Авария, сын графа

Другая жизнь

Героизм делится на два типа: «надо» и «хочется». Особенное уважение вызывает второй тип. Он и встречается реже. Куда приятнее дремать на диване под «Симпсонов», чем добровольно геройствовать, да еще и с риском для жизни. А вот гонщик «Формулы-1» Вольфганг фон Трипс всю жизнь геройствовал. Возможно, дело в том, что в 1950-е еще не было «Симпсонов».

Авария, сын графа

Было уже далеко за полночь, когда граф и графиня фон Трипс вернулись в отель после позднего ужина в одном из ресторанов Мюнхена. Граф взял ключи от номера и хотел было присоединиться к супруге, ожидавшей у открытых дверей лифта, но тут внимание фон Трипса привлек портье:

– Граф, позвольте спросить? Сегодня по радио передавали репортаж с итальянской гонки «Тысяча миль», и там, говорят, победил немец фон Трипс. Может, он вам родственником приходится?

– Должно быть, вы ослышались.

– Единственный в роду фон Трипсов, кто еще может соревноваться, это наш сын, – подошедшая графиня оказалась словоохотливей. – Но он учится в сельскохозяйственной академии в Бонне, и ему дела нет до гонок.

Портье пришлось сдаться.

На следующее утро, просматривая газеты, графиня против обыкновения открыла страницы со спортивной секцией и тихо ахнула. С первого же фото на нее смотрел сын Вольфганг. Он держал в руках кубок и улыбался. Растерянная графиня протянула мужу газету.

Детские забавы

Вольфганг Александр Альберт Эдуард Максимилиан граф Берге фон Трипс появился на свет 4 мая 1928 года в одной из больниц Кёльна. Когда Волчонку – так родители прозвали Вольфганга – исполнилось четыре года, семья переехала из тесной городской квартиры в замок Хеммерсбах – внушительное строение с сорока пятью комнатами. Это было единственное, что унаследовал отец Вольфганга. Он бы получил больше, если бы женился на аристократке, а не на дочери простого госслужащего.

Волчонок сразу полюбил семейное гнездо. Мальчик осваивал искусство верховой езды, вцепившись в гриву аутичного пони, и с радостными воплями носился по анфиладам комнат под присмотром чопорных предков, взиравших на него с пыльных портретов. Окрестные земли принадлежали фон Трипсам уже семь веков. Среди предков Вольфганга преобладали рыцари – смелые, жестокие, отчаянные. Конечно, в XX веке фон Трипсы уже не устрашали местных жителей – скорее, были приятным дополнением к пейзажу. Отец Вольф­ганга хоть и служил в Первую мировую в кавалерии, но не отличался кровожадностью, тяготел к мирным занятиям вроде выращивания тюльпанов. Он не подозревал, что его веселый розовощекий сын вернет роду былую рыцарскую славу.

Впервые Вольфганг сел за руль в десятилетнем возрасте. Но только за руль: до педалей мальчик еще не дотягивался, на них нажимал его приятель, согнувшийся в три погибели под водительским сиденьем. Спустя полчаса машину было не узнать: облепленные грязью стекла, поцарапанный бампер, ветки, застрявшие в ручках. Несколько раз отец брал Вольф­ганга на гоночную трассу Нюрбургринг, расположенную всего в паре миль от Хеммерсбаха, на которой тренировалась лучшая немецкая гоночная команда «Серебряные стрелы». После одной из таких поездок на стене в комнате Волчонка появились два плаката. На одном был изображен лидер «Серебряных стрел» Бернд Роземайер, обнимавший очередной кубок. На соседнем плакате Роземайера хлопал по плечу его тренер Нойбауэр. «Я тоже стану автогонщиком», – объявил Вольф­ганг родителям.

Мотоциклы и кабаны

Авария, сын графа

«Хорошо, что он забыл об автогонках!» – не раз восклицала графиня, после того как, позавтракав, ее примерный 22-летний сын садился на старенький мотоцикл или в полуживой отцовский «Опель» и уезжал в сельскохозяйственную академию в Бонне. Граф и графиня, которые и прежде сдували со своего чада пылинки, после войны вдвое усилили опеку.

С 1940 года Вольфганг постоянно болел. Он полгода провалялся в темной комнате с менингитом, затем у него онемело лицо. Пару раз он ломал конечности и даже был сломлен морально: ему и другим членам молодежной организации «Гитлерюгенд» поручили разгребать трупы, оставшиеся после воздушных бомбардировок. По окончании войны Вольфганг, согласно желанию родителей, поступил в сельскохозяйственную академию. Каждое утро графиня подходила к окну и махала сыну, который, как она думала, едет постигать искусство противооползневой мелиорации.

Мать Вольфганга не знала, что он появлялся в академии лишь изредка, чтобы отметиться. Вместе с приятелями ее сын организовал банду «Дикие кабаны». Нарядившись в черные кожаные куртки, Вольфганг и другие «кабаны» разъезжали по близлежащим городам, где проходили любительские соревнования мотоциклистов. Супруга одного из друзей фон Трипса стирала и сушила одежду Вольф­ганга после какой-нибудь особенно яростной гонки в грязи, чтобы родители не догадались, как их сын проводит досуг. На одном из мероприятий он заприметил мотоцикл «БМВ». Владелец заявил, что продаст его за 1750 марок – немалая сумма для разорившегося аристократа. Но фон Трипс уже не мог думать ни о чем другом. Он продал наручные часы, радио и, наконец, свой мотоцикл. Денег все равно не хватало. Тогда он решился на аферу.

Он продал наручные часы, радио и мотоцикл. Денег все равно не хватало. Тогда граф решился на аферу

Многочисленные заболевания заметно подорвали здоровье Вольфганга, и, беспокоясь о самочувствии сына, графиня фон Трипс заключила договор с владельцем гостиницы, расположенной неподалеку от академии. Она ежемесячно выплачивала владельцу значительную сумму, а тот обязался кормить наследника фон Трипсов здоровой и полезной пищей. Вольф­ганг вступил в сговор с владельцем гостиницы: тот удержал десять процентов от суммы, а остальное отдал молодому графу.

Мечта фон Трипса исполнилась: он ездил на мотоцикле «БМВ». Вскоре Вольф­ганг стал знаменитостью в мотоцик­летных кругах. Про него говорили, что он «на всю голову того», потому что не снижает скорости даже на опасных участках. Многие удивлялись, что в жизни фон Трипс не агрессивный и напористый, а дружелюбный, вежливый и предупредительный молодой человек. Особенно этот контраст привлекал девушек. Впрочем, как и внешность Вольф­ганга: хорошее сложение, крупные черты лица, голубые глаза, орлиный нос и растрепанные светлые волосы полностью соответствовали немецким понятиям о мужской привлекательности. Как ни прискорбно, но, увы, в тот период своей жизни фон Трипс не спешил пользоваться собственной популярностью, так как в любовных делах был еще крайне застенчив. Его одолевала другая страсть.

Вольфганг все еще помнил трассу в Нюрбург­ринге и мчащиеся по ней серебряные машины. Мотоциклы и «Дикие кабаны» уже наскучили ему. Он поставил перед собой цель – автомобильные гонки.

Четырехколесный дебют

Авария, сын графа

– Давай так: я бесплатно чиню твою машину, а ты за услугу участвуешь на ней в «Тысяче миль»? – Глава гоночной программы «Порше» видел, какое впечатление его слова произвели на паренька в кожаной куртке. Он наблюдал за эффектным выступлением Вольфганга фон Трипса на гонках в Деркхейме. Никому не известный аристократ на стареньком «Порше» сразу занял третье место. Ему не хватало техники, но, кажется, он не знал страха – гнал как сумасшедший.

Фон Трипс обомлел от неожиданного предложения. Он-то думал, что его карьере конец, ведь у двигателя подержанного «Порше», за который он до сих пор не расплатился, лопнул поршень. Вольфганг и сунулся на фабрику «Порше» от безнадеги: вдруг они отдадут ему за бесценок использованную деталь? А вышло, что он получил не только бесплатный ремонт, но и предложение, способное изменить всю его жизнь. Все-таки Вольфганг решил уточнить.

– А что это за «Тысяча миль»? Я знаю все немецкие гонки, но не слышал про эту.

– А это потому, что она итальянская. Ничего особенного. Гонка как гонка.

Благодетель фон Трипса предпочел не объяснять, что «Тысяча миль» числилась среди самых опасных гонок мира.

По дороге в итальянский город Брешиа, где гонка начиналась и заканчивалась, фон Трипс должен был подхватить приставленного к нему механика. Встреча оказалась прохладной. Вольфганг с удивлением обнаружил, что левая рука механика висит на перевязи. Механик, в свою очередь, был разочарован, когда узнал, что его пилот участвовал только в одной большой гонке. Ни судьи, ни зрители не обратили внимания на старый неприметный «Порше» на старте.

Каково же было удивление судей, когда спустя несколько часов этот «Порше» пришел к финишу первым в классе машин с объемом двигателя 1300 кубических сантиметров. Это была сенсация. Больше всех был удивлен механик: на маршруте Вольфганг заснул, пока тот менял колесо, и побежал в кусты на важном участке дороги. Тем не менее фон Трипс не сделал ни одной ошибки, хотя первый раз ехал по маршруту.

После триумфа Вольфганг вернулся в Хеммерсбах, где его уже ждали родители. Им пришлось смириться с увлечением сына, который заявил, что не может жить без гонок. А пару дней спустя Вольфганг дрожащими от волнения руками распечатал телеграмму: «Срочно свяжитесь со мной тчк Альфред Нойбауэр». Фон Трипса брал под свое крыло культовый тренер «Серебряных стрел».

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик