Красивый парень с именем Иван

Редакция MAXIM Online c пристрастным удовольствием перечитывает любимые произведения авторитетных критиков, обнаруживая в них новые смыслы и поэтический размах. Булат Латыпов, работник музыкального департамента журнала «Афиша», назвал украинского певца Ивана Дорна «надеждой русскоязычного неосоула», а его образ - «аполлонически лучезарным». Мы решили разобраться, за что.

Красивый парень с именем Иван,

Ты от любви сегодня будешь пьян.

Тебя сейчас собою опьяню,

Я подарю тебе любовь свою

Иван Дорн - красивый молодой человек с таинственными интонациями, исполняющий весьма популярную песню «Стыцамен». Несмотря на название песни, фамилию и образ в целом, Иван - личность в высших музыкальных кругах по неизвестным причинам уважаемая, в частности, критик журнала «Афиша» Булат Латыпов высказался об Иване так: «этот прифанкованный молодой парень с целой горстью заводных, с третьей ноты цепляющих намертво песен». Затем он назвал появление Ивана неожиданностью и рассыпал горсть поэтичных комплиментов, вроде «украинская надежда русскоязычного неосоула» или «недостающее звено между Иваном Ургантом и Джастином Тимберлейком». Можно простить Булату очаровательную ересь про «русскоязычный неосоул» и попытку навести мосты между Ургантом и Тимберлейком (как? И главное - зачем?), но по поводу остального вопросы возникают.

Главный из этих вопросов - по поводу второго после «Стыцамена» хита Ивана «Северное сияние», ритмическая основа которого представлет собой ни что иное, как полностью скопированный трек «Apache» Incredible Bongo Band.

Иван мог своровать что угодно - Жана Мишеля Жарра, Валерия Леонтьева или группу «Технотроник», но нет - Иван решил действовать напрямик. Он выбрал один из самых известных в мире треков - вещь, с которой началась культура брейк-данса, первый ремикс на нее сделал легендарный Grandmaster Flash.

Интересно было бы спросить у Ивана, знает ли он, чья музыка играет на протяжении первых 30-ти секунд его клипа «Северное сияние»? осознает ли он всю степень взваленной на себя ответственности? (тяжеловатой даже для надежды русскоязычного неосоула, что бы это ни значило) Понимает ли Иван, насколько горькой будет обида ортодоксальных хранителей хип-хоп традиций после того, как случайный таксист оскорбит их ухо «Северным сиянием»? За что Иван, уже своровав, вырвал из трека его главную часть, заменив ее нудным, вялым нытьем про то что «мы были втроем, как жаль что не вдвоем». Восторженный Булат называет Apache произведением Ивана и «цепляющей с третьей ноты песней». С третьей, прошу заметить. С первой не узнал. Но ладно музыка. Все вокруг воруют как проклятые - Фил поет Шантеля, а Такежан бьет в свой барабан, вообще ни на кого не обращая внимания. Но есть ведь еще и слова.

К примеру, в песне «Стыцамен» (СТЫЦАМЕН) Иван сообщает: «Жарю ультрамальвин и танцую один - остальные стесняются». Как знать - возможно, жарить с Иваном ультрамальвин, застявляющий его танцевать - занятие и вправду не самое безопасное.

Или: «Для десятка из ста мысль песни проста - не надо стесняться». Этой строчкой Иван как бы намекает, что 90 человек из ста не способны понять главной мысли его песни, которая в этой песне повторяется более двадцати раз.

Но Иван хорош не только лирикой и упругими битами. Иван еще и чертовски красив, как было замечено в начале. Красота Ивана – ключевое понятие его популярности. Критик Латыпов поддерживает общий настрой, без стеснения заявляя: «у него аполлонический лучезарный образ, он сам пишет себе песни и обладает роковым даром вызывать симпатию как у слушателей, так и у журналистов». Аполлонический лучезарный образ. От этой фразы можно прикуривать.

Комментарии
Декабрьский номер
Декабрьский номер

100 самых сексуальных женщин страны 2016 в декабрьском MAXIM!

Новости партнеров

Рекомендуем

Закрыть
Примечание бородавочника по имени Phacochoerus Фунтик