Ринго Старр

К ответу!

В преддверии выхода cборника сольных хитов «The Very Best of Ringo Starr» бывший барабанщик одной известной группы вышел к людям и стал говорить с ними.

Ринго, когда тебя последний раз не узнали на улице?

Честно говоря, я вообще такого не припомню. На какой бы край Земли меня ни заносило, везде одно и то же. Недавно был в Непале – и мне махали ручкой со всех сторон. Такова она, нелегкая битловская доля. 

Искренне тебе сочувствуем. Скажи, ты ощущаешь принципиальную разницу между выступлениями The Beatles сорок лет назад и твоими нынешними концертами под маркой All-Starrs?

Разница огромная! На концертах The Beatles доминирующим звуком был, как ты понимаешь, девичий визг. Никто не слышал музыки, не слышали ее и мы. К 1965-му мы начали сильно деградировать как музыканты, почему и решили прикрыть гастрольную лавочку. Мы выступали от силы двадцать пять минут, после чего нас начинали рвать на части. Современные группы должны говорить спасибо The Who и Led Zeppelin за то, что им приходится впахивать на сцене по два часа!

Маккартни как-то сказал, что ты «лучший барабанщик в мире, кроме шуток». А как ты сам оцениваешь игру Пола на ударных в тех песнях, когда ему пришлось замещать тебя?

Как и Пол, врать я не буду и скажу прямо: Пол – ударник не ахти. Барабанит он сносно, но владеет только одним стилем. Пол – лучший басист-барабанщик нашего времени! Ура!

Твой сын Зак тоже барабанщик. Правда ли, что ты просил патентованного безумца Кита Муна из The Who дать ему пару уроков?

У нас дома была ударная установка, по которой Зак все время долбил. Естественно, я показал ему пару ходов. Для моих детей Кит Мун был просто дядя Кит. Я не просил его заниматься с Заком, но, когда сыну исполнилось десять, решил подарить ему маленькую установку. И как раз в тот момент, когда я собирался радостно ее преподнести, у наших дверей остановился грузовик, в котором лежала, наверное, сотня барабанов – подарок от дяди Кита. Кит очень любил, когда всего много.

Вспомни самый ужасный слух о себе.

Однажды моя мама прочитала в газете, что я умер. Дело было в 60-х. Конечно, она вся изволновалась, пока я ей не позвонил. Мне было все равно: я-то знал, что еще не умер. А вот маме пришлось попереживать. Я тогда сказал ей: «Я тебе сам сообщу, что умер, о’кей? Никому не верь, пока не услышишь от меня лично».

А на самом деле, когда ты ближе всего подошел к смерти? Помнится, The Beatles едва унесли ноги с Филиппин, когда там начался мятеж, а в 1980-м ты попал в автокатастрофу.

Я тогда кубарем вылетел из машины. Мне повезло – ушел с места аварии на своих двоих. Все могло кончиться гораздо печальнее. Мы с женой Барбарой сами дошли до больницы, нам вкололи валиума и налили чаю. Барбара потом ходила с гипсом на шее. Машина была вдребезги: огром­ный «мерседес» сложился пополам.

Ты как-то сказал, что записывал вокал для своего хита «Photograph» вдрабадан пьяным. Трудно небось было переучиваться петь трезвым?

Врать не буду, по пьяни я записал много песен. После пары коктейлей многие вещи даются легче. Проблема состояла в том, что пара коктейлей превращалась в двадцать пять. Трезвость далась мне непросто. Пришлось заново учиться выступать на сцене и даже играть в студии – по сути, начинать с нуля. Во многом мне при­шлось заново учиться жить.

Можешь вспомнить, капля чего именно оказалась последней?

Я пил коньяк, потом отключился, а потом проснулся, преисполненный первобытного ужаса. Такое случалось со мной постоянно. В итоге я проснулся в клинике. Короче, скорее всего это был коньяк. Или водка. Днем я обычно пил водку, а ближе к вечеру переходил на коньяк.

Какую из своих песен ты считаешь недооцененной публикой?

Честно говоря, абсолютно все свои песни я считаю недооцененными публикой.

Как думаешь, если бы Джон и Джордж были живы, вы бы отправились в реюнион-тур, как большинство нынешних рок-ветеранов?

Кто его знает! Думаю, если мы бы и решились на это, то точно не из-за денег. Мы уже отказывались от сотен миллионов. Может, ради какой-нибудь благотворительной акции. Но я все равно не уверен, что у нас бы получилось уломать Джона. Хотя многие реюнион-шоу последних лет мне понравились. Например, Cream и The Who.

Кстати, какова была максимальная сумма, которую вам предлагали за воссоединение The Beatles, – такая, что вы почти согласились?

Был один случай, когда мы почти согласились. Не то чтобы на полном серьезе, но мы обсуждали это друг с другом. В 1971-м или 1972-м нам предлагали что-то около миллиарда долларов – невероятную сумму, такую огромную, что мы даже созванивались с организаторами. Не помню, кто все это придумал, помню только, что в программе вечера мы шли сразу за человеком, сражавшимся с акулой. Мужик с акулой на разогреве у The Beatles! Потом должны были выйти мы и затянуть «She Loves You». Естественно, мы отказались.

А как давно ты последний раз видел живьем роллингов?

Во время их последнего тура. Джаггер дал нам билеты, у нас были отличные места. Но во время концерта мы все время пялились в экраны и совсем не смотрели на сцену. В принципе, мне все понравилось, но я постоянно ловил себя на мысли: «Какой смысл ходить на концерт, когда все то же самое можно увидеть по телику?» Так что больше на стадионные концерты не хожу.

 

Одежда: узкие костюмы

Блюдо: бифштекс с картошкой

Фильм: Вестерны

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик