предприятия. Элита собиралась влиться в большой мир, и сейчас все эти планы оказались под угрозой. Потому что если играть не по правилам, то в конце концов все экономические связи с Западом будут порублены, собственность арестована, а счета заморожены. Это вполне реалистичный сценарий – судя по тому, как развиваются события. И ударит эта изоляция не только по элите, но по всем нам, начиная от падения акций и заканчивая ростом цен. Элита сейчас крайне недовольна властью. Настолько недовольна, что сегодняшнюю ситуацию я бы назвал агонией режима. В том виде, какой он есть, режим не протянет до 2010 года. Возможно, коллапс наступит и раньше.

 

Что же делать нашему читателю?

Путин держится за счет пассивной поддержки активного большинства. Ведь мы знаем, что выборов не было, что Медведев нелегитимен, но ничего не делаем. Путину мы фактически дали мандат на те безобразия, что творятся. И власть наглеет. Каждый начальник сажает своего Ходорковского. Рыба гниет с головы, но в итоге ведь сгнивает целиком. К сожалению, понимание того, что политическая активность приведет к изменениям в жизни, еще не устоялось. Сегодня и ста тысяч вышедших на «Марш несогласных» хватит, чтобы эти изменения наступили.
 

Может, многие просто побаиваются... Вы сами-то не боитесь?
Да, конечно, это страшно. Но кто-то должен брать на себя риск! Мы делаем самую рискованную часть работы. И я боюсь на самом деле. Честно говоря, в тюрьме плохо, мне там не понравилось. Я не строю из себя героя, но если начал что-то делать, то нужно идти до конца. Если я прошу людей выйти на демонстрацию, я, конечно, пойду с ними. Хотя у меня и семья, и дети, но живем мы здесь, что очень удивляет западных журналистов.

Зачем вы стали этим заниматься? Вы же могли вести безбедное существование.
Я никогда не знал четкого ответа на этот вопрос.
Не было такого – проснулся ночью и решил: доигрываю последнюю партию и начинаю заниматься политикой. У меня была идея фикс – чтобы мой сын увидел меня выигрывающим на сцене. В 2004 году, когда я выиграл чемпионат России, я надел сыну на шею свою золотую медаль, и для меня шахматная история завершилась. Кстати, у меня по-прежнему самый высокий рейтинг в мире. Параллельно происходили события, которые заставляли меня дергаться. Чеченская война, закрытие «НТВ», «Юкос». После Беслана стало ясно, что нужно или уезжать, или бороться. Я понял, что уезжать я не хочу. Зачем? Ведь это моя страна! Значит, надо бороться.

Да, это по-мужски...
А как иначе? Мужское начало. С какого-то момента правила чести начинают доминировать, даже подавляя естественный страх.

Спасибо за политинформацию. Поговорим теперь о мужском начале. У вас репутация плейбоя, неуместная для политика...
Сейчас столько пишут глупостей, что я иногда сам с удивлением узнаю о себе новости из прессы. Что касается личной жизни, то да, я третий раз женат, у меня трое детей, я со всеми ними общаюсь. По мере сил и возможностей пытаюсь выстраивать в этой ситуации ответственные отношения. Естественно, поддерживаю всех материально.

Многие считают, что вы некрасиво повели себя с Мариной Нееловой. Это тоже домыслы прессы?

У нас были отношения. Они были не фиксированы; более того, никоим образом не замыкались на нас двоих. Закончились они, наверное, не очень хорошо, но тем не менее у меня не было оснований считать, что я ее бросил с ребенком. Во всяком случае, полагаю, что если бы я имел отношение к ребенку, то жизнь бы по-другому сложилась.

Вы женаты и счастливы. Найти спутницу жизни – это плод сознательных усилий или Божий промысел?
Божий промысел – это обычно плод наших усилий. Я встретил свою жену в Петербурге, на лекции по альтернативной истории. Я был женат, у меня рос сын, но я принял это решение. Я понял, что мы с Дашей находимся на одной волне и 19-летнюю разницу в возрасте практически не ощущаю. Теперь я веду крайне примерный образ жизни и очень себе нравлюсь таким. Хотя и нахожусь в постоянных разъездах. У меня ведь нет неф­тяной скважины или свечного заводика, я живу в основном за счет лекций.

Звание чемпиона мира помогало вам в свое время в общении с женщинами?
Ну представьте, в 22 года я стал чемпионом мира, у меня появились деньги, статус, возможности. Все это создавало массу искушений. Поэтому жизнь, скажем так, была довольно сумбурной. Поклонницы подъезд не осаждали, но есть что вспомнить. Сумбура было меньше, чем можно предположить, но все же достаточно.

Насчет альтернативной истории Фоменко. Многие относятся к этой теории скептически, а вы вроде поддерживаете ее?

Я очень критично отношусь к существующим историческим мифам. Я много общался с Фоменко, это очень интересный человек. Но его проблема в том, что он сразу стал предлагать альтернативные варианты – как правило, крайне спорные. Я всегда считал, что задача критического ума – указывать на очевидные проколы в исторической науке, но я категорически против того, чтобы предлагать собственные теории на основе дедуктивного анализа.

Вы в отличной физической форме. Рецепт подкинете нашим читателям?
Это что! Вот в конце 90-х у меня был идеальный спортивный тонус, я отжимался по сто раз. Для меня всегда было важно наличие режима. Не важно какого – главное, чтобы он был. Когда есть возможность, надо высыпаться. Я стараюсь не упускать возможности поспать днем. Кроме того, важно правильно и качественно есть. Естественно, я никогда не курил, у меня нет потребности в алкоголе. Я не употреблял его с июня – в Чехии выпил кружку пива. У меня должен быть период перезарядки солнечных батарей. Вот сейчас был в Хорватии шесть недель. Для меня четыре недели на море – это восстановление, шесть недель – перезарядка. Прогулки, плавание, правильная еда, плюс час в день – спорт. Отжиматься и качать пресс можно безо всяких тренажеров. Сейчас мой вес – 87 килограммов, за последние 15 лет он изменился килограмма на два. Надеюсь, буду держать форму и дальше.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик