Uma2rmaн

К ответу!

Братья Кристовские согласились дать нам интервью, ненадолго отвлекшись от борьбы за улучшение демографической ситуации в стране.

С тех романтических времен, когда вы жили в съемной квартире и питались исключительно пельменями, прошло, если я ничего не путаю, лет пять. Какими буржуазными привычками успели обзавестись за это время?

Сергей (на снимке  снизу, если ты вдруг случайно забыл). Я, чтоб ты знала, до сих пор пельмени ем. Очень их уважаю. Так что, по большому счету, в моей жизни ничего особенно и не изменилось.
Владимир (на снимке сверху, если ты вдруг случайно забыл). Дорогими женщинами мы обзавелись. И дорогими детьми. Пожалуй, самая буржуазная привычка – нянечка для детей. Эта же тетенька, кстати, варит мне кашу по утрам. А вообще, я по-прежнему насквозь провинциален и живу в деревне. Официальная прописка – деревня. Там у меня собака, баня, валенки. Короче, все как надо.
С. Вид спорта любимый – мотокросс. Хоть и не буржуазный, но не из дешевых. А еще хоккей, футбол, сноуборд.
В. Директор наш, к примеру, гольфом занялся, что свидетельствует об определенном уровне достатка. А, как говорится, если доктор сыт, то и пациент здоров.

О чем из мира материальных ценностей мечтаете, но еще не по карману?

В. Глаза-то завидущие, руки загребущие. Много чего хочется. Парк самолетов, парк автомобилей, дом на берегу какого-нибудь красивого залива, чтобы свой пирс или даже какая-нибудь маленькая турбаза. А еще гектаров сто земли, по которой можно будет проложить хорошую мототрассу. К примеру, я себе присмотрел Горьковское водохранилище, есть у нас такое на Волге.

Широко мыслите. Между тем простым людям отечественный шоу-бизнес видится этакой цитаделью порока. И если верить общественному мнению, девушки попадают на сцену сугубо через постель продюсера. А мужчины каким образом себе дорогу к славе прокладывают?

В. Наш случай нетипичный. Мы отделались тем, что записали в Нижнем Новгороде пластинку и нашли людей, которые ею заинтересовались. Я имею в виду Алену Михайлову и Лиану Меладзе – наших продюсеров, с которыми у нас комфортные, дружеские отношения. Но, по моим личным наблюдениям, правило с «переспать» в шоу-бизнесе еще как работает! И это даже в большей степени касается мужчин, чем женщин. Девчонки вообще уже мало кого интересуют. А парни – они всегда в цене. Правда, я, как ни странно, в этом смысле совсем не пользуюсь популярностью. Понятия не имею, почему мне так ни разу и не делали непристойных предложений. То ли отпугиваю ребят – видят мои кулаки разбитые и побаиваются. То ли я действительно для них какой-то совсем непривлекательный.

С кем из коллег по цеху вы бы никогда не сели, скажем так, за один стол выпить?

В. Я, в принципе, ко всем отношусь спокойно. Каждый сам выбирает, с кем ему и как, и совсем не­обязательно, что этот его выбор определяет, плох он или хорош как человек. Но независимо от сексуальной ориентации есть люди объективно неприятные. Обойдемся без имен, но и в нашем окружении такие присутствуют. С другой стороны, многих коллег по цеху мы всегда рады видеть, с кем-то даже дружим по мере возможностей – все же люди занятые. С Леней Агутиным, например, Володей Пресняковым, ребятами из группы «А-Студио».

На вашей третьей пластинке отметились Патрисия Каас, Тимати и Людмила Марковна Гурченко. Ничего не скажешь, эффектная троица. Поклонники вас правильно поняли?

В. Не знаю, кто и что понял. В альбоме помимо дуэтов много хороших песен есть. И дуэтные, между прочим, получились неплохие. Но по поводу их никто мне ничего не высказывал. Может, в Интернете люди и митинговали, но я с компьютером на «вы», так что их голоса остались неуслышанными.

Какие эксперименты, кроме творческих, вы практикуете?

В. Да, мы постоянно экспериментируем. С техникой в основном – мотоциклы и всякие другие приспособления, чтобы выделить адреналин из организма. Сейчас межсе­зонье, поэтому с экстримом туговато. Хотя я недавно прыгнул с парашютом. В тандеме с инструктором, но зато с четырех тысяч метров.
С. Мы Америку на мотоциклах пересекли. Прокатились от океана до океана.
В. А еще побывали в поселке Эгвекинот. Тоже вполне себе героический поступок. Это же Крайний Север, тундра, вечная мерзлота!

Это все, конечно, здорово: мотоциклы, парашюты… А как насчет экспериментов со всякого рода запрещенными веществами?

В. Наркотики у нас как-то не прижились. Так что у нас две радости в жизни: алкоголь и спорт.
С. А у меня только спорт. Я ж совсем не пью.

Какие ассоциации у вас вызывает слово «разврат»?

В. У нас подобные вещи называются словом «гармидор». В принципе, это такая вечеринка с большим количеством участников. То есть когда много-много девок, много алкоголя, а потом все начинают заниматься сексом. Причем на одного мужчину приходится сразу по нескольку женщин.

Это вы мне сейчас описали суровые гаст­рольные будни группы «Uma2rmaH»?

В. Нет, это буйная эротическая фантазия.

Погоди, а как же по поводу того, что жизнь музыкантов – сплошь оргии с поклонницами?

В. Если ты не против, я сейчас развею иллюзию юношей, бренчащих на гитарах и мечтающих о толпах доступных женщин. Ребята, все это обман! Окидывая взглядом жизнь нашего коллектива, затертого в гастрольных боях, я скажу, что с этим делом у музыкантов огромная проблема. Если по-простому – никто не дает. Раньше, когда в группе было полно холостых ребят, я наблюдал, как они пытались устроить свою личную жизнь и насколько это тяжело у них выходило… Людям далеким от искусства кажется, что артисту стоит только выйти на улицу, свистнуть: «Эй, все сюда!» – и сбежится армия желающих. Но ведь ни фига подобного!

С. Страшно вспомнить, как парни ругались, когда в очередной раз приводили девушек в гостиницу и все вроде бы складывалось в нужном им направлении, а потом начиналось: «Я не такая… Я пошла…» В общем, сплошное динамо. Нет, конечно, не всегда так плохо, но уж точно не настолько хорошо, как кажется со стороны.
В. В общем, ребята, заявляю официально: через любого среднестатистического менеджера проходит баб больше, чем через самого распрекрасного музыканта.

А я-то думала, что сейчас заведу разговор о сексе, а вы мне: «Даша, ну его, этот секс, вот он уже где…»
В. Даша, давай уже, в конце концов, хотя бы поговорим о сексе!

Ну тогда рассказывайте. Доводилось ли вам заниматься сексом под свою же музыку?
С. Нет, конечно.
В. Это какое-то извращение. Для меня чересчур жесткое. Боюсь, при таком раскладе просто не встанет.

А виагру пробовали?

В. Слава богу, пока все и без виагры работает. Вообще, знающие люди говорят, опасная это штука. У нас знакомый один принял – и поплохело ему. Нет, все стояло, но в остальном теле была такая слабость, что парень голову с подушки поднять не мог. В общем, смысла в этом я особого не вижу.

Протокольный вопрос журнала Maxim: сколько женщин нужно для счастья?

В. В идеале – «неделька». Чтобы по женщине на каждый день недели. А вообще было бы круто каждый день новую.

При столь бурной сексуальной фантазии вы как-то умудряетесь оставаться женатыми. Знаете рецепт счастливой семейной жизни?

С. Может, дело в том, что нас вечно нет дома. Получается, мы постоянно находимся в состоянии соскученности и просто не успеваем надоесть женам. 
В. Многочисленное потомство! У наших женщин нет возможности не то что на других мужиков заглядываться – даже на нас времени не всегда хватает.

Если верить Интернету, у вас на двоих восемь детей – по четверо на брата. Соревнуетесь, что ли?

С. У меня четвертый только на подходе.
В. Так что пока 4:3. Я веду!

Так, а что по поводу конкуренции? В плане работы, например.

С. А чего нам конкурировать? Мы же, по сути, делаем одно дело.

При этом ты, Сереж, записал сольный альбом. На репетиции «Uma2rmaH» не стал забивать?

С. Если уж по-честному, это Вову на репетицию не загнать.
В. У нас в группе есть такая пословица: «Репетирует тот, кто играть не умеет». Так что мы собираемся редко, только если что-то новое делаем. А по поводу Серегиного альбома – я только счастлив. Это давнишняя его идея, которую он никак не мог реализовать в связи с нашей чудовищной занятостью. И как только стало чуть полегче, он сразу им и занялся.
С. Полтора года писали. И конкуренции тут ноль. Просто «Uma2rmaH» – это Вовкины песни, а у меня есть свои. И группе это никак не мешает. У нас даже музыканты одни и те же.

Поделитесь, что испытывает человек, поющий в миллионный раз одну и ту же «Прасковью»?

В. Примерно то же самое, что человек, который всю жизнь работает водителем. Он просто садится за руль и спокойно себе едет.
С. Естественно, нам самим интереснее петь новые песни, но и старые типа «Прасковьи» и «Проститься» должны быть. Хотя бы из уважения к людям, которые знают только их.

Что было самым трудным за эти пять лет?

В. Все самое сложное было до этих пяти лет.
С. Ну, у тебя, Вов, была же сложная ситуация…
В. Была, да. Слава богу, я уже и забывать начал. Я же голос терял. Год фактически хрипел, а Сереге приходилось петь за двоих. Что это было, до сих пор не ясно. Может, напряжение сказалось, а может, Господь наказывал меня за какие-то поступки.

Помнится, Вова, ты рассказывал, что начал надоедать друзьям и родным разговорами о том, что непременно прославишься, гораздо раньше, чем действительно прославился. Какую старость себе пророчишь?

В. Хотелось бы, чтобы на старости лет хватало сил ездить на мотоцикле и стоять на сноуборде. А еще, конечно, работать, писать и петь. Не так много, как сейчас, но, главное, не бросать музыку до последнего. Потому что это делает меня счастливым. К сожалению, только это.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик